Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Эффективность различных схем стартовой антиретровирусной терапии у детей с ВИЧ-инфекцией

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-22-27

Полный текст:

Аннотация

Цель: охарактеризовать эффективность нелфинавира и лопинавира/ритонавира в стартовых схемах антиретровирусной терапии ВИЧ-инфицированных пациентов детского возраста.

Материалы и методы: у 50 ВИЧинфицированных пациентов в возрасте 24-36 месяцев проводили терапию с использованием абакавира и ламивудина в сочетании с нелфинавиром (24 ребенка) или лопинавиром/ритонавиром (26 больных).

Результаты: применение обеих схем антиретровирусной терапии приводило к подавлению репликации ВИЧ, улучшению клинических и иммунологических показателей. Однако при лечении лопинавиром/ритонавиром выявлена более существенная положительная динамика вирусной нагрузки крови ВИЧ, иммунного статуса и клинической картины. С помощью математического моделирования доказана значимость назначения лопинавира/ритонавира в качестве независимого предиктора увеличения продолжительности эффективности антиретровирусной терапии. В качестве побочных эффектов лопинавира/ритонавира развились диспепсические симптомы.

Заключение: результаты проведенного исследования свидетельствуют высокой эффективности и безопасности использования лопинавира/ритонавира по сравнению с нелфинавиром у ВИЧ-инфицированных пациентов детского возраста.

Для цитирования:


Денисенко В.Б., Симованьян Э.Н. Эффективность различных схем стартовой антиретровирусной терапии у детей с ВИЧ-инфекцией. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):22-27. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-22-27

For citation:


Denisenko, V.B., Simovanyan E.N. The efficacy of nelfinavir and lopinavir/ritonavir in the treatment of HIV-infected pediatric patients. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):22-27. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-22-27

Введение

Неблагоприятное течение ВИЧ-инфекции (ВИЧ-И) у детей с быстрым развитием глу­бокого иммунодефицита, присоединением оппортунистических инфекций, опухолей, высокой ле­тальностью диктуют необходимость ранней диагностики заболевания и назначения антиретровирусной терапии (АРВТ) [1][2]. Доказано, что на фоне АРВТ происходит подавление размножения ВИЧ, что ведет к улучшению клинико-иммунологических показателей, снижению летальности [3][4]. Схемы АРВТ включают три препара­та, действующих на различные этапы репликативного цикла ВИЧ. В качестве «нуклеозидного скелета» схемы используют сочетание двух препаратов, являющихся нуклеозидными ингибиторами обратной транскриптазы вируса. Третьим компонентом схемы является препарат, подавляющий активность вирусных ферментов — протеазы или обратной транскриптазы [3].

Применяемые в настоящее время схемы АРВТ не по­зволяют полностью элиминировать ВИЧ из организма больного, в связи с чем эта терапия проводится пожиз­ненно [4]. Неблагоприятную роль играют высокая гене­тическая изменчивость вируса и недостаточная привер­женность пациента лечению, в результате чего возможны селекция резистентных штаммов и утрата эффективно­сти применяемой схемы [3]. Кроме того, при проведении АРВТ может проявиться побочное действие антиретро­вирусных препаратов [2][3][4].

Это диктует необходимость совершенствования АРВТ, что позволит назначать детям с ВИЧ-И наиболее эффективные и безопасные схемы терапии в условиях их длительного приема. Особенно важен правильный под­бор третьего компонента схемы АРВТ, обладающего наи­более высокой противовирусной активностью. В настоя­щее время у ВИЧ-инфицированных пациентов в возрасте от 24 до 36 месяцев в схемах стартовой АРВТ рекоменду­ют использовать препараты, подавляющие активность вирусной протеазы - нелфинавир (НФВ, вирасепт) или лопинавир/ритонавир (ЛПВ/РТВ, калетра) [2][3].

Цель исследования - охарактеризовать эффек­тивность нелфинавира и лопинавира/ритонавира в стартовых схемах антиретровирусной терапии ВИЧ- инфицированных пациентов детского возраста.

Материалы и методы

Под наблюдением находились 50 детей с ВИЧ-И, кото­рые соответствовали следующим критериям включения:

  1. Возраст от 24 до 36 месяцев.
  2. Диагноз ВИЧ-И подтвержден двукратным поло­жительным результатом полимеразной цепной реакции (ПЦР) на идентификацию провирусной ДНК в лимфоцитах периферической крови.
  3. Стадия вторичных заболеваний 4Б по Российской классификации ВИЧ-И.
  4. Пациенты ранее не получали АРВТ.
  5. Информированное согласие родителей.

