Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Функциональное состояние щитовидной железы новорожденных от матерей с диффузным токсическим зобом

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-3-24-31

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучить функциональное состояние щитовидной железы (ЩЖ) у новорожденных от матерей с диффузным токсическим зобом (ДТЗ), в зависимости от уровня антител к рецепторам тиреотропного гормона (АТ-рТТГ).

Материалы и методы. Обследовано 68 новорожденных от 67 матерей с ДТЗ. В группу контроля вошли 49 новорожденных от 49 матерей без патологии ЩЖ. Для оценки функционального состояния ЩЖ новорожденных определяли уровни тиреотропного гормона (ТТГ), свободного тироксина (свТ4), АТ-рТТГ в пуповинной крови и высчитывали коэффициент ТТГ/свТ4, который позволяет дифференцировать врожденный гипотиреоз от неонатального тиреотоксикоза. На 4-7-ой день жизни всем новорожденным проводилось ультразвуковое исследование (УЗИ) ЩЖ.

Результаты. Новорожденные от матерей с ДТЗ имели более низкие росто-весовые показатели по сравнению с аналогичными показателями контрольной группы и у них чаще наблюдалась гиперплазия ЩЖ. Показано, что повышенное содержание АТ-рТТГ в сыворотке крови беременных женщин с ДТЗ и в пуповинной крови новорожденных может способствовать развитию неонатального тиреотоксикоза, выявленного у 16,2% новорожденных.

Выводы: повышенные уровни АТ-рТТГ в сыворотке крови матерей с ДТЗ, особенно во второй половине беременности, и в пуповинной крови новорожденных оказывают влияние на формирование гиперплазии ЩЖ новорожденных и способствуют развитию неонатального тиреотоксикоза.

Для цитирования:


Ворохобина Н.В., Ловкова Ю.С., Кузнецова А.В., Ковалева Ю.В., Баранов В.Л. Функциональное состояние щитовидной железы новорожденных от матерей с диффузным токсическим зобом. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(3):24-31. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-3-24-31

For citation:


Vorokhobina N.V., Lovkova Y.S., Kuznetsova A.V., Kovalyova Yu.V., Baranov V.L. Functional condition of the thyroid gland of newborns from methers with a diffuse toxic goiter. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(3):24-31. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-3-24-31

Введение

Тиреоидные гормоны обеспечивают нормаль­ный рост и развитие плода, дифференцировку его тканей и органов, в первую очередь, мор­фологическое и функциональное развитие центральной нервной системы, а также регуляцию метаболических процессов. Нормальное содержание гормонов щитовид­ной железы (ЩЖ) в крови обеспечивает физиологиче­скую адаптацию к процессу родов и к изменениям тем­пературных условий окружающей среды после рождения [1][2].

Дисфункция ЩЖ у женщины во время беременности негативно сказывается на её функциональном состоянии, а также на развитии плода и новорожденного [3]. Тирео­токсикоз — синдром, обусловленный избыточным содер­жанием тиреоидных гормонов в крови и их токсическим действием на различные органы и ткани. Наиболее ча­стой причиной тиреотоксикоза при беременности явля­ется диффузный токсический зоб (ДТЗ), специфически­ми маркерами которого являются тиреостимулирующие АТ-рТТГ [4][5]. У детей, рожденных от матерей с ДТЗ, воз­растает риск аномалий развития. Лечение ДТЗ тиреостатиками во время беременности приводит к повышению частоты врожденного гипотиреоза. Антенатально гипо­тиреоз проявляется задержкой внутриутробного разви­тия и брадикардией. После рождения обращают на себя внимание сонливость, гипотония, вялое сосание, пупоч­ная грыжа, сухость и иктеричность кожных покровов. В более позднем возрасте без соответствующей коррекции и наблюдения существует риск задержки физического и психомоторного развития [6][7][8].

