Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Вирусные патогены при урологических заболеваниях

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-14-21

Полный текст:

Аннотация

В данном обзоре описаны различные таксоны вирусов, которые чаще встречаются при некоторых вариантах урологической патологии. Проведен поиск исследовательских работ в информационных порталах Te Cochrane Database, MEDLINE/PubMed Database, eLIBRARY, ClinicalKey за период 2008-2018 гг. В результате отобраны наиболее актуальные и репрезентативные исследования, содержащие трактовку динамики мнений,указывающих на причастность вирусов к различным урологическим заболеваниям. В этиологии и патогенезе воспалительных заболеваний наиболее изучена бактериальная составляющая, а вирусный компонент, как правило, остается за рамками рутинного обследования пациентов, что стагнирует проведение адекватной терапии и профилактики инфекционно-воспалительных заболеваний в урологии.

Для цитирования:


Крахоткин Д.В., Иванов С.Н., Набока Ю.Л., Коган М.И., Гудима И.А., Ильяш А.В., Савкин М.Э., Красулин В.В., Сизякин Д.В. Вирусные патогены при урологических заболеваниях. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):14-21. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-14-21

For citation:


Krakhotkin D.V., Ivanov S.N., Naboka Yu.L., Kogan M.I., Gudima I.A., Ilyash A.V., Savkin M.Е., Krasulin V.V., Sizyakin D.V. Viral pathogens in urological diseases. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):14-21. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-14-21

Введение

Изучение различных аспектов этиологии, па­тогенеза и лечения инфекций мочевых путей (ИМП) было и остаётся актуальной пробле­мой не только урологии, но и смежных дисциплин. Забо­леваемость ИМП не имеет тенденции к снижению, а в зна­ниях об этиологии ИМП больше вопросов, чем ответов. На протяжении многих десятилетий считалось, что моча в норме стерильна, а микроорганизмы, приводящие к ма­нифестации ИМП, — это представители семейства Enterobacteriaceae и крайне узкий паттерн грампозитивной ми­крофлоры (S. aureus, Staphylococcus spp., Enterococcus spp.). Необходимо отметить, что изучение микробиома и/или микробиоты мочевых путей не вошло в фундаменталь­ный проект «Human microbiome project» (2008-2012) [1] и не нашло своего отражения в продолжении этого проекта в 2014 г. [2][3][4]. Стереотипно к возбудителям ИМП относят бактериальные патогены, а вирусная составляющая оста­ётся «за рамками» обследования пациентов.

В мире регистрируется более 150 млн случаев ИМП каждый год [5]. По данным Национального исследова­ния неотложной медицинской помощи и Национально­го исследования амбулаторной медицинской помощи в больницах США, на долю ИМП приходится около 7 млн амбулаторных посещений и 1 млн посещений в отделени­ях неотложной помощи, что приводит к 100 000 случаев госпитализаций [6][7]. В обычной клинической практике при постановке диагноза ИМП различной локализации необходимо учитывать следующие основные критерии: клинические проявления и симптомы заболевания, ре­зультаты отдельных лабораторных анализов, доказатель­ства наличия микроорганизмов с помощью культураль­ного исследования [8].

В настоящее время экономические затраты на ИМП вносят значительный вклад в расходы здравоохранения. Важно знать, что мочевой тракт является наиболее распространённой локализацией госпитальной инфекции, на долю которой приходится более 40 % нозокомиальных инфекций. В среднем, госпитальные ИМП увеличивают продолжительность пребывания в стационаре на один день [5].

По данным исследователей, в США экономические затраты на лечение ИМП и госпитальной в том числе со­ставляют от 424 до 451 млн долларов США в год. В мире на диагностику и лечение ИМП тратится около 6 млрд долларов США [6][7].

ИМП чаще страдают женщины, чем мужчины. К предрасполагающим факторам развития заболеваний относят уровень сексуальной активности, постменопа­узу, использование определённых видов контрацепции, неполное опорожнение мочевого пузыря, мочекаменную болезнь, гиперплазию простаты, врождённые аномалии мочевой системы, в том числе пузырно-мочеточниковый рефлюкс, диабет, нарушения иммунной системы, исполь­зование уретрального катетера [9].

В настоящее время проебладает мнение, что вирусы редко являются причиной возникновения ИМП у иммунокомпетентных пациентов, однако вирусы могут рас­сматриваться в качестве одной из причин ИМП. Moustafa A., Li W., Singh H. et al. (2018) при изучении метагенома мочевых путей идентифицировали 6 вирусов человека мочеполовой локализации (вирус папилломы человека и контагиозный моллюск), мочевыделительной (полиомавирус BK и JC), а также герпесвирус 6 и Анелловирус [10].

Верификация вирусов в моче при ИМП различной локализации важна при наличии клиники и отрицатель­ных результатах культурального исследования мочи, что, к сожалению, нередко встречается при рутинном бакте­риологическом исследовании мочи. В настоящее время необходимы изучение и систематизация данных о на­личии или отсутствии определённых таксонов вирусов у здоровых людей, а также при различных вариантах ин­фекционной урологической патологи [11].

