Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Расчет порогового уровня и оценка динамики натрийуретического пептида для оптимизации ведения коморбидных пациентов с тиреотоксикозом и сердечной недостаточностью

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-73-80

Полный текст:

Аннотация

Цель. Определить пороговый уровень натрийуретического пептида для оптимизации диагностики сердечной недостаточности у коморбидных больных с тиреотоксикозом, оценить динамику показателя на фоне терапии.

Материалы и методы. 111 пациентов в возрасте 58,3±5,6 лет, распределены в 4 группы: основная – 25 пациентов с ишемической болезнью сердца (ИБС), хронической сердечной недостаточностью (ХСН) и тиреотоксикозом; 1-я группа сравнения - 30 пациентов с ИБС и ХСН, без тиреотоксикоза; 2-я группа – 30 пациентов с тиреотоксикозом без ИБС, 3-я группа - 26 пациента с тиреотоксикозом и ИБС, без признаков ХСН. Оценивали функцию щитовидной железы, уровень NT-proBNP исходно и через 6 месяцев лечения тиреотоксикоза, ИБС и ХСН. С помощью ROC-анализа рассчитали пороговый уровень NT-proBNP для диагностики ХСН у коморбидных пациентов.

Результаты. У пациентов всех групп определялась повышенная концентрация NT-proBNP (более 125 пг/мл), во 2-й группе составила - 225,5 (180,1; 376,1) пг/мл. Значения NT-proBNP у пациентов 1-й и 3-й групп достоверно не отличались. Наиболее высокий уровень NT-proBNP определялся в основной группе - 712,1 (434,3; 893,9) пг/мл. Рассчитали cut-off маркера для скрининга ХСН у пациентов с ИБС и тиреотоксикозом - 556,4 пг/мл (чувствительность - 72%, специфичность - 100%, точность - 87,2% (р<0,001)). Через 6 месяцев лечения уровень NT-proBNP во 2-й группе сравнения уменьшился на 74% (р<0,0001), достиг нормального значения (64,6 (42,2;76,3)), в основной группе снизился на 43% и составил 406,7 (309,1; 498,6) пг/мл. 

Выводы. У пациентов всех групп выявлена повышенная концентрация NT-proBNP, наиболее высокая - в группе пациентов с ХСН на фоне ИБС и тиреотоксикоза. Определен новый пороговый уровень NT-proBNP – 556,4 пг/мл, позволяющий диагностировать ХСН у пациентов с сочетанием ИБС и тиреотоксикоза.

Для цитирования:


Пащенко Е.В., Чесникова А.И., Кудинов В.И., Терентьев В.П., Коломацкая О.Е. Расчет порогового уровня и оценка динамики натрийуретического пептида для оптимизации ведения коморбидных пациентов с тиреотоксикозом и сердечной недостаточностью. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):73-80. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-73-80

For citation:


Pashchenko E.V., Chesnikova A.I., Kudinov V.I., Terentyev V.P., Kolomatskaya O.E. Calculation of the cut-off and evaluation of the dynamics of natriuretic peptide for optimization the management of comorbid patients with thyrototoxicosis and heart failure. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):73-80. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-73-80

Введение

Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) по-прежнему остается актуальной проблемой здравоохранения, поскольку является наибо­лее тяжелым, прогностически неблагоприятным ослож­нением сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Несмо­тря на применение современных методов диагностики, разработку и внедрение в практическую медицину новых групп препаратов, смертность при ХСН остается высо­кой [1].

В исследованиях последних лет показано, что одной из частых причин развития и прогрессирования ХСН является ишемическая болезнь сердца (ИБС) — в 69,7 % случаев [2][3].

Известно, что при патологии щитовидной железы, со­провождающейся ее гиперфункцией, наблюдаются изме­нения со стороны сердечно-сосудистой системы (ССС), которые, как правило, обратимы при достижении эутиреоза [6][7][13]. Вместе с тем, структурно-функциональное ремоделирование сердца, развивающееся при сочетании тиреотоксикоза и уже имеющихся ССЗ, может быть не­обратимым.