Критерии исключения из исследования:

  1. Патология печени.
  2. Наличие аллели HLAB*5701 гиперчувствительно­сти к абакавиру.

Исследование проводилось на базе Ростовского Цен­тра по профилактике и борьбе со СПИД в 2012-2017 гг. Дизайн - рандомизированное контролируемой исследо­вание.

Клинико-лабораторное обследование проводилось до начала лечения, затем один раз в три месяца. Методом ПЦР определяли аллель HLA B*5701, ответственную за гиперчувствительность к абакавиру (тест-системы «Амплисенс», Россия).

Больным назначали АРВТ, включавшую два нуклеозидных ингибитора обратной транскриптазы ВИЧ в сочетании с препаратом, подавляющим активность ви­русной протеазы. В качестве нуклеозидных ингибитора обратной транскриптазы ВИЧ использовали абакавир (зиаген) и ламивудин (эпивир). Пациенты были рандо­мизированы на группы больных, получавших НФВ (24 чел.) и ЛПВ/РТВ (26 чел.).

Количество различных популяций и субпопуляций иммунокомпетентных клеток в периферической крови определяли с помощью реакции непрямой имунофлуо- ресценции с использованием мышиных моноклональных антител («Сорбент», Россия) с регистрацией полученных результатов на проточном цитометре «Coulter» (Фран­ция). Содержание Т-лимфоцитов оценивали по экспрес­сии CD3-рецептора, Т-хелперов - CD4, цитотоксических Т-лимфоцитов - CD8, В-лимфоцитов - CD20, натураль­ных киллеров - CD16. Для определения содержания им­муноглобулинов классов IgA, IgM и IgG использовали ме­тод радиальной иммунодиффузии в геле по G. Manchini et al. (1965), Уровень циркулирующих иммунных ком­плексов в периферической крови оценивали с помощью метода преципитации полиэтиленгликолем. Генерацию активных форм кислорода нейтрофилами оценивали в спонтанном и стимулированном тесте восстановления нитро-синего тетразолия (НСТ). Его коэффициент сти­муляции вычисляли как отношение стимулированного к спонтанному НСТ-тесту.

Исследование иммунного статуса 20 детей, относив­шихся к первой группе здоровья, позволили выработать нормативные показатели.

Количественное содержание ВИЧ в крови (вирусную нагрузку крови - ВНК) определяли методом ПЦР («РеалБест», Россия). Лабораторную диагностику цитомегаловирусной инфекции (ЦМВИ), инфекции простого гер­песа (ИПГ), Эпштейна-Барр вирусной инфекции (ЭБВИ) осуществляли методом иммуноферментный анализ («Эколаб», Россия).

На первом этапе исследования проведен анализ кли­нико-лабораторных показателей до начала АРВТ и через 12 месяцев. Второй этап включал проспективную оценку эффективности и побочных эффектов различных схем АРВТ на протяжении 5 лет на основании предложенных критериев [2].

Для статистической обработки полученных данных использовали компьютерную программу «R» (ver. 3.2.0). Достоверность различий абсолютных показателей оце­нивали с использованием критерия Стьюдента, относи­тельных показателей - точного теста Фишера при уровне Р < 0,05. С целью определения независимых предикторов, влияющих на длительность сохранения эффективности стартовой схемы АРВТ, использовали метод выживаемости (анализа времени до наступления события) и мате­матическую модель пропорциональных интенсивностей Кокса.

Результаты

Частота клинических проявлений ВИЧ-И у обследо­ванных больных представлена в табл. 1. У больных вы­являли симптомы, ассоциированные с прямым действи­ем ВИЧ, в том числе системное увеличение лимфоузлов, печени, селезенки, снижение массы тела более 10 %, миокардиопатию, нефропатию, анемию, тромбоцитопению и немотивированную лихорадку продолжительностью более одного месяца. Отражением формирования иммуносупрессии служили оппортунистические инфекции — бактериальные инфекции, активные формы туберкулеза, ИПГ, ЦМВИ, ЭБВИ, кандидоза. Частота клинических симптомов в группах детей, получавших НФВ и ЛПВ/ РТВ, до начала АРВТ была сопоставимой.