Весьма актуален, но мало изучен вопрос о влиянии АТ-рТТГ на функциональное состояние ЩЖ плода и но­ворожденного. Согласно исследованиям последних лет, тиреостимулирующие АТ-рТТГ, легко преодолевающие плацентарный барьер, у 2—3 % новорожденных от ма­терей с ДТЗ могут способствовать возникновению вну­триутробного и неонатального тиреотоксикоза, а также формированию зоба. Его клиническая картина развора­чивается через несколько дней после рождения. Внутри­утробно сформировавшаяся гипотрофия с постнатально прогрессирующей потерей веса, тахикардия, тремор, оф­тальмопатия, преждевременный краниостеноз определя­ют тяжесть состояния новорожденного. В свою очередь тяжесть и продолжительность тиреотоксикоза обуслов­лена уровнем материнских АТ-рТТГ, продолжающих циркулировать в кровотоке ребенка. Обычно легкие его формы устраняется самостоятельно через 2-6 месяцев после исчезновения из кровотока ребенка материнских иммуноглобулинов или на фоне приема женщиной в пе­риод лактации терапевтической дозы тиреостатических препаратов. Тяжелые формы, сопровождающиеся арит­мией и сердечной недостаточностью, могут приводить к летальному исходу, поэтому требуют применение тиреостатиков непосредственно у новорожденных в расчете на их массу тела [9][10][11].

Цель исследования — определить объем и функцио­нальное состояние ЩЖ у новорожденных от матерей с ДТЗ, в зависимости от уровня АТ-рТТГ в сыворотке крови.

Материалы и методы

Работа имеет вид сравнительного открытого проспек­тивного исследования, которое проведено в соответствие с международными стандартами GCP.

Обследованы 117 новорожденных, которые были разделены на две группы. Основную группу составили 68 детей от 67 матерей с ДТЗ (62 доношенных ребенка, среди них одна двойня, и 6 недоношенных детей, родив­шихся при сроке 34—36 недель беременности). В кон­трольную группу вошли 49 доношенных детей от 49 ма­терей без патологии ЩЖ.

У всех пациенток с ДТЗ во время беременности про­водилась тиреостатическая терапия: 40 женщин при­нимали производные имидазола (ПИ) (мерказолил, тирозол), 31 женщина получала производные пропилтоурацила (ПТУ) (пропилтиоурацил, пропицил). 4 женщи­ны с ДТЗ выбыли из исследования (самопроизвольное прерывание беременности при сроке 18-21 неделя), но продолжали получать тиреостатическую терапию

Стартовая лечебная доза ПИ, принятая как терапев­тическая, составила 20 мг/сутки. В качестве лечебной (терапевтической) дозы ПТУ использовали 100-200 мг/ сутки. После устранения основных симптомов тирео­токсикоза антитиреоидная терапия либо полностью от­менялась, либо был рекомендован прием тиреостатиков в поддерживающих дозах: ПИ — 5 мг/сутки, ПТУ — 50 мг/сутки.

В зависимости от применяемых режимов тиреостатической терапии и характера течения ДТЗ беременные женщины были разделены на три подгруппы.

Пациентки первой подгруппы (n=17) получали тиреостатическую терапию в течение 6—10 недель до дости­жения стойкого эутиреоза с ремиссией ДТЗ до родов без рецидивов тиреотоксикоза. У беременных второй под­группы (n=15) тиреостатическая терапия продолжалась в течение всего срока беременности в связи с риском реци­дива тиреотоксикоза из-за высокого уровня АТ-рТТГ. Па­циенткам третьей подгруппы (n=35) проводилась антитиреоидная терапия, включающая прием тиреостатиков в терапевтических дозах в начале лечения с постепенным их снижением до полной отмены на основании нормали­зации клинических и гормональных показателей. Однако после достижения эутиреоза на фоне отмены терапии у этих женщин были отмечены рецидивы тиреотоксикоза.

Всем новорожденным детям на 4—7-й день жизни осуществлялось УЗИ ЩЖ на аппарате Voluson 730, Expert GE. Измерение долей ЩЖ проводили при продольном и поперечном сканировании, объем ЩЖ рассчитывали по формуле J.Brunn [12]. Содержание в пуповинной крови новорожденных свТ4, ТТГ и АТ-рТТГ определяли имму- ноферментным методом с использованием стандартных наборов фирмы «Алкор-Био» (Россия) и «DRG diagnos­tics» (Германия).

