Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Распространенность, вирусная нагрузка и типовое разнообразие ВПЧ высокого онкогенного риска среди больных с воспалительными и опухолевыми заболеваниями

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-1-42-50

Полный текст:

Аннотация

Цель: анализ частоты распространения и типовой структуры ВПЧ высокого онкогенного риска в зависимости от пола, возраста, наличия онкологической патологии. Материал и методы: обследовано 424 пациента клинико-диагностического отделения ФГБУ «РНИОИ» МЗ РФ. Исследовали мазки из влагалища и цервикального канала у женщин, мазки из уретры и/или мочу у мужчин. Для определения ДНК ВПЧ применяли метод ПЦР в реальном времени. Результаты. Удельный вес ВПЧ-позитивных среди женщин составил 34,4%, среди мужчин – 39,9%. У женщин в старших возрастных группа доля ВПЧ-позитивных снижалась, у мужчин нарастала. В возрасте до 25 и после 45 лет ПВИ чаще регистрировалась у женщин, в возрасте 26-45 лет у мужчин. Сочетание нескольких типов ВПЧ чаще регистрировали у молодых. Наиболее распространенным был 16 тип ВПЧ у женщин и мужчин. Последующие ранговые места распределялись следующим образом: у женщин далее следовали 31, 52, 18, 56 тип, у мужчин 52, 56, 45,18 тип, 51 тип был выявлен только у женщин. ПВИ среди больных с опухолевыми процессами регистрировалась в 1,9 раза чаще, чем с воспалительными. При опухолевых процессах у женщин преобладала высокая вирусная нагрузка, при воспалительных заболеваниях нагрузка с разной степенью клинической значимости встречалась одинаково часто. Сочетание одновременного инфицирования ВПЧ и возбудителями ИППП у женщин с опухолевыми заболеваниями составило 70,6% от общего числа ИППП-позитивных, с воспалительными заболеваниями – 41,5%. У мужчин эти показатели составили 66,7% и 38,1% соответственно.  Заключение. Проведенные исследования позволили установить различия в частоте распространения ПВИ в зависимости от пола, возраста, наличия онкологической патологии.

Для цитирования:


Зыкова Т.А., Неродо Г.А., Богомолова О.А., Дурицкий М.Н., Сустретов В.А., Никитина В.П., Меньшенина А.П., Шевченко А.Н., Хомутенко И.А., Крузе П.А., Филатова Е.В. Распространенность, вирусная нагрузка и типовое разнообразие ВПЧ высокого онкогенного риска среди больных с воспалительными и опухолевыми заболеваниями. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(1):42-50. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-1-42-50

For citation:


Zykova T.A., Nerodo G.A., Bogomolova O.A., Duritskiy M.N., Sustretov V.A., Nikitina V.P., Menshenina A.P., Shevchenko A.N., Khomutenko I.A., Kruze P.A., Philatova E.V. Prevalens, viral load and types diversity of high-risk HPV in patients with infl ammatory and tumor diseases. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(1):42-50. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-1-42-50

Введение

Рост числа злокачественных новообразований (ЗНО) является серьёзной проблемой послед­них десятилетий как во всем мире, так и в Рос­сии. В 2012 г. в мире было зарегистрировано 14,1 млн новых случаев заболеваний и 8,2 млн случаев смерти от рака [1]. В России в период с 2001 г. по 2010 г. заболевае­мость раком выросла на 16,0 %, с 313,9 до 364,2 случаев на 100 тыс. населения. Для сравнения, в Ростовской области уровень заболеваемости ЗНО в тот же период составил 361,5, а смертности — 215,8 на 100 тыс населения [2]. В 2015 г. «грубый» показатель заболеваемости ЗНО соста­вил уже 402,6 на 100 тыс. населения России, а прирост за 10-летний период — 20,4 % [3].

Наибольший удельный вес в структуре онкологиче­ской заболеваемости женщин имеют злокачественные новообразования органов репродуктивной системы (38,9%), при этом опухоли половых органов составляют 18,0 % всех ЗНО у женщин. У мужчин опухоли органов мочеполовой системы формируют 24,4% всех ЗНО [3]. Анализ динамики заболеваемости ЗНО женских половых органов показал ее неуклонный рост. Так, стандартизо­ванный показатель заболеваемости рака шейки матки (РШМ) увеличился с 12,4 в 1989 г. до 14,3 в 2010 г., рака тела матки (РТМ) — с 9,6 до 15,7, а рака яичников (РЯ) — с 9,3 до 11,2. Число вновь выявленных заболеваний жен­ских половых органов в 2010 г. в России достигло 47,7 тыс. (17 % от числа всех злокачественных опухолей) [4].