При повторном обследовании через 12 месяцев после начала АРВТ установлено, что на фоне применения обе­их схем отмечалось уменьшение частоты спленомегалии, дефицита массы тела более 10 %, анемии, бактериальных инфекций, активных форм ЦМВИ, ЭБВИ и кандидоза. Следует отметить, что при использовании ЛПВ/РТВ про­исходило также снижение частоты гепатомегалии, миокардиопатии и активной формы ИПГ.

 

Таблица / Table 1

Динамика клинических показателей при ВИЧ-инфекции у детей с учетом схемы антиретровирусной терапии, n (%)

Dynamics of clinical indicators for HIV infection in children, taking into account the antiretroviral therapy regimen, n (%)

Показатели

Indicators

Дети, получавшие НФВ

Children who received NFV

Дети, получавшие ЛПВ/РТВ

Children who received LPV/RTV

До АРВТ

Before ARVT

Через 12 месяцев

After 12 months

До АРВТ

Before ARVT

Через 12 месяцев

After 12 months

Увеличение лимфоузлов

Enlargement of lymph nodes

24 (100)

24 (100)

26 (100)

26(100)

Увеличение печени

Liver enlargement

24 (100)

22 (92)

26 (100)*

15 (58)

Увеличение селезенки

Spleen Ienlargement

9 (38)*

2 (8)

 12 (42)*

1 (4)

Снижение массы тела более 10%

Decreased body weight more than 10%

19 (79)*

11 (46)

21 (81)*

13 (50)

Миокардиопатия

Myocardiopathy

7 (29)

2 (8)

9 (35)*

1 (4)

Нефропатия

Nephropathy

2 (8)

0 (0)

1 (4)

0 (0)

Анемия

Anemia

18 (75)*

7 (29)

21 (81)*

2 (8)

Тромбоцитопения

Thrombocytopenia

2 (8)

0 (0)

2 (8)

0 (0)

Длительная лихорадка

Prolongedfever

4 (17)

0 (0)

4 (15)

0 (0)

Бактериальные инфекции

Bacterial infections

21 (88)*

15 (63)

26 (100)*

18 (69)

Активная форма туберкулеза

Activeform of tuberculosis

2 (8)

0 (0)

3 (12)

0 (0)

Активная форма ИПГ

Activeform of HSI

6 (29)

4 (18)

8 (33)*

1 (4)

Активная форма ЦМВИ

Activeform of CMVI

9 (38)*

2 (8)

9 (35)*

2 (8)

Активная форма ЭБВИ

Activeform of EBVI

10 (42)*

2 (8)

10 (39)*

2 (8)

Кандидоз

Candidiasis

12 (50)*

2 (8)

12 (46)*

2 (8)

* - достоверность различий показателей до начала терапии и через 12 месяцев (Р < 0,05).

* - reliability of differences in indices before therapy and after 12 months (P <0.05). 

При первичном исследовании иммунного статуса до начала АРВТ у детей обеих групп выявлено существен­ное уменьшение количества основных клеток-мишеней ВИЧ - Т-хелперов (CD4) (табл. 2). Обнаружены также другие изменения в Т-клеточном звене - уменьшение ко­личества Т-клеток (CD3), увеличение цитотоксических CD8-лимфоцитов, снижение иммунорегуляторного ин­декса CD4/CD8. Гипериммуноглобулинемия за счет IgA, IgM, IgG, повышение содержания циркулирующих им­мунных комплексов отражали поликлональную актива­цию В-лимфоцитов. Снижалась спонтанная (НСТ сп.) и стимулированная (К ст. НСТ) генерация активных форм кислорода нейтрофилами. Достоверные различия имму­нологических показателей до начала АРВТ между группа­ми отсутствовали

 

Таблица / Table 2

Иммунный статус больных ВИЧ-инфекцией, получавших различные схемы антиретровирусной терапии, М ± m

Immune status of patients with HIV infection receiving various antiretroviral regimens, М ± m