Данный обзор посвящён вирусным агентам, которые обнаруживаются при различной урологической патоло­гии. Проведён поиск исследовательских работ в инфор­мационных порталах The Cochrane Database, MEDLINE/ PubMed Database, eLIBRARY, ClinicalKey. Поиск текущих публикаций баз данных проводился c использованием ключевых слов и логического оператора SQL: «UTI»/ «py elonephritis»/«ureteritis»/«urethritis»/«cystitis»/«urethrosten osis» AND «наименование вирусного агента» проводил­ся за период с 2008-2018 гг., в результате были отобраны наиболее актуальные и репрезентативные исследования. В настоящий обзор включены более 40 статей, опублико­ванных за последние 10 лет, содержащих мнения и пред­ставления о роли вирусных агентов в этиологии и патоге­незе урологических заболеваний.

Герпесвирусы

Герпесвирусы содержат ДНК, вызывают поражение слизистых оболочек, кожи, внутренних органов и цен­тральной нервной системы. Выделяют 8 типов, вызыва­ющих разные по тяжести процесса заболевания у людей:

  • вирусы простого герпеса типа 1 и 2 (HSV-1 и HSV- 2);
  • вирус ветряной оспы (VZV);
  • цитомегаловирус (CMV);
  • вирус Эпштейна-Барра (EBV);
  • вирус герпеса человека типа 6 варианты А и В (HHV-6A и HHV-6B);
  • герпесвирус человека типа 7 (HHV-7);
  • вирус саркомы Капоши или герпесвирус человека типа 8 (HHV-8).

Эти герпесвирусы могут вызвать латентную инфек­цию в определённых тканях, характерных для каждого типа вируса. Герпесвирусы делятся на три группы:

  • α герпесвирусы (HSV-1, HSV-2 и VZV) имеют ко­роткий репликативный цикл, размножаются в эпителиальных клетках с их последующим цитоли­зом и имеют широкое разнообразие хозяев;
  • β герпесвирусы (CMV, HHV-6 и HHV-7) с длинным репликативным циклом и ограниченным диапазо­ном хозяев;
  • γ-герпесвирусы (EBV и HHV-8) с очень ограничен­ным диапазоном хозяев [12].
  • α герпесвирусы (HSV-1, HSV-2, VZV)

Исследованиями при оценке образцов мочи и биоптатов мочевого пузыря у женщин с хроническим циститом с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) в 7,1 % был выявляли вирус HSV-1 [13][14]. Аналогичные ре­зультаты получили Ito S et al. (2016), обследовавшие 424 мужчин с острым уретритом. Исследователи выявили наличие в моче HSV-1 и HSV-2 в 7,1 % и в 2,6 % случа­ев соответственно [15]. В другом исследовании Ito S. et al. (2017) проанализировали клинические и лаборатор­ные данные 13 мужчин с негонококковым уретритом без видимых герпетических поражений, но с верификацией HSV-2 в моче. Авторы пришли к выводу, что HSV-2 мо­жет быть причиной острого уретрита, не вызывая при этом видимых герпетических поражений [16].

Badawi H. et al. (2010) осуществили исследование по изучению распространённости HSV-2 у пациентов с ра­ком мочевого пузыря и циститом. При обследовании 70-ти пациентов (27 — рак мочевого пузыря (I группа), 23 — цистит (II группа), 20 — контроль (III группа)), ис­следователи обнаружили ДНК HSV-2 в ткани мочевого пузыря у 29,6 % и 21,7 % пациентов I и II групп соответ­ственно, а также при ПЦР-исследовании клеток лейкоци­тарной плёнки у 22,2 % и 21,7 % пациентов I и II групп со­ответственно. IgG, специфический GG-2 IgG и IgM были обнаружены в крови в 30,0 %, 16,0 % и 6,0 % случаев со­ответственно [17].

В исследовании Ong J.J. et al. (2017) акцентируется внимание на различиях клинических проявлений HSV уретрита и хламидийного уретрита у мужчин. Согласно отчёту по сравнению с хламидийной инфекцией HSV уретрит у мужчин значительно чаще вызывает тяжёлую дизурию (20,0 % против 0,0 %) и неспецифические сим­птомы (15,0 % против 0,0 %). У мужчин с HSV уретритом достоверно чаще регистрируются меатит (62,0 % против 23,0 %), язвы половых органов (37,0 % против 0,0 %), па­ховая лимфаденопатия (30,0 % против 0,0 %), но реже — выделения из уретры (32,0 % против 69,0 %) [18].

Al-Sardar H. (2018) описывает случай почти безболез­ненного опоясывающего герпеса с симптомами цистита, онемения полового члена и острой вестибулярной недо­статочности [19]. Существует мнение, что зостер-ассо- циированная задержка мочи, происходящая при пора­жении S2-S4 дерматомов, встречается редко. При этом основными возможными причинами задержки являются ипсилатеральный гемицит, неврит или миелит-ассоци- ированное поражение. Однако в последнее время ряд авторов все чаще сообщают о случаях острой задержки мочи у пациентов с VZV [20][21][22][23].