Основной причиной смертности от рака среди жен­щин во всем мире является рак молочной железы (РМЖ). Вторым по распространенности является РШМ. В 2012 г. в мире было зарегистрировано 527 600 случаев РШМ и 265 700 смерти от него [1]. Благодаря открытию zur Hau­sen было доказано, что главным инициирующим агентом РШМ является вирус папилломы человека (ПВЧ) высо­кого канцерогенного риска (ВКР). В обзоре, посвящен­ном оценке вклада различных инфекций в развитие рака, сообщалось, что из 14 млн новых случаев рака, зареги­стрированных в 2012 г., 15,4 %, или 2,2 млн, были связа­ны с инфекционными агентами. Наиболее важными из них, на совокупную долю которых приходилось 92% всех случаев рака, связанных с инфекцией, были H. pylori (770 тыс. случаев) ВПЧ (640 тыс.), вирус гепатита B (420 тыс.), вирус гепатита С (170 тыс.) и вирус Эпштейна-Барр (120 тыс.). Помимо 530 тыс. случаев РШМ с ВПЧ было связа­но 113 тыс. случаев заболеваний раком других локализа­ций. У женщин ВПЧ вызвал более половины всех случаев рака, ассоциированных с инфекционными агентами [5].

По расчетным данным, в России с ВПЧ высокого онко- генного риска связано развитие РШМ практически в 100 % случаев, рака вульвы (РВ) — 45 %, рака влагалища — 40 %, рака анального канала — 92 %, рака полового чле­на — 42,5 %, раковых заболеваний головы и шеи — 25 % случаев. В структуре ВПЧ-ассоциированных ЗНО на долю 16 и 18 типов приходится до 70 % случаев РШМ, 80 % — РВ и влагалища, 92 % — анального канала, 95 % — рака ротовой полости, 89 % — рака ротоглотки, 63 % — рака полового члена. При этом 16-й тип ВПЧ имеет са­мый высокий канцерогенный потенциал [6].

Данные о частоте ВПЧ-носительства в различных географических регионах широко варьируются. Это связано, в том числе, и с различными технологиями ВПЧ-тестирования, размерами выборки, возрастными группами. По данным мета-анализа 194 исследований, опубликованных в1995-2009 гг., с общим охватом более одного миллиона женщин с нормальными цитологиче­скими мазками, общая инфицированность ВПЧ в мире составила 11,7 %. Наиболее распространенной ПВИ была в странах Африки к югу от Сахары (24,0 %), Латинской Америки и Карибского бассейна (16,1 %), Восточной Ев­ропы (14,2 %) и Юго-Восточной Азии (14,0 %). Значи­тельные отличия распространенности ВПЧ наблюдались не только между регионами, но и между странами вну­три региона и отдельными территориями внутри страны. Так, в США инфицированность ВПЧ варьировалась от 2,9 % до 80,8 %. Во всех регионах пик инфицированности был зарегистрирован в раннем возрасте (до 25 лет), в не­которых регионах наблюдался умеренный второй пик в возрасте старше 40 лет. Особенно ярко он проявлялся в возрасте старше 45 лет в странах Центральной и Южной Америки и старше 55 лет в Западной Африке. Менее выраженный второй пик наблюдался также в Южной Азии, Южной Европе и Южной Африке. В остальных регио­нах мира второй пик инфицированности не наблюдался. Наиболее распространенными были 16 (3,2 %), 18 (1,4 %), 52 (0,9 %), 31 (0,8 %) и 58 (0,7 %) типы ВПЧ [7].

В исследованиях, проведенных Шипулиной О.Ю., были установлены региональные особенности рас­пространенности и этиологической структуры ВПЧ- инфекции на территории Российской Федерации. Так, частота выявления ВПЧ ВКР у женщин в возрасте от 30 до 40 лет, проходивших профилактический гинеколо­гический осмотр, составила 16,6 % в Москве и 20,5 % в Санкт-Петербурге. При проведении диагностического обследования частота выявления ВПЧ ВКР среди жен­щин в возрасте от 25 до 35 лет составила 30,3 % в Москве и 38,6,1 % в Иркутске. В образцах от ВПЧ-позитивных па­циенток из Иркутска достоверно чаще выявляли 16 тип ВПЧ (33,0 %), а в образцах от пациенток из Москвы — 39 тип ВПЧ (15,1 %) (р<0,005). Распространенность ВПЧ ВКР снижалась с возрастом и составляла от 39,0 в возрас­те 17-20 лет, до 7-9 % в возрасте 50-70 лет. [8].