Референсные интервалы формировались на основа­нии данных контрольной группы. Для уровня свТ4 в сы­воротке крови они находились в интервале от 10,5 до 20,4 пмоль/л, для уровня ТТГ - от 0,7 до 2,1 мМЕ/л. Границей нормы для АТ-рТТГ считали уровень <1,1 МЕ/л.

Провести точную оценку функционального состоя­ния ЩЖ новорожденного позволяет определение отно­шения уровня ТТГ к уровню свТ4 в пуповинной крови (ТТГ/свТ4). Данный коэффициент разработан в отделе эндокринологии репродукции НИИ акушерства, гине­кологии и репродуктологии им. Д.О. Отта. Показано, что у новорожденных от матерей без патологии ЩЖ его значения находятся в пределах от 0,27 до 0,72. Значения коэффициента ТТГ/свТ4 вне указанных пределов свиде­тельствовали о наличии у новорожденного гипертиреоза или гипотиреоза соответственно [13].

Статистический анализ полученных результатов про­водили, применяя стандартные пакеты прикладных про­грамм STATISTICA for WINDOWS (версия 7). Проверку гипотезы о равенстве двух средних проводили с помо­щью t-критерия Стьюдента. Для углубленной оценки риска события, определения диагностической ценности показателей АТ-рТТГ, а также для исследования харак­тера взаимосвязи между показателями различных групп использовали ROC-анализ, однофакторный дисперсион­ный анализ (ANOVA) с определением точного критерия

Фишера (ТКФ) и корреляционный анализ. Данные в тек­сте, в таблицах и на графиках представлены в виде М±SD (где М — средняя арифметическая, SD — среднеквадра­тичное отклонение). Выводы базировались только на ста­тистически значимых различиях. Достигнутый уровень значимости (p) рассчитывался на всех этапах статистиче­ского анализа. Критерием статистической достоверности полученных результатов считали величину p < 0,05 [14].

Результаты

В исследовании проанализировано состояние ново­рожденных с учётом особенностей течения ДТЗ у об­следованных женщин. Более низкие росто-весовые по­казатели, а также оценка по шкале Апгар отмечены у новорождённых от матерей с ДТЗ третьей подгруппы, имевших рецидивы тиреотоксикоза после отмены тире- остатиков (табл. 1).

 

Таблица / Table 1

Показатели доношенных новорожденных от матерей, включенных в исследование

Indicators of full-term newborns from mothers included in the study

Показатели

Indicators

1 подгруппа

1st subgroup (n=17)

2 подгруппа

2st subgroup (n=14)

3 подгруппа

3st subgroup (n=31)

Контрольная группа

Control group (n=49)

Масса тела, г

Body weight, g

3318,8±111,1

3283,3±113,4

3049,5±75,1***^

3469,2±36,9

Длина тела, см

Body length, cm

50,6±0,5

51,1±0,6

50,2±0,4*

51,3±0,2

Апгар I, балл

Apgar I, score

7,7±0,1*

7,7±0,1*

7,6±0,1**

8,0±0,1

Апгар II, балл

Apgar II, score

8,1±0,1

7,9±0,1*

7,9±0,1*

8,2±0,1

Примечание: *p < 0,05, **p < 0,01, ***p < 0,001 относительно показателей новорожденных от матерей контрольной группы; ^p < 0,05 относительно показателей новорожденных от матерей первой подгруппы.

Notes: * p < 0.05, ** p < 0.01, *** p < 0.001 relative to indicators of newborns from mothers of the control group; ^p < 0.05 relative to the performance of newborns from mothers of the 1st subgroup.

В пуповинной крови новорожденных основной груп­пы обнаружен более высокий уровень АТ-рТТГ, по срав­нению с тем же показателем в контрольной группе, осо­бенно у детей, рожденных от матерей с рецидивирующим течением ДТЗ (рис. 1).

 

Рисунок 1. Содержание АТ-рТТГ в пуповинной крови новорожденных.

Figure 1. The content of AB-rTSH in the cord blood of newborns.

Примечание: *p < 0,001 относительно показателей новорожденных от матерей контрольной группы; ^р < 0,01 относительно показа­телей новорожденных от матерей с ДТЗ из 1 подгруппы.