Fujii M. et al. (2015) при ретроспективном анализе выявили значимые корреляции между нарушениями мо­чеиспускания и болевым синдромом, ассоциированным с VZV. Авторы акцентируют внимание дерматологов на том, что сильная боль, связанная с опоясывающим герпе­сом, поражающим сакральный отдел, может быть преди­ктором дисфункции нижних мочевых путей [24].

Цитомегаловирус

Цитомегаловирус человека (CMV), также упомина­емый в литературе как вирус герпеса человека типа 5 (HHV-5), относится к семейству Herpesviridae, подсемей­ству Betaherpesviridae, род Cytomegalovirus [25]. Цитомегаловирусная инфекция чаще наблюдаются у пациентов с ослабленным иммунитетом. CMV-ассоциированный геморрагический цистит встречается редко, но его раз­витие следует ожидать даже у иммунокомпетентных пациентов. Причём, культуральное исследование мочи у таких пациентов, как правило, отрицательное, а вери­фикация вирусной ДНК возможна в ПЦР [26]. Гемор­рагический цистит является серьёзным осложнением у реципиентов аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (Алло-HSCT). Исследование Atilla E. et al. (2018) ставило целью определить факторы риска и исходы для пациентов с геморрагическим циститом в условиях Алло-HSCT. У 98 (39,0 %) пациентов диагноз ге­моррагический цистит был поставлен, в среднем, через 119 дней, причём у 91 (93,0 %) — с поздним началом за­болевания. В однофакторном анализе геморрагический цистит был связан с реактивацией CMV (р<0,001), а в многофакторном анализе, проведённом авторами, на­личие реактивации CMV было определено как независи­мый фактор риска. Исследователи пришли к выводу, что реактивация CMV ассоциирована с повышенным риском развития геморрагического цистита [27].

CMV также могут быть причастны к манифестации простатита. В литературе упоминается только 1 отчёт о 4 случаях CMV простатита, подкреплённых результата­ми биопсии: 3 — при биопсии иглой и 1 — при трансуре­тральной резекции и отмечают возможность возникнове­ния у таких пациентов соответствующей инфекционной патологии, неблагоприятно влияющей на прогноз [28].

Rouphael N.G. et al. (2011) описали первый в литерату­ре случай ЦМВ простатита у пациента при транспланта­ции сердца. В связи с повышенным уровнем простатспе- цифического антигена пациенту была проведена биопсия простаты, выявившая аденокарциному и хронический простатит. В биоптатах простаты был верифицирован CMV. Авторы обращают внимание врачей-трансплантологов на возможную связь между CMV, простатитом и раком простаты [29].

Tan S.K. et al. (2018) описали случай, когда у пациента через 7 месяцев после трансплантации почки были об­наружены гидронефроз данной почки, тяжёлый гидро- уретеронефроз нативной почки и мочеточника, а также инфекционно-воспалительное поражение предстатель­ной железы. В биоптатах обеих почек и простаты были верифицированы CMV. Авторы делают вывод, что CMV может распространяться за пределы аллотранспланта­та почки, вовлекая другие отделы мочеполового тракта, включая нативные почки и простату [30].

Garolla A. et al. (2013) отмечают, что хронические вирусные инфекции влияют на качество спермы и счи­таются фактором риска мужского бесплодия. Недавние исследования показали, что наличие ВИЧ, вируса гепати­та В или CMV в эякуляте ухудшает параметры спермы, целостность ДНК, и, в частности, снижает подвижность сперматозоидов. В настоящее время руководства по ви­русному скринингу пар, подвергающихся вспомогатель­ным репродуктивным технологиям, требуют оценки данных вирусов. Всё больше данных свидетельствуют о том, что вирусная инфекция может играть важную роль в мужском бесплодии [31]. Mohseni M. et al. (2018) оценили частоту встречаемости CMV в образцах спермы мужчин с проблемами бесплодия, относящихся к центру оплодот­ворения in vitro (ЭКО) в Кермане (Иран) и его ассоциации с параметрами спермы. Исследование показало, что рас­пространённость CMV-инфекции была выше у бесплод­ных мужчин, по сравнению с фертильными мужчинами, а CMV-инфекция может быть причастной к мужскому бесплодию. Противовирусное лечение может быть эффек­тивным в улучшении качества спермы и успешнсти ЭКО. Авторы указывают, что связь между CMV-инфекцией в сперме и бесплодием была получена в предыдущих иссле­дованиях и подтверждена в настоящем [32].