Роговская С.И. с соавт. также показали высокий уро­вень распространенности ПВИ в различных группах женского населения России. Частота инфицирования ВПЧ варьировалась от 13,4 % до 26,4 % при скринин­говых исследованиях и от 99,2 % до 100 % при H-SIL и РШМ. В основной популяции превалировал 16 тип ВПЧ, реже встречались 31-й, 33-й, 56-й и 18-й типы [9]. Ситу­ацию усугубляет тот факт, что в стратегии распростра­нения вирус не ограничивается пределами только одно­го органа. Во время обследования девушек-студенток в случае наличии цервикальной ПВИ у 74,4 % из них вирус определяли и в анальном канале, наиболее распростра­ненными были 16-й, 56-й, 31-й и 39-й типы [9]. Чулкова О.В. с совт. отмечают сочетание вульварной и цервикаль­ной интраэпителиальной неоплазии в 35-60 % случаев [10]. Вергейчик Г.И. было показано, что у 90,7 % женщин с различными проявлениями ПВИ в области вульвы и перианальной зоны ВПЧ был выявлен и в соскобах из шейки матки. Важно, что даже при полном клиническом эффекте в 69,2 % случаев персистенция вирусов в эпите­лии вульвы или перианальной зоны продолжалась после лечения, что может стать причиной последующих реци­дивов [11]. 

Распространенность ПВИ инфекции среди мужчин оценить еще сложнее, так как организованный скрининг среди них вообще не проводится. Литературные данные, как правило, представлены лишь в отношении мужчин, посещающих ЛПУ в связи с возникновением жалоб. ПВИ при воспалительных процессах в урогенитальном тракте у мужчин репродуктивного возраста встречалась в 42,0 % случаев, при этом чаще всего протекала в латентной фор­ме (75,4 % случаев), а наличие жалоб со стороны моче­половых органов и клинической симптоматики уретрита было обусловлено сочетанием ВПЧ-инфекции с условно­патогенной микрофлорой [12].

По мнению ряда исследователей, риск развития диспла­зии и рака шейки матки резко повышается при сочетании ВПЧ с различными возбудителями из группы инфекций, передающихся половым путем (ИППП), а также изменени­ями дисбаланса вагинальной микрофлоры [13][14].

Таким образом, изучение типовой структуры, возрастных, гендерных и территориальных законо­мерностей распространения ВПЧ имеет важное ме­дицинское и социальное значение. Существующие в на­стоящее время профилактические вакцины способны повлиять на уровень заболеваемости и смертности ВПЧ- ассоциированными ЗНО. Анализ распространенности ПВИ представляет особый интерес, т.к. позволяет дать оценку потенциального воздействия современных мето­дов иммунопрофилактики.

Цель исследования — провести анализ частоты вы­явления и типового пейзажа ВПЧ высокого онкогенного риска в зависимости от пола, возраста, наличия онколо­гической патологии.

Материал и методы

Обследованы 424 пациента, обратившихся за меди­цинской помощью в клинико-диагностическое отделение ФГБУ «РНИОИ» Минздрава России (334 женщины и 90 мужчин). Исследования проводили в период 2013-2015 гг. В возрасте 18-25 лет было 11,4 % (38) женщин и 8,9 % (8) мужчин, 26-45 лет — 56,9 % (190) и 42,2 % (38), старше 45 лет — 31,7 % (106) и 48,9 % (44) соответственно. Онко­логическая патология органов женской репродуктивной системы была подтверждена у 28,1 % (94) женщин, в том числе злокачественные новообразования у 69,1 % (65), доброкачественные — у 30,9 % (29). В структуре ЗНО сре­ди женщин РШМ составил 73,8 % (48), РВ — 26,2 % (17). У 71,9 % (240) женщин были диагностированы неонко­логические заболевания инфекционно-воспалительного или/и диспластического генеза (хронический кольпит, хронический эндоцервицит, хронический вульвоваги- нит, хронический аднексит, уретрит, ПВИ, LSIL). Среди обследованных мужчин онкологические заболевания (рак мочевого пузыря) были подтверждены у 20,0 % (18), хроническая патология урогенитального тракта (уре­трит, простатит, баланопостит, ПВИ) установлена у 80,0 % (72) больных.