В современных Национальных и Европейских реко­мендациях по диагностике и лечению ХСН особое вни­мание уделено определению уровня натрийуретических пептидов (НУП) и N-концевого фрагмента его предше­ственника (NT-proBNP) для ранней диагностики ХСН, особенно при наличии сохранной и промежуточной фракции выброса (ФВ) левого желудочка (ЛЖ) [2][4][5]. Как известно, НУП, активно участвующие в нейрогуморальной регуляции ССС, секретируются в ответ на пере­грузку камер сердца объемом и давлением и обладают до­статочно высокой чувствительностью и специфичностью при диагностике ХСН [8][9][10][11].

Однако, согласно данным литературы, при гипер­функции щитовидной железы без ССЗ также определяет­ся повышенный уровень НУП. Мнение исследователей о причинах повышения данного показателя неоднозначно, что вызывает интерес к изучению уровня натрийурети- ческих пептидов у больных с тиреотоксикозом при на­личии ИБС и ХСН, оценке возможности использования данного показателя для диагностики ХСН у коморбид­ных больных [12][14][15][16][17][18][19][21].

Цель исследования — определить пороговый уровень натрийуретического пептида для оптимизации диагно­стики сердечной недостаточности у коморбидных боль­ных с тиреотоксикозом, оценить динамику показателя на фоне терапии.

Материалы и методы

В исследование были включены 111 больных в воз­расте от 45 до 65 лет (средний возраст — 58,3±5,6 лет), на­ходившихся на обследовании и лечении в кардиологиче­ском отделении № 2 и в кардиодиспансерном отделении ГБУ РО «Ростовская областная клиническая больница». Все пациенты были распределены на 4 группы:

Основная — 25 больных с тиреотоксикозом, ИБС и ХСН II-III функционального класса (ФК), средний воз­раст — 59,23±3,81.

Первая группа сравнения — 30 пациентов с ИБС и ХСН II-III ФК, без патологии щитовидной железы, сред­ний возраст — 57,6±2,73.

Вторая группа сравнения — 30 пациентов с тиреоток­сикозом без ИБС, средний возраст — 45,4±3,51.

Третья группа сравнения — 26 пациентов с тиреоток­сикозом и ИБС, без признаков ХСН, средний возраст — 59,12±3,14.

Все пациенты с ИБС имели II-III ФК стенокардии на­пряжения. Диагностика и лечение ИБС и ХСН проводи­лись в соответствии с современными рекомендациями [2][4][5].

Анализ клинических симптомов ХСН у пациентов основной групппы и первой группы сравнения выпол­няли с помощью шкалы оценки клинического состояния (ШОКС, модификация Мареева В.Ю., 2000), переноси­мость физической нагрузки оценивали по результатам 6-минутного теста ходьбы (6МТХ).

Уровень NT-proBNP в сыворотке крови определяли с помощью иммуноферментного анализа и реактивов Biomedica (Австрия) на автоматическом иммуноферментном анализаторе «Лазурит», «Дайнекс Технолоджис», США.

Для оценки структурно-функциональных показа­телей левых отделов сердца проводили ЭхоКГ исследо­вание на ультразвуковом аппарате MyLab70 («Esaote», Италия), с использованием трансторакальных датчиков 3,5/5,0 МГц, одномерного режима, импульсно-волнового допплеровского режима и цветного картирования.

В исследование включали пациентов с тиреотокси­козом (уровень тиреотропного гормона (ТТГ) менее 0,1 мМЕ/л, уровень свободного трийодтиронина (fТ3) выше 5,8 пмоль/л, свободного тетрайодтиронина (fТ4) выше 23,0 пмоль/л), у которых в 100 % случаев был диагно­стирован диффузный токсический зоб - болезнь Грейвса (уровень антител к рецептору ТТГ — выше 1,5 Ед/л). Па­циентам с тиреотоксикозом в стационаре была назначена стандартная терапия тиреостатиками (тиамазол в дозе 30-40 мг/сутки, с последующим снижением дозы до под­держивающей 5-10 мг/сутки).