Однако Eggert-Kruse W. et al. (2009) имеют диаме­трально противоположную точку зрения. По их данным присутствие CMV в сперме не связано с качеством спер­мы. Верификация CMV в эндоцервикальном материале не ассоциируется с пониженным качеством цервикаль­ной слизи или с другими женскими факторами беспло­дия. Обнаруженние CMV в сперме не связано с наличием CMV в эндоцервикальном материале партнёров-женщин. Обнаружение в сыворотке крови IgG и/или IgM к CMV достоверно не коррелирует с верификацией данно­го вируса в сперме или цервикальной слизи. Авторы при­ходят к выводу, что наличие CMV в половых путях паци­ентов с инфертильностью значимо, но нет доказательств, что CMV-инфекция является причиной бесплодия [33].

Вирусы папилломы человека

Вирусы папилломы человека (HPV) — ДНК- содержащие вирусы, которые имеют тропизм к эпителию половых, верхних дыхательных путей и коже. Описыва­ют 15 типов HPV высокого риска, верифицированных на слизистых оболочках и связанных с раком шейки матки. HPV-16 и HPV-18 являются наиболее канцерогенными, так как они ответственны приблизительно за 50,0 % и 20,0 % всех случаев рака шейки матки во всем мире, со­ответственно.

Из-за их высокого уровня онкогенной активности HPV-16 и HPV-18 являются наиболее изученными типа­ми HPV. В последние четыре десятилетия были достигну­ты необычайные достижения в изучении HPV-инфекции, в результате которых значительно улучшились скрининг и профилактика HPV-индуцированных поражений. Но необходимы дополнительные исследования, чтобы оха­рактеризовать биологию и эпидемиологию огромного количества типов HPV, с целью уточнения их потенци­альных ролей при других заболеваниях человека [34].

В эпоху вакцинации против HPV, ведутся дебаты в отношении необходимости вакцинации мужчин. Satoshi Takahashi et al. (2010) показали, что частота встречаемо­сти HPV в соскобе уретры у мужчин с уретритом состав­ляла 22,0 %, а в моче — 24,0 %. Авторы пришли к выводу, что мочевыводящие пути являются местом локализации HPV. В обсуждении результатов авторы указывают на то, что некоторые урологи считают, что «бессимптомные» HPV-инфекции являются распространёнными заболева­ниями и половые партнёры имеют инфицирование или колонизацию HPV наружных половых органов. Однако HPV может персистировать в мочевом тракте и приво­дить к значительному увеличению долгосрочного риска развития рака у пациентов и их сексуальных партнёров [35].

На сегодняшний день существует множество иссле­дований по эпидемиологии и патогенезу генитальной инфекции HPV у женщин, однако недостаточно иссле­дованным остаётся вопрос инфекции HPV у мужчин [31][35].

Shigehara K. et al. (2010) при изучении распространён­ности HPV в мочеполовых путях у 142 мужчин с уретри­том обнаружили HPV в 48,0 % (68 пациентов), а HPV вы­сокого риска в 32,0 % (46 пациентов) случаев, на пенисе и/или в уретре или моче. По данным исследования, HPV был обнаружен в 31,0 % случаев в половом члене, в 20,0 % случаев — в уретре и 24,0 % — в моче, тогда как HPV высокого риска был идентифицирован у 23,0 % мужчин в половом члене, в 12,0 % — в уретре и в 11,0 % — в моче. Среди HPV-положительных мужчин 66,0% имели HPV- инфекцию в мочевыводящих путях, где наиболее распро­странёнными типами HPV были HPV-6, HPV-16, HPV-18 и HPV-58 [36].

В другом исследовании Shigehara K. et al. (2011) при оценке факторов риска инфицирования уретры HPV установили, что более 4 сексуальных партнёров за год и наличие заражений N. gonorrhoeae и/или C. trachomatis и/или M. genitalium были независимыми факторами ри­ска для инфицирования уретры HPV. Авторы предпо­ложили взаимосвязь обнаружения уретрального HPV с характером текущей сексуальной активности и наличи­ем инфекций N. gonorrhoeae, C. trachomatis и / или M. Genitalium [37].

Nakashima K., Shigehara K. et al. (2018) при анализе данных 803 пациентов с различными вариантами ИМП выявили общую распространённость HPV (6,2 %) и HPV высокого риска (3,1 %) в моче. Частота обнаружения этих вирусов была самой высокой у мужчин с уретритом в возрасте 40-49 лет. Однако авторы отмечают, что досто­верной корреляции между частотой обнаружения виру­сов и возрастом не наблюдалось. Уретрит был независи­мым фактором риска для выявления HPV из образцов мочи [38].

Badawi H. et al. (2008) подтвердили значимую взаи­мосвязь между верификацией HPV-16, HPV-18, HPV-52 в биоптатах мочевого пузыря и раком мочевого пузыря. У больных с раком мочевого пузыря данные типы HPV были обнаружены в 44,4 % случаев, что достоверно выше (p<0,05), чем у больных с циститом (11,1%). Исследовате­ли также выявили значительную ассоциацию карциномы переходных клеток с HPV-16 в 69,2 %, а в 61,1 % случаев в клетках лейкоцитарной плёнки и биоптатах мочевого пу­зыря. Сочетание HPV-16, HPV-18 и HPV-52 встречалось значительно чаще, чем наличие отдельного типа HPV (79,2 % и 20,8 % соответственно) [39].