Исследовали мазки из влагалища и цервикального ка­нала у женщин, мазки из уретры и/или первую порцию утренней мочи у мужчин. Экстракцию ДНК из клини­ческого материала проводили с использованием набора реагентов «АмплиПрайм®ДНК-сорб-АМ» в соответствии с инструкцией производителя. Амплификацию и детек­цию ДНК проводили методом мультиплексной ПЦР в режиме реального времени с использованием наборов реагентов «АмплиСенс® ВПЧ ВКР скрин-титр-FL», «Ам­плиСенс® ВПЧ ВКР генотип-FL» и «АмплиСенс® ВПЧ 16/18-FL» производства ФБУН «ЦНИИЭ» Роспотреб­надзора. Для выполнения количественного анализа про­водили одновременную амплификацию с детекцией для образцов ДНК, полученных из клинического материала и ДНК-калибраторов.

Результаты

При проведении лабораторного обследования ДНК ВПЧ высокого онкогенного риска была обнаружена у 35,4 % больных (34,4 % женщин и 38,9 % мужчин) (табл. 1).

 

Таблица/ Table 1

Частота выявления ДНК ВПЧ ВКР в зависимости от возраста и пола

High-risk HPV DNA prevalence in dependence on gender and age

 

Женщины /Women

Мужчины /Men

Всего /Total

n

ВПЧ+

HPV+

%

n

ВПЧ+

HPV+

%

n

ВПЧ + HPV+

%

18-25 лет /Age 18-25 years

Всего

Total

38

14

36,8

8

4

50,0

46

18

39,1

Несколько типов* Multiple types*

14

5

35,7

4

1

25,0

18

6

33,3

26-45 лет /Age 26-45 years

Всего

Total

190

71

37,4

38

10

26,3

228

81

35,5

Несколько типов* Multiple types*

71

15

21,1

10

5

50,0

81

20

24,7

Всего до 45 лет /Age <45 years

Всего

Total

228

85

37,3

46

14

30,4

274

99

36,1

Несколько типов* Multiple types*

85

20

23,5

14

6

42,9

99

26

26,3

Ста

рше 45 лет /Age >45 years

Всего

Total

106

30

28,3

44

21

47,7

150

51

34,0

Несколько типов* Multiple types*

30

3

10,0

21

2

9,5

51

5

9,8

Итого /Total

Всего

Total

334

115

34,4

90

35

38,9

424

150

35,4

Несколько типов* Multiple types*

115

23

20,0

35

8

22,9

150

31

24,7

* — количество больных с несколькими типами ВПЧ из общего числа ВПЧ-позитивных /Number of patients with multiple-type HPV infection from the total number of HPV-positive subjects.

 

До 25 лет ДНК ВПЧ была выявлена у 39,1 %, 26-45 лет — у 35,5 %, а старше 46 лет — у 36,1 % лиц. У женщин, как и в общей группе, частота выявления ДНК ВПЧ высокого онкогенного риска с возрастом снижалась. Более отчет­ливо эта закономерность прослеживается при сравнении частоты ПВИ среди женщин репродуктивного и менопа­узального периода. Так, в возрасте до 45 лет ДНК ВПЧ была обнаружена 37,3 %, а после 46 лет — у 28,3 % жен­щин.

У мужчин, напротив, ДНК ВПЧ чаще выявлялась в старших возрастных группах. До 45 лет частота обнару­жения ВПЧ у мужчин составила 30,4%, а после — 47,7%. При сравнении частоты распространения ВПЧ среди женщин и мужчин внутри одной возрастной группы было установлено, что среди 18-25-летних и после 45 лет ДНК ВПЧ чаще выявлялась у мужчин, а среди 26-45-лет­них — у женщин.

Удельный вес mixt-инфекций также был выше у моло­дых. Несколько типов вируса среди молодых (до 45 лет) были обнаружены у 26,3 % от числа ВПЧ-позитивных, в старшей возрастной группе — только у 9,8 %. Среди женщин эти показатели составили 23, 5% и 10,0 %, среди мужчин — 42,9 % и 9,5 % соответственно.

В общей группе обследованных лиц наиболее распро­страненными были 16 (46,7 %), 52 (16,0 %), 56 (12,7 %), 31 (10,7 %) и 18 (10,0 %) типы ВПЧ (табл. 2). 16-й тип ВПЧ был доминирующим как у женщин, так и мужчин. В то же время, соотношение частоты распространения 16-го типа и следующего за ним по частоте обнаружения у жен­щин составило 4,5 раза, а у мужчин — только 2,9 %.