Все исследования выполняли исходно (до назначения тиреостатиков) и через 6 месяцев терапии.

Критериями исключения из исследования явились аутоиммунный тиреоидит, функциональная автономия щитовидной железы, ятрогенный тиреотоксикоз, гемо­динамически значимые пороки сердца (врожденные, приобретенные), перикардиты, миокардиты, инфаркт миокарда или острое нарушение мозгового кровообра­щения давностью менее 6 месяцев, тяжелая патология печени, почек, наличие электрокардиостимулятора, воспалительные и инфекционные заболевания, злокаче­ственные новообразования.

На проведение исследования получено одобрение локального научного этического комитета Ростовского государственного медицинского университета, а также информированное согласие всех пациентов.

Статистическую обработку полученных данных про­водили с помощью программы STATISTICA 10.0 (StatSoft, США). Качественные значения представляли в абсолют­ных числах (n) и процентах (%), которые сравнивали по критерию χ2 Пирсона. Для количественных переменных, распределение которых отличалось от нормального, зна­чения представлены в виде медианы и квартилей. При сравнении более двух групп по количественному и ка­чественному признакам использовали метод рангового анализа вариаций Краскела-Уоллиса. При сравнении двух групп по количественному признаку использовался критерий Манна-Уитни. Различия статистических вели­чин признавались достоверными при уровне значимости р<0,05. Для определения нового порогового значения применили ROC-анализ (построение Receiver Operator Characteristic rarve). Диагностическую эффективность метода оценивали путем определения площади под ROC- кривой (AUC или Area Under Curve).

Результаты

Показатели гормонального спектра крови, частоты сердечных сокращений (ЧСС) достоверно не отличались у больных основной группы, второй и третьей групп сравнения, тогда как окружность талии (ОТ), индекс массы тела (ИМТ) в группе пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ (вторая группа сравнения) оказались достовер­но ниже (р<0,05) в сравнении с показателями основной группы, первой и третьей групп сравнения, что, по-видимому, обусловлено более молодым возрастом паци­ентов и отсутствием коморбидности.

Сравнительный анализ клинических симптомов ХСН не выявил достоверных отличий показателей ШОКС у пациентов основной и первой группы сравнения (7,08 и 6,61 баллов соответственно, р=0,3), тогда как расстояние, пройденное за 6 минут, в основной группе оказалось в 1,2 раза меньшим (253,96+16,88 и 300,32+19,12 м соответ­ственно (р=0,01)).

Оценивая систолическую функцию левого желудоч­ка, следует отметить, что значения фракции выброса у пациентов второй и третьей групп сравнения оказались в пределах нормы (67% и 56% соответственно). У пациен­тов первой группы сравнения, с ИБС и ХСН, фракция вы­броса левого желудочка (ФВ ЛЖ) была достоверно ниже, чем во второй и третьей группах сравнения (р<0,001), и соответствовала промежуточному типу сердечной недо­статочности — 47,0 % (40,0; 48,0) [1][2][4]. Вместе с тем, у пациентов с ХСН на фоне ИБС и тиреотоксикоза (основ­ной группы) диагностирована наиболее низкая ФВ ЛЖ — 40,0 % (37,0; 42,0), по сравнению с соответствующим по­казателем в группах сравнения (р<0,001).