Полиомавирус

В семейство полиомавирусов (ДНК-содержащих) входят два инфекционных для человека вируса (JC и BK). Вирус JC вызывает прогрессирующую мультифокальную лейкоэнцефолопатию, вирус BK — нефропатию транс­плантированных почек.

BK вирус широко распространён в человеческой попу­ляции. Он инфицирует людей субклинически в детском возрасте и персистирует в мочевыделительной системе. У большинства иммунокомпетентных индивидуумов инфекция бессимптомна, несмотря на частые эпизоды вирусной реактивации с распространением в мочу. У па­циентов с ослабленным иммунитетом реактивация с по­следующей выраженной репликацией вируса может при­водить к тяжёлым поражениям: у 1,0-10,0 % пациентов с трансплантацией почек развивается связанная с вирусом ВК нефропатия, а у 5,0-15,0 % пациентов с трансплан­тацией аллогенных гемопоэтических стволовых клеток возникает ассоциированный с ВК-вирусом геморрагиче­ский цистит. Reddy Y.N. et al. (2014) обращают внимание на важность верификации вирусов BK при транспланта­ции почек как у донора, так и у реципиента [40]. Wing­ate J.T. et al. (2017) констатировали взаимосвязь между длительностью постановки мочеточникового стента и BK-виремией у пациентов с почечными трансплантатами [41]. Есть данные о причастности вирусов ВК к раку мо­чевого пузыря [42]. Верификация вируса ВК возможна в крови, моче (ПЦР), а также при исследовании биоптатов (ПЦР, морфологическое исследование) [43].

Респираторные вирусы

Наиболее распространёнными вирусами, причастны­ми к манифестации ИМП, являются респираторно-син­цитиальный вирус (RSV), риновирус (RV), вирус гриппа и аденовирус (AdV). ИМП различной локализации чаще регистрируются у детей после перенесённой респиратор­ной инфекции. Авторы, занимающиеся данной пробле­мой, указывают на то, что дебют ИМП, совпадающий с респираторным заболеванием, не требует культурально­го исследования мочи, так как у 10,0-13,4 % детей ИМП является следствием перенесённой вирусной инфекции [44][45][46].

Эксклюзивными и малочисленными являются рабо­ты о причастности вируса Зика к различным вариантам урологической патологии, в частности, к дебюту нейро­генного мочевого пузыря [47], у людей, инфицированных этим вирусом внутриутробно. Необходимо отметить, что данный вирус верифицируется в моче взрослых и детей и без какой-либо урологической патологии [48][49].

Заключение

На сегодняшний день данные о роли вирусов в разви­тии различных урологических заболеваний крайне раз­рознены, мозаичны и не систематизированы. Проблема в том, что отсутствуют исследования о верификации раз­личных таксонов вирусов в моче, органах и тканях мо­чевой системы у здоровых людей, то есть нет некой точ­ки отсчёта интерпретации результатов при различных вариантах урологической патологии. На сегодняшний день частично описаны не только микробиом, но и виром человеческого организма и крайне сложно ответить на вопрос, являются ли вирусы составной частью здоро­вого вирома верифицированные в различных биотопах и, в частности, в мочевой системе или же они причастны к развитию заболевания. В данном контексте актуально название статьи Zou S. et al. (2016) «Research on the human virome: where are we and what is next» [50]. К инфекцион­ным заболеваниям в урологии причастен не только наи­более изученный бактериальный компонент, но и вирусы как в моноварианте, так и в составе вирусо-вирусных и вирусо-бактериальных ассоциаций.

Сегодня все больше исследователей склоняются к необходимости выявления систематизированных за­кономерностей развития патологических процессов вирусной этиологии при заболеваниях мочевыводящих путей и разработке программ скрининговых исследова­ний на наличие специфичного вирусного агента при той или иной патологии мочеполового тракта. Уверены, что подобные подходы в ближайшем будущем будут раз­работаны в целях профилактики развития рецидивов и хронизации процессов, а также в целях подбора адек­ватной лекарственной терапии.

Список литературы

1. NIH Human Microbiome Project. Доступно по: https://hmpdacc.org/hmp/ Ссылка активна на 12.10.2018.

2. International Human Microbiome Consortium. Доступно по: http://www.human-microbiome.org/ Ссылка активна на 12.10.2018.

3. MULTI-’OMIC MICROBIOME STUDY-PREGNANCY INITIATIVE. Доступно по: http://momspi.vcu.edu/ Ссылка активна на 12.10.2018.

4. Te Inflammatory Bowel Disease Multi’omics Database. Доступно по: https://www.ibdmdb.org/ Ссылка активна на 12.10.2018.