Notes: *p < 0.001 regarding the performance of newborns from mothers of the control group; ^p < 0.01 relative to indicators of newborns from mothers with DTG from 1st subgroup.

 

Выявлена прямая корреляция между уровнем АТ- рТТГ в сыворотке крови во II триместре беременности (коэффициент корреляции Пирсона (R)=0,28, p <0,025), а также в III триместре беременности (коэффициент кор­реляции Пирсона (R)=0,623, p <0,0001) и их уровнем в пуповинной крови, что подтверждает высокую проница­емость плацентарного барьера для тиреостимулирующих аутоантител [10].

Размеры ЩЖ всех доношенных новорожденных от матерей с ДТЗ варьировались в пределах от 0,76 см3 до 4,47 см3 и в среднем составили 1,76±0,19см3, что превы­шало соответствующий показатель новорожденных от матерей контрольной группы (0,55±0,01см3, p<0,001). Установлено, что максимальное увеличение объема ЩЖ имелось у новорожденных от матерей второй подгруппы, которые получали антитиреоидную терапию в мини­мальных дозах до момента родоразрешения по причине высокого риска рецидива тиреотоксикоза (табл. 2).

 

Таблица / Table 2

Объем щитовидной железы доношенных детей от всех матерей, включенных в исследование

The volume of the thyroid gland of full-term babies from all mothers included in the study

Подгруппы

Subgroups

Объем щитовидной железы (см3)

Thyroid volume (cm3)

ТКФ

FET

1 подгруппа

1,28±0,30*

0,2

1st subgroup

 

 

2 подгруппа

2,65±0,6***^

0,02

2st subgroup

 

 

3 подгруппа

1,6±0,2***

0,04

3st subgroup

 

 

Контрольная группа

0,55±0,01

-

Control group

 

 

Примечание: *p < 0,05, ***p < 0,001 относительно показателей контрольной группы; ^р < 0,05 относительно показателей первой подгруппы; ТКФ (точный критерий Фишера) — взаимосвязь между приемом тиреостати- ческих препаратов матерями с ДТЗ и размером щитовидной железы их новорожденных.

Notes: *p < 0.05, ***p < 0.001 relative to indicators of the control group; ^p < 0.05 relative to indicators of 1st subgroup; FET (Fisher’s exact test) — the relationship between taking thyreostatic drugs from mothers with DTG and the size of the thyroid gland of their newborns.

 

У новорожденных от матерей с рецидивирующим течением ДТЗ и с повышенным уровнем АТ-рТТГ в пу­повинной крови размеры ЩЖ были больше, чем у ново­рожденных с нормальными значениями данного пока­зателя. При этом максимальные размер ЩЖ выявлен у детей от матерей второй подгруппы, что может говорить о сочетанном влиянии длительной тиреостатической те­рапии и трансплацентарного переноса АТ-рТТГ (табл. 3).

 

Таблица / Table 3

Объем щитовидной железы доношенных новорожденных в подгруппах матерей с ДТЗ в зависимости от уровня АТ-рТТГ в пуповинной крови

The volume of the thyroid gland of full-term newborns in subgroups of mothers with DTG, depending on the level of AB-rTSH in umbilical cord blood

Объем ЩЖ (см3) новорожденных: Thyroid volume (cm3) of newborns:

Уровень АТ-рТТГ в пуповинной крови в подгруппах матерей с ДТЗ:

The level of AB-rTSH in cord blood in subgroups of mothers with DTG:

АТ-рТТГ<1,1 МЕ/л

AB-rTSH <1.1 IU / L

АТ-рТТГ>1,1 МЕ/л
AB-rTSH >1.1 IU / L

1 подгруппа

1st subgroup

0,98±0,311,44±0,43^^

2 подгруппа

2st subgroup

1,61±0,773,14±0,47*

3 подгруппа

3st subgroup

1,28±0,272,01±0,22* ^

Примечание: *p < 0,05 относительно показателя новорожденных с уровнем АТ-рТТГ < 1,1 МЕ/л в пуповинной крови; ^p <0,05, ^^p < 0,01 относительно показателя новорожденных с уровнем АТ-рТТГ>1,1 МЕ/л в пуповинной крови от матерей с ДТЗ второй под­группы.