 

Таблица/ Table 2

Удельный вес различных генетических вариантов ВПЧ в зависимости от пола

Distribution of multiple HPVgenotypes in dependence on gender

Генотип ВПЧ

HPV genotype

Мужчины/ Men (n=90)

Женщины/ Women (n=334)

Всего/ Total (n=424)

n

%

n

%

n

%

Число ВПЧ+

35

38,9

115

34,4

150

35,4

Number of HPV+

16 тип /HPV-16

12

34,3

58

50,4

70

46,7

18 тип /HPV-18

3

8,6

12

10,4

15

10,0

31 тип /HPV-31

2

5,7

13

11,3

16

10,7

33 тип /HPV-33

1

2,9

5

4,3

6

4,0

35 тип /HPV-35

2

5,7

4

3,5

6

4,0

39 тип /HPV-39

2

5,7

5

4,3

7

4,7

45 тип /HPV-45

4

11,4

7

6,1

11

7,3

51 тип /HPV-51

0

0

10

8,7

10

6,7

52 тип /HPV-52

11

31,4

13

11,3

24

16,0

56 тип /HPV-56

8

22,9

11

9,6

19

12,7

58 тип /HPV-58

2

5,7

1

0,9

3

0,7

59 тип /HPV-59

1

2,9

2

1,7

3

0,7

Тип не определен Unclassified type(s)

0

0

9

7,8

9

6,0

Первые пять ранговых мест у женщин занимали 16­й, 31-й, 52-й, 18-й и 56-й типы, у мужчин — 16-й, 52-й, 56-й, 45-й и 18-й типы ВПЧ. Интересно отметить, что 51-й тип вируса, находящийся на 6-м ранговом месте по распространенности в общей группе, был определен только у женщин.

Необходимо отметить, что у 9 пациентов в нашем исследовании тип вируса не был определен, т.к. клини­ческий материал был исследован только в тесте «Ампли- Сенс® ВПЧ ВКР скрин-титр-FL», позволяющем устано­вить филогенетическую группу и вирусную нагрузку, но не генотип вируса.

В исследовании, проведенном ранее [15], была опре­делена частота распространенности разных генотипов ВПЧ среди пациентов консультативно-диагностического центра (КДЦ) г. Ростова-на-Дону. Средняя частота инфи­цирования ВПЧ среди пациентов КДЦ составила 37,3 %, а первые пять ранговых мест занимали 16-й, 52-й, 56-й, 18-й и 31-й типы, т.е. эти данные практически не отлича­лась от данных, полученных нами в общей группе обсле­дованных. В то же время, частота инфицирования ВПЧ в группе пациентов с воспалительными заболеваниями в настоящем исследовании была значительно ниже (26,7 %). Доля 16-го типа ВПЧ среди пациентов КДЦ состави­ла лишь 17,7 %, в нашем исследовании — 46,7 %.

При сравнении частоты выявления ДНК ВПЧ у боль­ных с опухолевыми и воспалительными заболеваниями было установлено, что удельный вес ВПЧ-позитивных образцов в первой группе был в 1,9 раза выше, чем во второй (табл. 3). У женщин эта разница была значитель­ней, чем у мужчин (2,0 и 1,4 раза соответственно). Соче­тание нескольких типов ВПЧ у женщин при опухолевых заболеваниях было зарегистрировано в 2,3 реже, чем при воспалительных процессах. У мужчин эти показатели практически не отличались.

 

Таблица/ Table 3

Результаты тестирования на ВПЧ больных с воспалительными и опухолевыми заболеваниями

HPV positivity in patients with inflammatory diseases and cancer patients

 

Воспалительные заболе­вания /Inflammatory diseases

Опухолевые заболевания /Cancer

Всего

/Total

n

« + »

%

n

«+»

%

n

«+»

%

Женщины /Women

Всего ВПЧ Total number

240

64

26,7

94

51

54,3

334

115

34,4

Микст ВПЧ1 Multiple HPV types1

64

17

26,6

51

6

11,8

115

23

20,0

Микст ИППП и ВПЧ2 HPV and STI co-infection2

209

44

21,1

71

24

33,8

280

68

24,3

Микст ИППП и ВПЧ3 HPV and STI co-infection3

106

44

41,5

34

24

70,6

140

68

48,6

Мужчины /Men

Всего ВПЧ Total number

72

26

36,1

18

9

50,0

90

35

38,9

Микст ВПЧ1 Multiple HPV types1

26

6

23,1

9

2

22,2

35

8

22,9

Микст ИППП и ВПЧ2 HPV and STI co-infection2

63

8

12,7

13

2

15,4

76

10

13,2

Микст ИППП и ВПЧ3 HPV and STI co-infection3

21

8

38,1

3

2

66,7

24

10

41,7

Всего /Total

Всего ВПЧ Total number

312

90

28,8

112

60

53,6

424

150

35,4

Микст ВПЧ1 Multiple HPV types1

90

23

25,6

60

8

13,3

150

31

20,7

Микст ИППП и ВПЧ2 HPV and STI co-infection2

272

52

19,1

84

26

31,0

356

78

21,9

Микст ИППП и ВПЧ3 HPV and STI co-infection3

127

52

40,9

37

26

70,3

164

78

47,6

  1. — из числа ВПЧ-позитивных /of number of HPV-positive subjects
  2. — из числа обследованных одновременно на ИППП и ВПЧ /of number of patients tested for STI and HPV
  3. — из числа ИППП (+) и обследованных на ВПЧ /of number of STI-positive patients tested for HPV