Особое внимание в работе уделено анализу результа­тов определения концентрации NT-proBNP. Необходимо подчеркнуть, что повышенный уровень данного показа­теля был выявлен у больных всех групп (рис. 1). Так, у лиц с тиреотоксикозом без ССЗ (вторая группа сравне­ния) значение NT-proBNP в 2,04 раза превышало порого­вый уровень (125 пг/мл), рекомендованный для диагно­стики ХСН [4]. У больных с ИБС и ХСН (первая группа сравнения) и у пациентов с ИБС и тиреотоксикозом без клинически выраженной ХСН (третья группа сравнения) уровень NT-proBNP превышал на 28,8 % (т.е. в 1,28 раза, р1=0,017) и на 35,2 % (т.е. в 1,35 раза, р2=0,008) значение аналогичного показателя у пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ (второй группы сравнения). Однако концен­трация NT-proBNP у пациентов первой и третьей групп сравнения была в 2,18 и 2,06 раза ниже, чем в основной группе (р<0,0001), но между собой показатели достовер­но не различались (р=0,88). Наиболее высокий уровень NT-proBNP получен у больных основной группы, по сравнению с соответствующими показателями в группах сравнения (р<0,0001).

 

Примечание: * — р<0,05 при сравнении с первой группой; Δ — р<0,05 при сравнении со второй группой; ● — р<0,05 при сравнении с третьей группой.

Рисунок 1. Значения концентрации NT-proBNP у пациентов исследуемых групп.

Figure 1. The values of NT-proBNP concentration at patients of studied groups.

 

В соответствии с поставленной задачей проведено определение нового порогового значения NT-proBNP, позволяющего судить о хронической сердечной недоста­точности у коморбидных пациентов с тиреотоксикозом.

При определении порогового значения, исходя из значений чувствительности и специфичности, было ис­пользовано построение характеристической кривой (ROC-кривая) с помощью ROC-анализа. В результате рассчитывали дифференциальную точку разделения, или порог отсечения (cut-off). Прежде всего, определи­ли значение cut-off NT-proBNP для группы пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ — 402,83 пг/мл (диагностиче­ская чувствительность — 100 %, специфичность — 93,3 %, диагностическая точность — 95,6 % (p<0,001)). Соглас­но полученному результату, значения NT-proBNP более 402,83 пг/мл позволяют предполагать наличие ХСН у 100 % пациентов с тиреотоксикозом, а уровень NT-proBNP ниже указанного порогового значения у 93,3 % больных с заболеваниями щитовидной железы, протекающими с ее гиперфункцией, исключает ХСН.

Площадь под ROC-кривой (Area Under Curve — AUC) для NT-proBNP у больных тиреотоксикозом при скри­нинге ХСН составила 0,971±0,0216 (р<0,001), что свиде­тельствует об отличном качестве модели и возможности ее применения в клинической практике (рис. 2).

 

Рисунок 2. Соотношение чувствительности и специфичности (ROC-кривая) при диагностике ХСН у больных с тиреотоксикозом по величине NT-proBNP.

Figure 2. Relationship of sensitivity and specificity (ROC-curve) at the diagnosis of CHF in patients with thyrotoxicosis of NT-proBNP level.

 

Особое внимание в работе уделено сравнительной оценке результатов концентрации NT-proBNP у пациен­тов основной группы (с ИБС, ХСН и тиреотоксикозом) и 3-й группы сравнения (с ИБС и тиреотоксикозом, без клинических признаков и симптомов ХСН). Определен диагностический уровень NT-proBNP для скрининга ХСН у коморбидных пациентов с ИБС и тиреотоксико­зом — 556,4 пг/мл, с диагностической чувствительностью 72 % (доля истинно положительных, правильно класси­фицированных случаев), специфичностью 100 %, диагно­стической точностью 87,2 % (p<0,001). Таким образом, у 72 % пациентов с тиреотоксикозом и ИБС при уровне NT-proBNP более 556,4 пг/мл принимается решение в пользу наличия ХСН. Учитывая, что специфичность — доля истинно отрицательных случаев, которые были пра­вильно классифицированы моделью, то в настоящей рабо­те у 100 % пациентов с ИБС и тиреотоксикозом значения NT-proBNP менее 556,4 пг/мл исключают ХСН.