Notes: *p < 0.05 relative to the indicator of newborns with the level of AB-rTSH < 1.1 IU / l in umbilical cord blood; ^p < 0.05, ^^p < 0.01 relative to the indicator of newborns with the level of AB-rTSH > 1.1 IU /1 in umbilical cord blood from mothers with DTG 2st subgroups.

 

Функциональное состояние ЩЖ новорожденных определяли по уровню свТ4 ТТГ в пуповинной крови и коэффициенту ТТГ/свТ4. Наиболее частым (52,9 %) на­рушением функционального состояния ЩЖ новорож­денных от матерей с ДТЗ был субклинический гипоти­реоз (ТТГ/свТ4> 0,72). Он диагностировался только на лабораторном уровне, носил транзиторный характер без клинических проявлений, как при рождении, так и от­даленно, и не потребовал медикаментозной коррекции. Значительное преобладание субклинического гипоти­реоза отмечено у новорожденных от матерей из второй подгруппы, которые получали антитиреоидную терапию в постоянном режиме вплоть до родоразрешения. Выяв­лена прямая положительная связь между длительностью тиреостатической терапии и частотой гипотиреоза у но­ворожденных.

Неонатальный тиреотоксикоз (ТТГ/свТ4 < 0,27), на­прямую связанный с высоким уровнем АТ-рТТГ, был вы­явлен у 11 детей (16,2 %), рожденных от матерей с ДТЗ. При этом его частота была сопоставима в каждой из подгрупп матерей с ДТЗ. Масса тела новорожденных со­ставила 2932,7±97,5 г и значимо отличалась показателей остальных новорожденных от матерей с ДТЗ (p < 0,05) и новорожденных от матерей без тиреоидной патологии (p < 0,001). Такие клинические проявления тиреотоксикоза, как тахикардия более 200 ударов в минуту, тремор, по­вышенная нервно-мышечная возбудимость были отме­чены лишь у одного новорожденного. Тяжесть состояния данного ребенка повлекла необходимость назначения тиреостатической терапии в дозе 0,5 мг/кг массы тела и перевода в детскую городскую больницу для дальнейше­го наблюдения и лечения. Полная нормализация функ­ции ЩЖ была достигнута к четырём месяцам жизни. У остальных новорожденных неонатальный тиреоток­сикоз диагностирован только на основании изменения уровня гормонов в пуповинной крови и не сопровождал­ся клиническими проявлениями, что не повлияло на сро­ки выписки из родильного дома. Обнаружена прямая по­ложительная связь между уровнем АТ-рТТГ в сыворотке крови матерей во второй половине беременности и ча­стотой неонатального тиреотоксикоза (рис. 2).

 

Рисунок 2. Частота нарушения функции ЩЖ новорожденных в подгруппах матерей с ДТЗ.

Figure 2. The frequency of thyroid dysfunction in newborns in subgroups of mothers with DTG.

Примечание: *p < 0,01, **p < 0,001 относительно показателей детей от матерей первой подгруппы; ^p < 0,05, между показателями новорожденных от матерей второй и третьей подгрупп; ТКФ - взаимосвязь длительности тиреостатической терапии у беременных с ДТЗ и частоты транзиторного гипотиреоза у их новорожденных; ТКФ' — взаимосвязь уровня АТ-рТТГ в сыворотке крови матерей с ДТЗ и частоты неонатального тиреотоксикоза у их новорожденных.

Notes: *p < 0.01, **p < 0.001 relative to the indicators of children from mothers of the 1st subgroup; ^p < 0.05, between the rates of newborns from mothers of 2st and 3st subgroups; FET (Fisher’s exact test) — the relationship between the duration of thyreostatic therapy in pregnant women with DTG and the frequency of transient hypothyroidism in their newborns; FET' (Fisher’s exact test) — the relationship between the level of AB-rTSH in the serum of mothers with DTG and the frequency of neonatal thyrotoxicosis in their newborns.