Показатели

Indicators

Дети, получавшие НФВ

Children who received NFV

Дети, получавшие ЛПВ/РТВ Children who received LPV/RTV

Норма

Norm

До АРВТ

Before ARVT

Через 12 месяцев

After 12 months

До АРВТ

Before ARVT

Через 12 месяцев

After 12 months

CD3-лимфоциты отн., %

CD3-lymphocytes rel.,%

67,5 ± 2,51

72,7 ± 1,11,2

69,8 ± 1,91

74,1 ± 1,21,2

79,4 ± 1,4

CD4-лимфоциты отн., %

CD4-lymphocytes rel.,%

18,5 ± 3,31

27,4 ± 2,91,2

17,1 ± 2,71

29,4 ± 3,11,2

48,4 ± 3,6

CD8-лимфоциты отн., % CD8-lymphocytes rel.,%

45,4 ± 2,11

38,4 ± 1,51,2

47,6 ± 1,91

37,7 ±1,11,2

23,3 ± 2,9

Коэффициент CD4/CD8

Coefficient CD4/CD8

0,4 ± 0,11

0,7 ± 0,11,2

0,38 ± 0,051

0,77 ± 0,091,2

2,1 ± 0,2

CD20-лимфоциты отн., %

CD20-lymphocytes rel.,%

18,1 ± 1,4

17,3 ± 2,1

19,3 ± 1,9

18,3 ± 2

20,5 ± 1,7

Иммуноглобулины IgA, г/л

Immunoglobulins IgA, g/l

1,52 ± 0,141

1,43 ± 0,151

1,67 ± 0,221

0,91 ± 0,172

0,69 ± 0,05

Иммуноглобулины IgM, г/л

Immunoglobulins IgM, g/l

1,85 ± 0,121

1,31 ± 0,171,2

1,77 ± 0,161

1,2 ± 0,121,2

0,78 ± 0,15

Иммуноглобулины IgG, г/л

Immunoglobulins IgG, g/l

16,8 ± 1,31

11,7 ± 11,2

17,7 ± 1,11

12,2 ± 0,81,2

8,7 ±1,1

Циркулирующие иммунные комплексы, усл. ед.

Circulating immune complexes, conv. un.

98,4 ± 6,71

93,7 ± 7,51

95,6 ± 3,41

82,5 ± 3,61,2

46,5 ± 5,8

CD16-лимфоциты отн., %

CD16-lymphocytes rel.,%

8,1 ± 1,3

7,4 ± 1,5

7,7 ± 1,7

6,8 ± 1

6,6 ± 0,9

НСТ сп., усл. ед.

NBT sp., conv. un.

138,1 ± 3,71

129,7 ± 6,61

128,4 ± 5,91

121,6 ± 5,11

157,1 ± 4,6

К ст. НСТ

C st. NBT

1,1 ± 0,071

1,45 ± 0,081,2

1,27 ± 0,071

1,56 ± 0,051,2

1,77 ± 0,11

1 - достоверность различий показателей больных ВИЧ-инфекцией по сравнению со здоровыми детьми (Р < 0,05).

2 - достоверность различий показателей больных ВИЧ-инфекцией до начала терапии и через 12 месяцев (Р < 0,05).

1 - reliability of differences in indices patients with HIV infection compared with healthy children (P <0.05).

2 - reliability of differences in indices patients with HIV infection before therapy and after 12 months (P <0.05).

 

Через 12 месяцев после начала АРВТ у больных, не­зависимо от схемы АРВТ, зарегистрировано повышение Т-хелперов (CD4). Однако их число оставалось снижен­ным относительно возрастной нормы. Отмечалось также повышение Т-лимфоцитов (СD3), уменьшение цитоток­сических CD8-клеток, возрастание иммунорегуляторного индекса CD4/CD8. Уменьшалась поликлональная активация В-лимфоцитов, что подтверждено снижени­ем уровня IgM и IgG. Отмечалось увеличение адаптаци­онных возможностей метаболизма нейтрофилов (К ст. НСТ). Следует отметить, что для всех перечисленных по­казателей сохранялись отклонения от возрастной нормы, зарегистрированные до начала терапии.

При назначении ЛПВ/РТВ имела место более зна­чительная динамика показателей иммунного статуса.

У этих детей происходила нормализация содержания иммуноглобулина класса IgA, в то время как при при­еме НФВ этот показатель практически не изменялся. На фоне использования ЛПВ/РТВ отмечалось снижение со­держания циркулирующих иммунных комплексов, не достигавшее уровня нормативного показателя. У детей, получавших НФВ, этот показатель не претерпевал досто­верных изменений.

Показатель ВНК ВИЧ в группе больных, получавших НФВ и ЛПВ/РТВ, до начала лечения достоверно не раз­личался (423835 ± 74817 коп/мл и 490693 ± 34654 коп/мл, соответственно; Р > 0,05). Через год после начала АРВТ у 100 % больных, получавших ЛПВ/РТВ, ВНК ВИЧ была менее 50 коп/мл. На фоне приема НФВ число пациен­тов с ВНК ВИЧ менее 50 коп/мл было меньшим (70,8%, Р < 0,05).