Площадь по ROC-кривой (AUC) для NT-proBNP у больных с тиреотоксикозом и ИБС при скрининге ХСН составила 0,942+0,0298 (р<0,001), что свидетель­ствует об отличном качестве полученной модели и возможности ее применения в клинической практике (рис. 3).

 

Рисунок 3. Соотношение чувствительности и специфичности (ROC-кривая) при диагностике ХСН у больных с тиреотоксикозом и ИБС по величине NT-proBNP.

Figure 3. Relationship of sensitivity and specificity (ROC-curve) at the diagnosis of CHF in patients with thyrotoxicosis and CHD of NT-proBNP level.

 

В настоящем исследовании на фоне проводимой тера­пии тиреостатиками (тиамазол) достигнут стойкий эутиреоз, о чем судили по уровню гормонов ТТГ, fТ3, fТ4 (из­менение до референтных значений). Лечение пациентов с ИБС и ХСН назначалось в соответствии с современными рекомендациями.

В динамике проведен сравнительный анализ уровня NT-proBNP в группах пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ (вторая группа сравнения) и с ИБС, ХСН и сопут­ствующим тиреотоксикозом (основная группа) после 6 месяцев терапии. Следует отметить положительную ди­намику в виде достоверного снижения данного показа­теля в обеих группах (р1=0,000; р2=0,000). При этом у па­циентов с тиреотоксикозом без ССЗ уровень NT-proBNP снизился на 74 %, при этом оказался в 3,96 раза меньше, чем исходный уровень, и достиг нормального значения (<125 пг/мл, в соответствии с рекомендациями ESC, 2016). Вместе с тем, снижение показателя в группе паци­ентов с ХСН ишемического генеза и сопутствующим ти­реотоксикозом отмечалось на 43 %, что было в 1,72 раза меньшим, чем динамика в группе пациентов с тиреоток­сикозом без ИБС и ХСН (р<0,0001), что наглядно пред­ставлено на рис. 4.

 

Примечание: * — р<0,05 при сравнении с исходным уровнем в каждой группе; ● — р<0,05 при сравнении с 2-й группой.

Рисунок 4. Динамика концентрации NT-proBNP у пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ и коморбидных больных с ХСН ишемического генеза и тиреотоксикозом исходно и через 6 месяцев терапии.

Figure 4. Dinamics of NT-proBNP concentration in patients with thyrotoxicosis and in comorbid patients with CHF ischemic origin and thyrotoxicosis at baseline and after 6 months therapy.

Обсуждение

Анализ выраженности клинических симптомов ХСН не выявил достоверных отличий у пациентов основ­ной (с ИБС, тиреотоксикозом и ХСН) и первой группы сравнения (с ИБС и ХСН без патологии щитовидной железы). Однако выявлена достоверно более низкая то­лерантность к физической нагрузке у пациентов с ХСН ишемического генеза и тиреотоксикозом (основной груп­пы). Так, среднее значение пройденного расстояния в ос­новной группе оказалось на 15,4 % меньше, чем в первой группе сравнения (р=0,01), что, по-видимому, обусловле­но наличием сопутствующего синдрома тиреотоксикоза у больных основной группы.

Необходимо отметить, что у пациентов всех исследуе­мых групп выявлен повышенный уровень NT-proBNP, в том числе у лиц с тиреотоксикозом без ССЗ (2-я группа сравне­ния). Полученные данные согласуются с результатами зару­бежных и отечественных исследователей, которые отмеча­ли увеличение концентрации NT-proBNP у лиц с высоким уровнем тиреоидных гормонов и низким ТТГ [14][17][20]. Следует подчеркнуть, что в нашей работе у пациентов вто­рой группы сравнения (с манифестным тиреотоксикозом без ССЗ) все полученные значения NT-proBNP оказались ниже рассчитанного порогового (cut-off), что подтверждает отсутствие ХСН у больных данной группы.