5. Stamm W.E., Norrby S.R. Urinary tract infections: disease panorama and challenges. // J.Infect Dis. – 2001. -V.183. - Suppl 1. - S1-4. DOI: 10.1086/318850

6. Steiger S.N., Comito R.R., Nicolau D.P. Clinical and economic implications of urinary tract infections. // Expert Review of Pharmacoeconomics & Outcomes Research. – 2017. – V.17(4). – P.377-383. DOI: 10.1080/14737167.2017.1358618

7. Ciani O., Grassi D., Tarricone R. An economic perspective on urinary tract infection: the “costs of resignation”. // Clin Drug Investig. – 2013. - V.33(4). – P.255-61. DOI: 10.1007/s40261-013-0069-x

8. Urological Infections. EAU Guidelines. Доступно по: http:// uroweb.org/guideline/urological-infections/. Ссылка активна на 12.10.2018.

9. Al-Badr A., Al-Shaikh G. Recurrent Urinary Tract Infections Management in Women: A review. // Sultan Qaboos University Medical Journal. -2013. – V.13(3). – P.359-367.

10. Moustafa A., Xie C., Kirkness E., Biggs W., Wong E., et al. Te blood DNA virome in 8,000 humans. // PLoS pathogens. – 2017. – V.13. - e1006292. DOI: 10.1371/journal.ppat.1006292.

11. Moustafa A., Li W., Singh H., Moncera K.J., Torralba M.G., et al. Microbial metagenome of urinary tract infection. // Scientifc Reports. – 2018. – V.8. – P.4333. DOI: 10.1038/s41598-018-22660-8.

12. Whitley R.J. Chapter 68 Herpesviruses. Medical Microbiology. // 4th edition. Baron S, editor. Galveston (TX): University of Texas Medical Branch at Galveston. - 1996.

13. Набока Ю.Л., Ильяш А.В., Крахоткин Д.В. Вирусо-бактеральные ассоциации, верифицированные в моче здоровых людей (пилотное исследование). // Вестник урологии. – 2018. - 6(3). – P.44-49. DOI: 10.21886/2308-6424-2018-6-3-44-49

14. Набока Ю.Л., Гудима И.А., Коган М.И., Ибишев Х.С., Черницкая М.Л. Микробный спектр мочи и биоптатов мочевого пузыря у женщин с хроническим рецидивирующим циститом. // Урология. – 2013. - №4. – C.16-18.

15. Ito S., Hanaoka N., Shimuta K., Seike K., Tsuchiya T., et al. Male non‐gonococcal urethritis: From microbiological etiologies to demographic and clinical features. // Int. J. Urol. – 2016.- V.23. – P.325-331. DOI:10.1111/iju.13044

16. Ito S., Yasuda M., Kondo H., Yamada Y., Nakane K., et al. Clinical courses of herpes simplex virus-induced urethritis in men. // J Infect Chemother. – 2017. -V.23(10). – P.717-719. DOI: 10.1016/j.jiac.2017.03.017

17. Badawi H., Ahmed H., Aboul Fadl L., Helmi A., Fam N., et al. Herpes simplex virus type‐2 in Egyptian patients with bladder cancer or cystitis. // APMIS. – 2010. – V.118. – P.37-44. DOI: 10.1111/j.1600-0463.2009.02556.x.

18. Ong J.J., Morton A.N., Henzell H.R., Berzins K., Druce J., et al. Clinical Characteristics of Herpes Simplex Virus Urethritis Compared With Chlamydial Urethritis Among Men. // Sex Transm Dis. – 2017. – V.44(2). - P.121-125. DOI: 10.1097/OLQ.0000000000000547.

19. Al-Sardar H. A Case of Almost Painless Herpes Zoster Presenting with Symptoms of Cystitis, Penile Numbness, and Acute Vestibular Failure.// Case Reports in Dermatological Medicine 2013. – 2013. - 738579. DOI: 10.1155/2013/738579

20. Marques SA, Hortense J. Herpes Zoster-Associated Acute Urinary Retention in Immunocompetent Patient. // Anais Brasileiros de Dermatologia– 2014. – V.89(6). - P.985–987. DOI: 10.1590/abd1806-4841.20143185

21. Jakubovicz D., Solway E., Orth P. Herpes Zoster: Unusual Cause of Acute Urinary Retention and Constipation. // Canadian Family Physician. – 2013. – V.59(3). - P.146–147. DOI: 10.1590/abd1806-4841.20143185

22. Addison B., Harvey M. Herpes zoster-induced acute urinary retention. // Emerg Med Australas. – 2013. – V.25(3). – P.279-81. DOI: 10.1111/1742-6723.12079.

23. MacCraith E., Davis N.F., Walsh K. Acute urinary retention and constipation precipitated by herpes zoster infection. // BMJ Case Rep. – 2017. – V.12. pii: bcr-2017-220068. DOI: 10.1136/bcr-2017-220068.