Катамнестическое наблюдение за больными осущест­вляли в течение 20-60 (31,5 ± 6,7) месяцев. К моменту окончания исследования применявшаяся схема стар­товой АРВТ сохраняла эффективность у 37 пациентов (74 %). У 11 детей (22 %) стартовая схема АРВТ утратила эффективность, что находило отражение в повышении уровня ВНК ВИЧ (11 чел.; 22 %) и снижении количества Т-хелперов (4 чел.; 8 %). У 9 детей (18 %) развились по­бочные эффекты АРВТ. При приеме НФВ липодистрофия возникла у двух пациентов, тошнота — у одного больного, рвота — у одного ребенка. У пациентов с липодистрофией проводили изменение схемы АРВТ. Побочными эффекта­ми ЛПВ/РТВ являлись диспепсические симптомы — тош­нота (у трех детей) и рвота (у двух человек).

Для определения предикторов, влияющих на дли­тельность сохранения эффективности стартовой схемы АРВТ, использована математическая модель пропорци­ональных интенсивностей Кокса в рамках анализа вы­живаемости (срока до наступления события). Критерием завершенности наблюдения служила утрата эффектив­ности, которая имела место у 11 детей. В этой группе определяли срок в месяцах от начала АРВТ до утраты эффективности. В группу незавершенных (цензуриро­ванных) наблюдений входили пациенты с сохранявшей­ся на момент окончания исследования эффективностью стартовой схемы АРВТ (37 чел.), а также два ребенка, у которых терапия была изменена из-за развития липоди- строфии. В этой группе высчитывали интервал времени в месяцах от начала терапии до окончания исследования или до изменения схемы из-за побочного эффекта. Полу­ченные данные включали в анализ выживаемости.

Далее в однофакторной математической модели про­порциональных интенсивностей Кокса тестировали кли­нико-лабораторные показатели на момент начала АРВТ. К клиническим показателям относились наличие у боль­ного генерализованной лимфадепатии, гепатомегалии, спленомегалии, дефицита массы тела более 10 %, миокар- диопатии, нефропатии, анемии, тромбоцитопении, дли­тельной немотивированной лихорадки, бактериальных инфекций, активных форм туберкулеза, ЦМВИ, ИПГ, ЭБВИ, кандидоза, к лабораторным показателям — ко­личество Т-хелперов менее 15 %, ВНК ВИЧ более 100000 коп/мл, а также схема АРВТ — с использованием НФВ или ЛПВ/РТВ. Статистически значимыми в однофактор­ной модели были два предиктора — наличие у больного спленомегалии (отношение риска ОР 2,6; 95 % довери­тельный интервал 95 % ДИ 1,1-7; достоверность модели Р = 0,015) и назначение ЛПВ/РТВ (ОР 0,07; 95 % ДИ 0,01-0,4; Р < 0,001). Тестирование этих показателей в многофак­торной модели показало, что статистическую значимость продемонстрировал только один из них — назначение ЛПВ/РТВ (ОР 0,08; 95 % ДИ 0,01-0,45; Р = 0,027), который может быть признан независимым предиктором, влияю­щим на продолжительность сохранению эффективности стартовой схемы АРВТ. Причем, поскольку значение по­казателя ОР было менее единицы, применение этого пре­парата приводило к увеличению длительности сохране­ния эффективности АРВТ.

Обсуждение

Результаты проведенного исследования свидетель­ствуют об эффективности обоих применявшихся схем стартовой АРВТ. Их назначение приводило к подавлению репликации ВИЧ и повышению содержания Т-хелперов (CD4), которые служат основными клетками-мишеня­ми для ВИЧ [1][2]. Имели место другие положительные сдвиги показателей, характеризующих врожденную ре­зистентность, адаптивный иммунный ответ по клеточ­ному и гуморальному типам. Происходило улучшение клинических показателей - снижение частоты ВИЧ- ассоциированных симптомов (генерализованной лимфаденопатии, гепатомегалии, спленомегалии, дефицита массы тела более 10 %, анемии), бактериальных инфек­ций, активных форм ЦМВИ, ЭБВИ и кандидоза.