При сравнительном анализе результатов NT-proBNP у пациентов с ИБС и ХСН (1-й группы) и пациентов с ИБС и тиреотоксикозом без ХСН (третьей группы) ста­тистически достоверной разницы не обнаружено, что позволяет думать о сопоставимом влиянии на уровень натрийуретических пептидов как перегрузки ЛЖ объ­емом и/или давлением при ХСН, так и гиперпродукции гормонов щитовидной железы.

Наиболее высокая концентрация NT-proBNP, выяв­ленная у пациентов основной группы, обусловлена, веро­ятно, наличием коморбидности — ХСН и тиреотоксикоза.

Полученные данные подтверждают имеющиеся в ли­тературе спорные суждения о диагностической ценности определения уровня NT-proBNP для выявления ХСН в условиях гиперфункции щитовидной железы, что и по­служило мотивацией к пересмотру и поиску нового по­рогового уровня маркера.

В работе проведен расчет нового диагностического уровня NT-proBNP для скрининга ХСН у коморбидных пациентов с ИБС и тиреотоксикозом. Согласно получен­ному результату, уровень NT-proBNP более 556,4 пг/мл в 72 % случаев будет свидетельствовать о наличии ХСН у пациентов с тиреотоксикозом и ИБС, а значения ниже 556,4 пг/мл позволят исключить ХСН у 100 % больных ИБС и тиреотоксикозом.

Анализируя динамику уровня NT-proBNP на фоне терапии, следует отметить, что в условиях достигнутого эутиреоза у пациентов с тиреотоксикозом без ССЗ от­мечалось выраженное снижение уровня NT-proBNP до нормальных значений (менее 125 пг/мл). В то же время в основной группе пациентов, несмотря на значитель­ное уменьшение концентрации данного показателя, его уровень по-прежнему превышал пороговый (125 пг/мл) и оставался наиболее высоким в сравнении с исходными результатами у пациентов первой, второй и третьей групп сравнения (р1=0,02; р2=0,001; р3=0,04 соответственно), что, очевидно, обусловлено более выраженными морфо-функциональными изменениями сердца у больных с ИБС и ХСН на фоне гиперфункции щитовидной железы.

Обращает на себя внимание сравнительная оценка показателя NT-proBNP у пациентов основной группы че­рез 6 месяцев терапии с рассчитанным новым пороговым значением для диагностики ХСН. Уровень NT-proBNP у больных с ХСН ишемического генеза и тиреотоксикозом на фоне достижения медикаментозного эутиреоза и оп­тимальной терапии СН, через 6 месяцев составил 406,73 пг/мл. Полученный результат оказался ниже рассчитан­ного порогового значения (556,4 пг/мл) для пациентов этой группы, что, вероятно, объясняется компенсацией тиреотоксикоза и уменьшением выраженности СН на фоне терапии.

Выводы

  1. У пациентов всех исследуемых групп выявлена по­вышенная концентрация NT-proBNP. Наиболее высокий уровень NT-proBNP отмечался в группе пациентов с ХСН на фоне ИБС и гиперфункции щитовидной железы, что обусловлено сочетанным влиянием объемной нагрузки на сердце и тиреотоксикоза.
  2. Определено новое пороговое значение NT-proBNP — 556,4 пг/мл, которое позволит диагностировать ХСН у пациентов с сочетанием ИБС и тиреотоксикоза.
  3. На фоне достижения медикаментозного эутиреоза у больных с диффузным токсическим зобом без ССЗ от­мечалось выраженное уменьшение уровня NT-proBNP с достижением значения менее 125 пг/мл.
  4. В условиях коморбидности у пациентов основной группы достоверное снижение концентрации NT-proBNP ниже рассчитанного порогового уровня свидетельствует о стойкой компенсации тиреотоксикоза и эффективном лечении ХСН.

Список литературы

1. Ларина В.Н., Чукаева И.И. Диагностика и лечение хронической сердечной недостаточности (по рекомендациям Европейского общества кардиологов по диагностике и лечению острой и хронической сердечной недостаточности 2016 г.) // Лечебное дело. – 2016. – № 6. - С. 37-48.