 

Часть пациентов была дополнительно обследована на наличие ДНК возбудителей инфекций, передающихся половым путем (ИППП). Из общего числа обследован­ных у 21,9 % больных (24,3 % женщин и 13,2% мужчин) в клиническом материале из урогенитального тракта была выявлена ДНК и ВПЧ и ИППП. Среди больных, инфици­рованных возбудителями ИППП, частота mixt-инфекции составила 48,6 % у женщин и 41,7 % у мужчин. При ана­лизе частоты выявления mixt-инфекции в группах боль­ных с опухолевыми и воспалительными заболеваниями отчетливо прослеживается значительное преобладание этого показателя в первой группе. У женщин с опухоле­выми процессами сочетание одновременного инфициро­вания ВПЧ и возбудителями ИППП составило 70,6% от общего числа ИППП-позитивных, с воспалительными заболеваниями — 41,5%. У мужчин эти показатели соста­вили 66,7% и 38,1% соответственно.

У мужчин группа опухолевых заболеваний была пред­ставлена только одной нозологией (РМП), у женщин — двумя (РШМ и РВ). Чаще всего ДНК ВПЧ в соскобном материале была определена у больных с РШМ (91,7 %), значительно реже у больных с РВ (14,3 %). Необходимо отметить, что РШМ регистрировался у более молодых женщин, чем РВ. Средний возраст больных РШМ соста­вил 40,6, а РВ — 67,3 лет. Возрастная группа женщин с доброкачественными заболеваниями занимала проме­жуточное положение (средний возраст — 55,5 лет). ДНК ВПЧ у них была обнаружена в 17,2 % случаев, что, вероят­нее всего, отображает общее состояние инфицирования женщин в этой возрастной группе.

В случаях тяжелой дисплазии и рака вирусная на­грузка всегда превышает порог клинической значимости. При отсутствии клинической симптоматики переход в состояние дисплазии также более вероятны в случаях, когда вирусная нагрузка выше порога клинической зна­чимости.

При анализе уровня вирусной нагрузки было установ­лено, что при опухолевых процессах у женщин преобла­дала высокая вирусная нагрузка, а при воспалительных — нагрузка с разной степенью клинической значимости вы­являлись одинаково часто (табл. 4).

 

Таблица/ Table 4

Результаты количественных исследований на ВПЧ ВКР в тесте «ВПЧ-скрин»

Qualitative “HPV-screen” test results for high-risk HPV

ДНК ВПЧ, lg копий/105 клеток)

HPV DNA, lg (HPV in 100.000 cells)

Клиническая интерпретация результата

Clinical interpretation of results

Выявлено, % от ВПЧ-позитивных

Number of detected, % of HPV-positive patients

n

опухолевые процессы

cancer

воспалительные заболевания

inflammatory diseases

<3 lg

Клинически малозначимое количество вируса Clinically insignificant viral load

19,0

10,0

34,8

3-5 lg

Клинически значимое количе­ство вируса

Clinically significant viral load

30,2

30,0

30,4

>5 lg

Высокая нагрузка — маркер дис­плазии

High viral load, a marker for dysplasia

50,8

60,0

34,8

Обсуждение

В ходе проведенных исследований были установлены закономерности распространения ПВИ, соответствую­щие основным общемировым показателям. Так, отчет­ливо прослеживалась тенденция к снижению удельного веса ВПЧ-инфицированных больных в старших возраст­ных группах. В то же время, динамика снижения показа­телей была плавной, без значительных «пиков», как это было отмечено Bruni L. et al [7]. У женщин ВПЧ высоко­го онкогенного риска выявлялась реже, чем у мужчин, впрочем, разница эта не была статистически значимой. Частота выявления ВПЧ среди женщин соответствовала уровню распространения ПВИ при диагностических ис­следованиях в других регионах страны [8][9].