 

Актуальным является вопрос о степени влияния АТ- рТТГ, проникающих от матери к плоду через плаценту, на функциональное состояние фетальной и неонаталь­ной ЩЖ [9][15][16]. Анализ результатов, представленных в табл. 4, подтвердил высокий риск развития неона­тального тиреотоксикоза у новорожденных от матерей с повышенным уровнем АТ-рТТТ в сыворотке крови, сохраняющимся на протяжении всей беременности, не­зависимо от длительности, проводимой тиреостатиче- ской терапии.

 

Таблица / Table 4.

Уровень АТ-рТТГ в пуповинной крови новорожденных в зависимости от функционального состояния их ЩЖ в подгруппах матерей с ДТЗ

We level of AB-rTSH in cord blood of newborns, depending on the functional state of their thyroid gland in subgroups of mothers with DTG

Подгруппы матерей с ДТЗ

Subgroups of mothers with DTG

Уровень АТ-рТТГ в пуповинной крови (МЕ/л)

The level of AB-rTSH in cord blood (IU /l)

Новорожденные от матерей с ДТЗ, имеющие:

Newborns from mothers with DTG having:

Транзиторный гипотиреоз

Transient hypothyroidism (n=36)

Неонатальный тиреотоксикоз

Neonatal thyrotoxicosis (n=11)

Эутиреоз

Euthyroidism

(n=21)

1 подгруппа

1,9±0,6

3,8+1,3 *

0,9±0,1

1st subgroup

 

 

 

2 подгруппа

3,4±0,7*

15,3±0,1***^^^

1,4±0,2aa

2st subgroup

 

ТКФ (FET) = 0,0001

 

3 подгруппа

4,4±0,7

17,0±3,3***^^^

3,9±1,6

3st subgroup

 

ТКФ (FET ') <0,0001

 

Примечание: *p < 0,05, ***p < 0,001 относительно показателей новорожденных с эутиреозом; ^^p < 0,01, ^^^p < 0,001 относительно показателей новорожденных с гипотиреозом; ТКФ (точный критерий Фишера) — взаимосвязь уровня АТ-рТТГ и частоты возник­новения неонатального тиреотоксикоза.

Notes: *p < 0.05, ***p < 0.001 relative to indicators of newborns with euthyroidism; ^^p < 0.01, ^^^p < 0.001 relative to the performance of newborns with hypothyroidism; FET (Fisher’s exact test) — the relationship between the level of AB-rTSH and the frequency of neonatal thyrotoxicosis

 

Обсуждение

Данные о том, что тиреотоксикоз оказывает нега­тивное влияние на рост и развитие плода [8][17], наш­ли подтверждение и в настоящем исследовании. Было показано, что новорожденные от матерей с ДТЗ имели более низкие росто-весовые показатели по сравнению с новорожденными от матерей контрольной группы (p < 0,001).

Известно, что АТ-рТТГ свободно преодолевают пла­центарный барьер [10][11]. В исследовании показано, что средний уровень АТ-рТТГ в пуповинной крови у новорожденных во всех трех подгруппах матерей с ДТЗ превышал нормальные значения новорожденных от ма­терей без патологии ЩЖ. Максимальные значения АТ- рТТГ отмечены у детей, матери которых имели рецидив тиреотоксикоза во время беременности. Подтверждена прямая корреляционная связь между уровнем АТ-рТТГ в крови беременных женщин, особенно во II и III три­местрах, и их содержанием в пуповинной крови ново­рожденных. Таким образом, чем выше уровень АТ-рТТГ в сыворотке крови беременных с ДТЗ, особенно во вто­рой половине беременности, тем в большем количестве они обнаруживаются в пуповинной крови новорожден­ных, и, следовательно, тем выше риск неонатального ти­реотоксикоза. Эти данные согласуются с результатами исследований других авторов [10]. 

Важно отметить, что циркулирующие в кровотоке матери АТ-рТТГ, как у самих пациенток с ДТЗ, так и у их новорожденных способствовали гиперплазии ЩЖ. Следует подчеркнуть, что у новорожденных от матерей с отягощенным рецидивирующим течением ДТЗ и по­вышенным уровнем АТ-рТТГ в пуповинной крови раз­меры ЩЖ были больше, чем у новорожденных с нормальным уровнем АТ-рТТГ. Максимальные размеры ЩЖ выявлены у детей от матерей второй подгруппы, получавших тиреостатики в течение всей беременно­сти, что подтверждает отрицательное влияние дли­тельной тиреостатической терапии и трансплацентар­ного переноса АТ-рТТГ [18][19].