Включение ЛПВ/РТВ в схему стартовой АРВТ спо­собствовало более существенной динамике клинических и лабораторных показателей. У всех пациентов этой груп­пы, в отличие от приема НФВ, уровень ВНК ВИЧ был менее 50 коп/мл. Отмечалось более выраженное умень­шение поликлональной стимуляции В-клеток, что под­тверждалось нормализацией содержания IgA и умень­шением ЦИК. Наблюдалась более отчетливая динамика клинических показателей, в том числе снижение частоты гепатомегалии, миокардиопатии и активной формы ИПГ. Как показало тестирование клинико-лабораторных по­казателей до начала лечения в математической модели пропорциональных интенсивностей Кокса, назначение ЛПВ/РТВ способствовало повышению эффективности терапии в долгосрочном плане.

Можно полагать, что более высокая эффективность ЛПВ/РТВ объясняется следующими факторами. ЛПВ эффективно подавляет активность вирусной протеазы, а для формирования лекарственной резистентности не­обходимы 6-7 мутаций в геноме ВИЧ [2]. Второй компо­нент — РТВ в бустирующей дозе — подавляет активность цитохрома Р450 в печени, который метаболизирует ЛПВ. В результате в крови создается высокий и стабильный уровень ЛПВ. Все это способствует устойчивому пода­влению репликации ВИЧ, более отчетливой динамике клинических и иммунологических показателей. Необхо­димо отметить отсутствие серьезных побочных эффек­тов при длительном приеме ЛПВ/РТВ, которые представ­лены диспепсическими симптомами, в то время как при использовании НФВ у двух пациентов возникла липодистрофия, потребовавшая изменения схемы АРВТ.

Выводы

  1. Применение стартовых схем АРВТ с использова­нием НФВ и ЛПВ/РТВ приводило к подавлению репликации ВИЧ, улучшению клинических и им­мунологических показателей.
  2. При использовании ЛПВ/РТВ имела место более отчетливое улучшение клинико- лабораторных по­казателей и увеличение длительности сохранения эффективности АРВТ.
  3. С учетом высокой клинической, лабораторной эф­фективности и безопасности ЛПВ/РТВ этот пре­парат следует включать в схемы выбора стартовой АРВТ у детей.

Список литературы

1. B-Lajoie M.R., Drouin O., Bartlett G., Nguyen Q., Low A., Gavriilidis G. еt al. Incidence and prevalence of opportunistic and other infections and the impact of antiretroviral therapy among HIV-infected children in low- and middle-income countries: a systematic review and meta-analysis. // Clin. Infect. Dis. – 2016. – Vol. 62, N 12. – P. 1586-1594. doi: 10.1093/cid/ciw139.

2. ВИЧ-инфекция и СПИД: Национальное руководство / под ред. В.И. Покровского. – М.: Геотар-Медиа, 2013. – 608 с.

3. Siegfried N., Davies M.A., Penazzato M., Muhe L.M., Egger M. Optimal time for initiating antiretroviral therapy (ART) in HIV-infected, treatment-naive children aged 2 to 5 years old. // Cocrane Database Syst. Rev. – 2013. – N 10. – CD010309. doi: 10.1002/14651858.CD010309.pub2.

4. Schomaker M., Leroy V., Wolfs T., Technau K.G., Renner L., Judd A. et al. Optimal timing of antiretroviral treatment initiation in HIV-positive children and adolescents: a multiregional analysis from Southern Africa, West Africa and Europe. // Int. J. Epidemiol. – 2017. – Vol. 46., N 20. – P. 453-465. doi: 10.1093/ije/dyw097.


Об авторах

В. Б. Денисенко
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия

Денисенко Валентин Борисович, к.м.н., доцент кафедры детских инфекций

Ростов-на-Дону, Нахичеванский 29, тел. 8-863-232-73-58

 



Э. Н. Симованьян
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Симованьян Эмма Никитична, д.м.н., профессор, заведующая кафедрой детских инфекций

Ростов-на-Дону, Нахичеванский 29, тел. 232-73-58



Для цитирования:


Денисенко В.Б., Симованьян Э.Н. Эффективность различных схем стартовой антиретровирусной терапии у детей с ВИЧ-инфекцией. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):22-27. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-22-27

For citation:


Denisenko, V.B., Simovanyan E.N. The efficacy of nelfinavir and lopinavir/ritonavir in the treatment of HIV-infected pediatric patients. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):22-27. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-22-27

Просмотров: 379


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)