Определение генотипа ВПЧ представляет особый ин­терес, т.к. разные типы имеют различный канцерогенный потенциал: наибольшей онкогенностью обладают 16-й и 18-й типы ВПЧ. Помимо этого, выявление нескольких генотипов ассоциировано с менее благоприятным прогнозом течения заболевания и более высоким риском персистенции. Суммарная доля определения этих двух типов ВПЧ у женщин составила 60,8 %, у мужчин только 42,9 % от общего числа ВПЧ-позитивных образцов. Не­смотря на очевидное преобладание 16-го типа ВПЧ как у женщин, так и у мужчин, дальнейшие различия удель­ного веса в общей структуре ВПЧ-позитивных между 16-м и другими типами у женщин были значительными, у мужчин, напротив, были несущественными. Пока труд­но определить, являются ли установленные гендерные отличия проявлением биологии возбудителя или регио­нальных особенностей распространения ВПЧ.

Сравнение результатов исследований, проведенных на базе двух учреждений, было интересно тем, что об­следуемые группы пациентов проживали на одной тер­ритории, были использованы идентичные технологии лабораторного анализа (экстракция ДНК из клиническо­го материала, оборудование и наборы реагентов для ам­плификации и детекции ДНК). Разница состояла в том, что в КДЦ, как правило, обращаются пациенты с остры­ми состояниями, а в онкологический институт — чаще с хронической патологией. Значительное (в 2,6 раза) превышение удельного веса 16-го типа ВПЧ у больных с воспалительными заболеваниями в настоящем исследо­вании может быть связано с высокой способностью этого генотипа к длительной персистенции.

Большая частота выявления ПВИ у больных с онколо­гическими заболеваниями репродуктивной системы, по сравнению с воспалительными, а также большая частота выявления ДНК ВПЧ на фоне инфекций, передающихся половым путем, закономерна, и отмечалась другими ис­следователями [13][14].

Заключение

Проведенные исследования позволили установить некоторые гендерные и возрастные отличия в частоте распространения ВПЧ среди пациентов клинико-диагно­стического отделения РНИОИ. Так, частота выявления ДНК ВПЧ среди женщин составила 34,4 %, среди муж­чин — 39,9 %. Прослеживается тенденция к снижению удельного веса ВПЧ-позитивных в старших возрастных группа у женщин и росту у мужчин. Зарегистрированы различия и внутри одной возрастной группы: до 25 и по­сле 45 лет ПВИ чаще регистрировалась у женщин, чем у мужчин, а в средней возрастной группе (26-45 лет), на­против, у мужчин чаще, чем у женщин. Сочетание не­скольких типов ВПЧ чаще регистрировали у молодых. Наиболее распространенным был 16 ВПЧ как у мужчин, так и женщин. В то же время в распределении последую­щих ранговых мест имелись некоторые гендерные отли­чия: у женщин за 16-м типом следовали 31-й, 52-й, 18-й и 56-й тип, а у мужчин 52-й, 56-й, 45-й и 18-й типы, при этом 51-й тип был выявлен только у женщин. Удельный вес ВПЧ-позитивных среди больных с опухолевыми про­цессами был в 1,9 раза выше, чем с воспалительными заболеваниями. При опухолевых процессах у женщин преобладала высокая вирусная нагрузка, а при воспали­тельных нагрузка с разной степенью клинической зна­чимости встречалась одинаково часто. Сочетание ВПЧ с возбудителями ИППП чаще регистрировались у больных с онкологической патологией.

Список литературы

1. Ferlay J, Soerjomataram I, Ervik M, Dikshit R, Eser S, Mathers C, et al. GLOBOCAN 2012 v1.0, Cancer Incidence and Mortality Worldwide: IARC CancerBase No. 11 [Internet]. [cited 2015 July 30]. Available from: http://globocan.iarc.fr

2. Архипова О.Е., Черногубова Е.А., Лихтанская Н.В., Тарасов В.А., Кит О.И., Матишов Д.Г. Анализ встречаемости онкологических заболеваний в Ростовской области. Пространственно-временная статистика. // Фундаментальные исследования. – 2013. – №7. – С. 504-510

3. Злокачественные новообразования в России в 2015 году (заболеваемость и смертность) – М.: МНИОИ им. П.А. Герцена – филиал ФГБУ «НМИРЦ» Минздрава России, – 2017

4. Аксель Е.М. Статистика злокачественных новообразований женской половой сферы. // Онкогинекология. – 2012. – № 1. – С. 18-23

5. Martyn Plummer, Catherine de Martel, Jerome Vignat, Jacques Ferlay, Freddie Bray, Silvia Franceschi. Global burden of cancers attributable to infections in 2012: a synthetic analysis. Lancet Glob Health 2016; 4: e609–16