Высокая частота субклинического гипотиреоза (более 50 %) у новорожденных связана с транспла­центарным переходом тиреостатических препаратов. Субклиническая гиперфункция ЩЖ была выявлена у 16,2 % новорожденных. Данный феномен можно свя­зать с трансплацентарным переходом АТ-рТТГ, что подтверждается значительным их преобладанием у этих новорожденных (р < 0,001). Обнаружена прямая положительная связь между уровнем АТ-рТТГ в пупо­винной крови и частотой возникновения неонатального тиреотоксикоза. Полученные результаты сви­детельствуют о необходимости тщательного подбора доз и оценки режимов антитиреоидной терапии у бе­ременных с ДТЗ, а также мониторинг уровня АТ-рТТГ в сыворотке крови данных пациенток во время бере­менности с целью снижения риска функциональных нарушений ЩЖ у плода и новорожденного.

Выводы.

  1. Выявлена прямая положительная связь между вы­соким уровнем АТ-рТТГ в сыворотке крови мате­рей с ДТЗ, особенно во второй половине беремен­ности, уровнем АТ-рТТГ в пуповинной крови и степенью увеличения ЩЖ новорожденных.
  2. Среди всех новорожденных от обследованных ма­терей с ДТЗ неонатальный тиреотоксикоз был вы­явлен в 16,2 % случаев при наличии в сыворотке крови их матерей и в пуповинной крови новорож­денных высокого уровня АТ-рТТГ.

Список литературы

1. De Escobar G.M., Obregón M.J., Del Rey F.E. Iodine deficiency and brain development in the first half of pregnancy // Public Health Nutr. – 2007. – Vol. 10. – P. 1554-1570. DOI: 10.1017/S1368980007360928

2. Rebagliato M., Murcia M., Alvarez-Pedrerol M., Espada M., Fernández-Somoano A. et at. Iodine supplementation during pregnancy and infant neuropsychological development. INMA Mother and Child Cohort Study // Am. J. Epidemiol. – 2013. – Vol. 177. – P. 944-953. DOI: 10.1093/aje/kws333

3. Laurberg P., Andersen S.L. Therapy of endocrine disease: antithyroid drug use in early pregnancy and birth defects: time windows of relative safety and high risk? // Eur. J. Endocrinol. – 2014. – Vol. 171. – P. R13–R20. DOI: 10.1530/EJE-14-0135

4. МакДермот М.Т. Секреты эндокринологии // 4-е изд., испр. и доп. пер. с англ. - М.: Изд-во БИНОМ, 2010. –С. 390-405.

5. Шустов С.Б. Клиническая эндокринология // М.: Медицинское информационное агентство, 2012. – 632 с.

6. Abraham P., Avenell A., McGeoch S.C. Antithyroid drug regimen for treating Graves’ hyperthyroidism // Cochrane Database Syst. Rev. – 2010. – Vol. 20 (1):CD003420. DOI: 10.1002/14651858.CD003420.pub4

7. Laurberg P., Bournaud C., Karmisholt J., Orgiazzi J. Management of Graves’ hyperthyroidism in pregnancy: focus on both maternal and fetal thyroid function, and caution against surgical thyroidectomy in pregnancy // Eur. J. Endocrinol. – 2009. – Vol. 160. – P. 1–8. DOI: 10.1530/EJE-08-0663

8. Besançon A., Beltrand J., Le Gac I., Luton D., Polak M. Management of neonates born to women with Graves’ disease: a cohort study // Eur. J. Endocrinol. – 2014. – Vol. 170. – P. 855–862. DOI: 10.1530/EJE-13-0994

9. Polak M., Vuillard E., Guibourdenche J., Castanet M., Luton D. Congenital hyperthyroidism: the fetus as a patient // Hormone Research. – 2006. – Vol. 65. – P. 235-242. DOI: 10.1159/000092454