2. Мареев В.Ю., Фомин И.В., Агеев Ф.Т., Арутюнов Г П., Беграмбекова Ю.Л., Беленков Ю.Н. и др. Клинические рекомендации. Хроническая сердечная недостаточность (ХСН) // Журнал Сердечная Недостаточность. – 2017. – Т.18. - № 1. – С. 3–40. doi: 10.18087/rhf.2017.1.2346

3. Фомин И.В. Хроническая сердечная недостаточность в Российской Федерации: что сегодня мы знаем и что должны делать // Российский кардиологический журнал. – 2016. – №8. – С. 7-13. doi:10.15829/1560-4071-2016-8-7-13

4. Ponikowski P., Voors A.A., Anker S.D., Bueno H., Cleland J.G.F., et al. 2016 ESC Guidelines for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure: Te task force for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure of the European Society of Cardiology (ESC). Developed with the special contribution of the Heart Failure Association (HFA) of the ESC // Eur Heart J. – 2016. - №37. – С. 2129-2200. DOI:10.1093/eurheartj/ehw128.

5. Ponikowski P., Voors A.A., Anker S.D., Bueno H., Cleland J.G.F., et al. Рекомендации ESC по диагностике и лечению острой и хронической сердечной недостаточности 2016. // Российский кардиологический журнал. – 2017. - №1. – С.7-81. doi: 10.15829/1560-4071-2017-1-7-81

6. Biondi B. Mechanisms in endocrinology: Heart failure and thyroid dysfunction // Eur J Endocrinol. – 2012. – Т.167. - №5. – С.609-18. doi: 10.1530/EJE-12-0627167609-618.

7. Biondi B., Kahaly G.J. Cardiovascular involvement in patients with different causes of hyperthyroidism. Nature Reviews // Endocrinology. – 2010. - №6. – С.431–443. doi:10.1038/nrendo.2010.105.

8. Алиева А.М., Никитин И.Г., Стародубова А.В., Гогова Л.М., Громова О.И., и др. Диагностическая и прогностическая значимость натрийуретических пептидов у кардиологических больных // Лечебное дело. – 2016. - №3. – С. 78-84.

9. Исраилова В.К., Джолдыбеков Т.С., Батырбаева Д.Ж., Утегенова Ж.А., Муратова А.М., Сереков А.Г. Значение тестов на определение показателей натриуретического гормона (В-типа) в кардиологической практике (Литературный обзор) // Вестник КазНМУ. – 2016. - №4. – C. 314-316.

10. Федотова И.Н., Белопольский А.А., Стуров Н.В. Диагностическая значимость NT-proBNP у кардиологических больных // Трудный пациент. – 2013. – Т.11. - №7. – С. 22-32.

11. Бурнашева Г.А., Напалков Д.А. Натрийуретические пептиды: использование в современной кардиологии // Вестник РАМН. – 2015. – Т.70. - №5. – С. 568–572. doi: 10.15690/vramn.v70.i5.1443

12. Андрюков Б.Г., Акименко В.Б., Демьяненко Н.Б., Матвеев О.Н., Половов С.Ф., Шендрикова Е.В. Повышение содержания в крови предсердного натрийуретического пептида у пациентов с тиреотоксическим синдромом – предиктор формирования сердечной недостаточности // Фундаментальные исследования. – 2008. - № 2. – С. 27-28.

13. DeFilippi C.R., Christenson R.H., Gottdiener J.S., Kop W.J., Seliger S.L. Dynamic cardiovascular risk assessment in the elderly: Te role of repeated amino terminal pro-B-type natriuretic peptide testing // J Am Coll Cardiol. – 2010. – Т.55. - №5. – С.441–450. doi: 10.1016/j.jacc.2009.07.069

14. Ozmen B., Ozmen D., Parildar Z., Mutaf I., Bayindir O. Serum N-terminal-pro-B-type Natriuretic Peptide (NT-proBNP) levels in hyperthyroidism and hypothyroidism // Journal Endocr. Res. – 2007. – Т.32. - №1-2. – С.1-8.