24. Fujii M., Takahashi I., Honma M., Ishida‐Yamamoto A. Close correlation of herpes zoster‐induced voiding dysfunction with severity of zoster‐related pain: A single faculty retrospective study. // J Dermatol. – 2015. – V.42. – P.1091-1093. DOI:10.1111/1346-8138.12957

25. Schottstedt V., Blümel J., Burger R., Drosten C., Gröner A., et al. Human Cytomegalovirus (HCMV) – Revised. // Transfusion Medicine and Hemotherapy – 2010. – V.37(6). – P.365–375. DOI: 10.1159/000322141

26. Taktak A., Acar B., Gür G., Tiryaki T., Karakuş E., et al. Cytomegalovirus-related hemorrhagic cystitis in an immunocompetent child. // Renal Failure. 2014. – V.36(7). - P.1148-1150. DOI: 10.3109/0886022X.2014.926757

27. Atilla E., Yalciner M., Atilla P.A., Ates C., Bozdag S.C., et al. Is cytomegalovirus a risk factor for haemorrhagic cystitis in allogeneic haematopoietic stem cell transplantation recipients? // Antivir Ter. -2018. DOI: 10.3851/IMP3252.

28. Yoon G.S., Nagar M.S., Tavora F., Epstein J.I. Cytomegalovirus Prostatitis: A Series of 4 Cases. // International Journal of Surgical Pathology. - 2008. - V.18. – P.55 – 59. DOI: 10.1177/1066896908321182

29. Rouphael N.G., Laskar S.R., Smith A., Lyon G.M. Cytomegalovirus Prostatitis in a Heart Transplant Recipient. // American Journal of Transplantation. – 2011. – V.11. – P.1330-1333. DOI: 10.1111/j.1600-6143.2011.03519.x.

30. Tan S.K., Cheng X.S., Kao C.‐S., Weber J., Pinsky B.A., et al. Native kidney cytomegalovirus nephritis and cytomegalovirus prostatitis in a kidney transplant recipient. // Transpl. Infect. Dis. – 2018. - e12998. DOI: 10.1111/tid.12998.

31. Garolla A., Pizzol D., Bertoldo A., Menegazzo M., Barzon L., Foresta C. Sperm viral infection and male infertility: focus on HBV, HCV, HIV, HPV, HSV, HCMV, and AAV. // J Reprod Immunol. – 2013. – V.100(1). – P.20-9. DOI: 10.1016/j.jri.2013.03.004.

32. Mohseni M., Mollaei H.R., Arabzadeh S.A., Mirshekari T.R., Ghorbani P. Frequency of Cytomegalovirus in Fertile and Infertile Men, Referring to Afzalipour Hospital IVF Research Center, Kerman, IRAN: A Case-Control Study. // International Journal of Reproductive Biomedicine. -2018. – V.16(7). - P.443–446. DOI: 10.29252/ijrm.16.7.443

33. Eggert-Kruse W., Reuland M., Johannsen W., Strowitzki T., Schlehofer J.R. Cytomegalovirus (CMV) infection--related to male and/or female infertility factors? // Fertil Steril. – 2009. – V.91(1). – P.67-82. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2007.11.014.

34. Tommasino M. Te human papillomavirus family and its role in carcinogenesis. // Semin Cancer Biol. – 2014. – V.26. – P.13-21. DOI: 10.1016/j.semcancer.2013.11.002.

35. Takahashi S. Editorial Comment to Prevalence of human papillomavirus infection in the urinary tract of men with urethritis. International. // Journal of Urology. – 2010. – V.17. - P.568-569. DOI: 10.1111/j.1442-2042.2010.02521.x.

36. Shigehara K., Sasagawa T., Kawaguchi S., Kobori Y., Nakashima T., et al. Prevalence of human papillomavirus infection in the urinary tract of men with urethritis. // International Journal of Urology. – 2010. – V.17. – P.563-568. DOI: 10.1186/1471-2334-14-43

37. Shigehara K., Kawaguchi S., Sasagawa T., Furubayashi K., Shimamura M., et al. Prevalence of genital Mycoplasma, Ureaplasma, Gardnerella, and human papillomavirus in Japanese men with urethritis, and risk factors for detection of urethral human papillomavirus infection. // J Infect Chemother. – 2011. – V.17(4). – P.487-92. DOI: 10.1007/s10156-010-0203-0.

38. Nakashima K., Shigehara K., Kitamura T., Yaegashi H., Shimamura M., Kawaguchi S. Risk factors for human papillomavirus detection in urine samples of heterosexual men visiting urological clinics in Japan. // J Infect Chemother. – 2018. – V.24(9). – P.713-717. DOI: 10.1016/j.jiac.2018.04.011.

39. Badawi H., Ahmed H., Ismail A., Diab M., Moubarak M., et al. Role of Human Papillomavirus Types 16, 18, and 52 in Recurrent Cystitis and Urinary Bladder Cancer Among Egyptian Patients. // Te Medscape Journal of Medicine. – 2008. – V.10(10). – P.232.