10. Kahaly G.J. Bioassays for TSH receptor antibodies: quo vadis? // Eur. Thyroid. J. – 2015. – Vol. 4. – P. 3–5. DOI: 10.1159/000375445

11. Morgenthaler N.G., Ho S.C., Minich W.B. Stimulating and blocking thyroid-stimulating hormone (TSH) receptor autoantibodies from patients with Graves`disease and autoimmune hypothyroidism have very similar concentration, TSH receptor affinity, and binding sites // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2007. – Vol. 92(3). – P. 1058–1065. DOI: org/10.1210/jc.2006-2213

12. Brunn J., Block U., Ruf G. Volumetrie der Schilddriise mittels Real time-Sonogrophie // Dtsch. Med. Wochenschr. - 1981. - Bd. 106. - S. 1338-1340.

13. Айламазян Э.К., Потин В.В., Крихели И.О. Щитовидная железа и репродукция // Медицинский академический журнал. - 2008. - том 8, №1. - С. 22-28.

14. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA // М.: Медиа Сфера, 2002. – 305 с.: ил.

15. Cooper D.S., Laurberg P. Hyperthyroidism in pregnancy // Lancet Diabetes Endocrinol. – 2013. – Vol.1. – P. 238–249. DOI: org/10.1016/S2213-8587(13)70086-X

16. Polak M., Le Gac I., Vuillard E. Fetal and neonatal thyroid function in relation to maternal Graves’ disease // Best Pract. Res. Clin. Endocrinol. Metab. – 2004. – Vol. 18. – P. 289–302.

17. Phoojaroenchanachai M., Sriussadaporn S., Peerapatdit T., Vannasaeng S., Nitiyanant W., Boonnamsiri V., Vichayanrat A. Effect of maternal hyperthyroidism during late pregnancy on the risk of neonatal low birth weight // Clin. Endocrinol. (Oxf). - 2001. – Vol. 54. – P. 365–370.

18. Nakamura H., Noh J.Y., Itoh K., Fukata S., Miyauchi A., Hamada N. Comparison of methimazole and propylthiouracil in patients with hyperthyroidism caused by Graves’ disease / [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2007. – Vol. 92. – P. 2157–2162. DOI: 10.1210/jc.2006-2135.

19. Huel C., Guibourdenche J., Vuillard E., Ouahba J. Use of ultrasound to between fetal hyperthyroidism and hypothyroidism on discovery of a goiter // Ultrasound Obstet. Gynecol. – 2009. – Vol. 33. – P. 412–420. DOI: 10.1002/uog.6315.


Об авторах

Н. В. Ворохобина
Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова
Россия

Ворохобина Наталья Владимировна – д.м.н., профессор, заведующая кафедрой эндокринологии имени акад. В.Г. Баранова.

Санкт-Петербург


Ю. С. Ловкова
Родильный дом № 6 им. Проф. В.Ф. Снегирева
Россия

Ловкова Юлия Сергеевна – врач-эндокринолог; аспирант кафедры эндокринологии имени акад. В.Г. Баранова.

Санкт-Петербург



А. В. Кузнецова
Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова
Россия

Кузнецова Алла Васильевна – к.м.н., доцент кафедры эндокринологии имени акад. В.Г. Баранова.

Санкт-Петербург


Ю. В. Ковалева
Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова
Россия

Ковалева Юлия Викторовна – к.м.н., доцент кафедры эндокринологии имени акад. В.Г. Баранова.

Санкт-Петербург


В. Л. Баранов
Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова
Россия

Баранов Виталий Леонидович – д.м.н., профессор, профессор кафедры эндокринологии имени акад. В.Г. Баранова.

Санкт-Петербург


Для цитирования:


Ворохобина Н.В., Ловкова Ю.С., Кузнецова А.В., Ковалева Ю.В., Баранов В.Л. Функциональное состояние щитовидной железы новорожденных от матерей с диффузным токсическим зобом. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(3):24-31. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-3-24-31

For citation:


Vorokhobina N.V., Lovkova Y.S., Kuznetsova A.V., Kovalyova Yu.V., Baranov V.L. Functional condition of the thyroid gland of newborns from methers with a diffuse toxic goiter. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(3):24-31. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-3-24-31

Просмотров: 267


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)