15. Ertugrul D.T., Gursoy A., Sahin M., Unal A.D., Pamuk B., et al. Evaluation of Brain Natriuretic Peptide Levels in Hyperthyroidism and Hypothyroidism // Journal of the National Medical Association. – 2008. – Т.100. - №4. – С.401-405. doi: 10.1016/S0027-9684(15)31272-4

16. Kato K., Murakami H., Isozaki O., Tsushima T., Takano K. Serum concentrations of BNP and ANP in patients with thyrotoxicosis // Endocrine Journal. – 2009. – Т.56. - №1. – С.17-27. doi: 10.1507/endocrj.k08e-145.

17. Pakuła D., Marek B., Kajdaniuk D. Plasma levels of NT-probrain natriuretic peptide in patients with overt and subclinical hyperthyroidism and hypothyroidism // Endokrynol Pol. – 2011. – Т.62. - №6. – С. 523-8.

18. Schultz M., Faber J., Kistorp C., Jarløv A., Pedersen F., еt al. N-terminal-pro-B-type natriuretic peptide (NT-proBNP) in different thyroid function states // Clin Endocrinol (Oxf). – 2004. – Т.60. - №1. – С.54-9. doi: 10.1111/j.1365-2265.2004.01941.x

19. Li X., Yang X., Wang Y., Ding L., Wang J., Hua W. Te Prevalence and Prognostic Effects of Subclinical Tyroid Dysfunction in Dilated Cardiomyopathy Patients: A Single-Center Cohort Study // Journal of Cardiac Failure. – 2014. – Т.20. - №7. С.506-512. doi:10.1016/j.cardfail.2014.05.002

20. Тарбеева Н.С., Смирнова Е.Н. Комплексный подход в выявлении кардиоваскулярной дисфункции у пациентов с тиреотоксикозом. Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 3. Доступно по: http://www.scienceeducation.ru/ru/article/view?id=19851 (ссылка активна на 30.01.18)

21. Siu C.W., Yeung C.Y., Lau C.P., Kung A.W., Tse H.F. Incidence, clinical characteristics and outcome of congestive heart failure as the initial presentation in patients with primary hyperthyroidism // Heart. - 2007 Apr. - Т.93. - №4. – С.483–487. doi: 10.1136 / hrt.2006.100628.


Об авторах

Е. В. Пащенко
ГБУ РО "Ростовская областная клиническая больница", Ростов-на-Дону
Россия
Пащенко Екатерина Владимировна, врач-эндокринолог, заведующая приемным отделением



А. И. Чесникова
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Чесникова Анна Ивановна, д.м.н., профессор, профессор кафедры внутренних болезней № 1



В. И. Кудинов
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Кудинов Владимир Иванович, к.м.н., доцент кафедры
внутренних болезней № 1



В. П. Терентьев
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Терентьев Владимир Петрович, д.м.н., профессор,
заведующий кафедрой внутренних болезней № 1



О. Е. Коломацкая
Ростовский государственный медицинский университет, Ростов-на-Дону
Россия
Коломацкая Ольга Евгеньевна, к.м.н., ассистент кафедры внутренних болезней № 1



Для цитирования:


Пащенко Е.В., Чесникова А.И., Кудинов В.И., Терентьев В.П., Коломацкая О.Е. Расчет порогового уровня и оценка динамики натрийуретического пептида для оптимизации ведения коморбидных пациентов с тиреотоксикозом и сердечной недостаточностью. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(4):73-80. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-73-80

For citation:


Pashchenko E.V., Chesnikova A.I., Kudinov V.I., Terentyev V.P., Kolomatskaya O.E. Calculation of the cut-off and evaluation of the dynamics of natriuretic peptide for optimization the management of comorbid patients with thyrototoxicosis and heart failure. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(4):73-80. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-4-73-80

Просмотров: 185


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)