40. Reddy Y.N., Trabert J., Wunderer F., Abraham G., Reddy Y.N. Recurrent renal allograf dysfunction due to ureteric stenosis in a patient with the BK virus infection. // Saudi J Kidney Dis. Transpl. – 2014. – V.25. – P.101-4. DOI: 10.4103/1319-2442.124508

41. Wingate J.T., Brandenberger J., Weiss A., Scovel L.G., Kuhr C.S. Ureteral stent duration and the risk of BK polyomavirus viremia or bacteriuria afer kidney transplantation. // Transpl Infect Dis. – 2017. – V.19:e12644. DOI: 10.1111/tid.12644.

42. Rinaldo C.H., Tylden G.D., Sharma B.N. Te human polyomavirus BK (BKPyV): virological background and clinical implications. // APMIS. – 2013. – V.121. - P.728–45. DOI: 10.1111/apm.12134.

43. Ahsan N., Shah K.V. Polyomaviruses and Human Diseases. In: Ahsan N. (eds) Polyomaviruses and Human Diseases. Advances in Experimental Medicine and Biology, 2006. – V.577. – P.1-18. DOI: 10.1007/0-387-32957-9_1

44. Kaluarachchi D, Kaldas V, Erickson E, Nunez R, Mendez M. When to perform urine cultures in respiratory syncytial viruspositive febrile older infants? // Pediatr Emerg Care. – 2014. – V.30(9). – P.598-601. DOI: 10.1097/PEC.0000000000000203.

45. Schlechter Salinas AK, Hains DS, Jones T, Harrell C, Meredith M. Testing for Urinary Tract Infection in the Influenza/Respiratory Syncytial Virus-Positive Febrile Infant Aged 2 to 12 Months. // Pediatr Emerg Care. – 2017. DOI: 10.1097/PEC.0000000000001073.

46. Hendaus M.A., Alhammadi A.H., Khalifa M.S., Muneer E., Chandra P. Risk of Urinary Tract Infection in Infants and Children with Acute Bronchiolitis. // Paediatrics & Child Health. – 2015. – V.20(25). - e25–e29. DOI: 10.1093/pch/20.5.e25

47. Costa Monteiro L.M., Cruz G.N.O., Fontes J.M., Saad Salles T.R.D., Boechat M.C.B. et al. Neurogenic Bladder Findings in Patients with Congenital Zika Syndrome: A Novel Condition. // PLoS ONE. – 2018. – V. 13(3). - e0193514. DOI: 10.1371/journal.pone.0193514.

48. Gourinat A.C., O’Connor O., Calvez E., Goarant C., DupontRouzeyrol M. Detection of Zika virus in urine. // Emerg Infect Dis. – 2015. – V.21(1). – P.84–86. DOI: 10.3201/eid2101.140894.

49. Fonseca K, Meatherall B, Zarra D, Drebot M., MacDonald J., et al. First case of Zika virus infection in a returning Canadian traveler. // Am J Trop Med Hyg. – 2014. – V.91(5). – P.1035–1038. DOI: 10.4269/ajtmh.14-0151.

50. Zou S., Caler L., Colombini-Hatch S., Glynn S., Srinivas P. Research on the human virome: where are we and what is next. // Microbiiome. - 2016. - V.4(1). - P.32. DOI: 10.1186/s40168-016-0177-y.


Об авторах

Д. В. Крахоткин
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Крахоткин Денис Валерьевич, аспирант кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФГБОУ ВО



С. Н. Иванов
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Иванов Сергей Никитич, студент ФГБОУ


Ю. Л. Набока
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Набока Юлия Лазаревна,  д.м.н., профессор, заведующая кафедрой микробиологии и вирусологии №1 ФГБОУ


М. И. Коган
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия

Конфликт интересов: Коган Михаил Иосифович, заслуженный деятель науки РФ, д.м.н., профессор; заведующей кафедрой урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС ФГБОУ



И. А. Гудима
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Гудима Ирина Александровна, к.м.н., доцент кафедры микробиологии и вирусологии № 1 ФГБОУ



А. В. Ильяш
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия

Ильяш Анна Владимировна, к.м.н., ассистент кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС ФГБОУ



М. Э. Савкин
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Савкин Максим Эдуардович, студент ФГБОУ


В. В. Красулин
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия

Красулин Виктор Васильевич, д.м.н., профессор кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС ФГБОУ



Д. В. Сизякин
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Сизякин Дмитрий Владимирович, д.м.н., профессор кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС ФГБОУ



Для цитирования:


Крахоткин Д.В., Иванов С.Н., Набока Ю.Л., Коган М.И., Гудима И.А., Ильяш А.В., Савкин М.Э., Красулин В.В., Сизякин Д.В. Вирусные патогены при урологических заболеваниях. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):14-21. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-14-21

For citation:


Krakhotkin D.V., Ivanov S.N., Naboka Yu.L., Kogan M.I., Gudima I.A., Ilyash A.V., Savkin M.Е., Krasulin V.V., Sizyakin D.V. Viral pathogens in urological diseases. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):14-21. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-14-21

Просмотров: 850


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)