6. Костин А.А., Старинский В.В., Самсонов Ю.В., Асратов А.Т. Анализ статистических данных о злокачественных новообразованиях, ассоциированных с вирусом папилломы человека. // Исследования и практика в медицине. – 2016. – Т. 3. – №1). – С. 66-78

7. Cervical Human Papillomavirus Prevalence in 5 Continents: Meta-Analysis of 1 Million Women with Normal Cytological Findings. Bruni L, Diaz M, Castellsagué X, Ferrer E, Bosch FX, de Sanjosé S. The Journal of Infectious Diseases, Volume 202, Issue 12, 15 December 2010, P.1789–1799, https://doi.org/10.1086/657321

8. Шипулина О.Ю. Эпидемиологические особенности и меры профилактики онкогинекологической патологии папилломавирусной этиологии: автореферат дис. … канд. мед. наук: Москва; 2013. – 24 с

9. Роговская С.И., Шипулина О.Ю., Подзолкова Н.М., Шипулин Г.А. Распространенность папилломавирусной инфекции в России. // Эпидемиология и Вакцинопрофилактика. – 2012. – № 1(62). – С. 25-33

10. Чулкова О.В., Новикова Е.Г., Соколов В.В. Диагностика и лечение фоновых и предраковых заболеваний вульвы. // Практическая онкология. – 2006. – Т. 7. – №4. – С.197-204

11. Вергейчик Г.И. Диагностика и лечение заболеваний аногенитальной зоны, обусловленных папилломавирусной инфекцией. //Медицинские новости. – 2012. – №12. – С 68-71

12. Орехов Д.В., Скидан Н.И., Евстигнеева Н.П., Кузнецова Ю.Н. Папилломавирусная инфекция урогенитального тракта у мужчин репродуктивного возраста. //Дерматовенерология. – 2011. – № 08 (86). – С. 80-83

13. Унанян А.Л., Коссович Ю.М. Хронический цервицит: особенности этиологии, патогенеза, диагностики и лечения. // Российский вестник акушера-гинеколога. – 2012. – № 6. – С.40-45

14. Мальцева Л.И., Фаррахова Л.Н. Особенности лечения ВПЧ-ассоциированного цервицита. // Эффективная фармакотерапия. – 2013. – № 8. – С.42-48

15. Варегина И.З., Зыкова Т.А. Показатели широкого спектра генотипирования вирусов папилломы человека высокого канцерогенного риска. // Актуальные проблемы деятельности консультативно-диагностических центров. Материалы ежегодной конференции ДиаМА. – 2011. – Выпуск XII. – Т 2. – С. 53-54


Об авторах

Т. А. Зыкова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
к.м.н., заведующая лабораторией вирусологии


Г. А. Неродо
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
член-корреспондент РАН, д.м.н., профессор, главный научный сотрудник отдела опухолей репродуктивной системы


О. А. Богомолова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
биолог лаборатории вирусологии


М. Н. Дурицкий
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
заведующий консультативно-диагностическим отделением


В. А. Сустретов
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
врач-онколог


В. П. Никитина
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
д.м.н., профессор, ведущий научный сотрудник отдела опухолей репродуктивной системы


А. П. Меньшенина
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
к.м.н., ведущий научный сотрудник отдела опухолей репродуктивной системы


А. Н. Шевченко
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
д.м.н., профессор, руководитель отделения онкоурологии


И. А. Хомутенко
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
к.м.н., научный сотрудник отделения онкоурологии


П. А. Крузе
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
к.м.н., научный сотрудник отдела опухолей репродуктивной системы


Е. В. Филатова
Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, Ростов-на-Дону
Россия
к.м.н., научный сотрудник отделения онкоурологии


Для цитирования:


Зыкова Т.А., Неродо Г.А., Богомолова О.А., Дурицкий М.Н., Сустретов В.А., Никитина В.П., Меньшенина А.П., Шевченко А.Н., Хомутенко И.А., Крузе П.А., Филатова Е.В. Распространенность, вирусная нагрузка и типовое разнообразие ВПЧ высокого онкогенного риска среди больных с воспалительными и опухолевыми заболеваниями. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(1):42-50. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-1-42-50

For citation:


Zykova T.A., Nerodo G.A., Bogomolova O.A., Duritskiy M.N., Sustretov V.A., Nikitina V.P., Menshenina A.P., Shevchenko A.N., Khomutenko I.A., Kruze P.A., Philatova E.V. Prevalens, viral load and types diversity of high-risk HPV in patients with infl ammatory and tumor diseases. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(1):42-50. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-1-42-50

Просмотров: 339


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)