Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Долгосрочный анализ серии случаев эндопротезирования тазобедренного сустава в зависимости от доступа и типа эндопротезирования

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-26-34

Полный текст:

Аннотация

Цель: провести сравнительную оценку результатов эндопротезирования тазобедренного сустава, выполненных из различных доступов при разных способах фиксации. Материалы и методы: использованы визуальные методы регистрации в сочетании с математической обработкой. Приводятся результаты тестирования 39 бывших пациентов сроком наблюдения от 18 до 71 месяцев и повторное тестирование этих же пациентов (всего 22) по прошествии 9 лет по шкалам Harris, Barthel, WOMAC. Результаты: демонстрируются достоинства комплексного использования оценочных шкал с последующей статистической обработкой данных при проведении исследований по изучению отдаленных результатов лечения. Выводы: исследование подтверждает достоверность надежность использования хирургического доступа Кегги к тазобедренному суставу в клинической практике. По способу фиксации лучшие показатели выживаемости продемонстрировали однополюсные цементные и тотальные гибридные протезы.

Для цитирования:


Голубев Г.Ш., Кабанов В.Н. Долгосрочный анализ серии случаев эндопротезирования тазобедренного сустава в зависимости от доступа и типа эндопротезирования. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(2):26-34. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-26-34

For citation:


Golubev G.S., Kabanov V.N. Long-term analysis of a series of cases of hip replacement depending on access and type of arthroplasty. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(2):26-34. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-26-34

Введение

По данным ВОЗ, в предстоящие 20 лет ожида­ется значительное увеличение численности пожилого населения, что вызовет рост по­требности в эндопротезировании суставов [1]. Частота эндопротезирований в разных странах ежегодно возрас­тает. В США с 1995 по 2005 гг. число выполняемых опера­ций по замене ТБС увеличилось на 61 % [2], в Дании - со 101/100000 в 1996 г. до 131/100000 в 2002 г.,[3], в России с 2008 по 2013 г. ежегодное количество эндопротезирований крупных суставов выросло более, чем в два с половиной раза, - с 33 223 до 86 033, из них в 2013 г. выполнено 54 703 замены ТБС [2]. Основными причинами увеличения ко­личества эндопротезирований являются переломы шейки бедра (6 % от всех переломов) и коксартроз (17,8 на 10 тыс. взрослого населения Российской Федерации) [4].

Эндопротезирование остаётся весьма сложной опе­рацией, требующей высокого мастерства хирурга и тщательного отбора пациентов [5]. Главным критерием эффективности операции является оценка отдалённых результатов, позволяющая объективно и достоверно сравнить различные техники и технологии [6]. Представ­ляет интерес оценка отдалённых (10 и более лет) резуль­татов эндопротезирования, статистики которых в России ограничена. Такой анализ может способствовать выра­ботке концепции, реализация которой могла бы улуч­шить отдалённых результаты [6].

Цель исследования: сравнить отдалённые результаты эндопротезирования тазобедренного сустава, выполнен­ного из различных доступов (малоинвазивного доступа Кегги [7] , стандартного переднебокового и заднего до­ступов [8][9]), а также сравнение выживаемости различ­ных видов эндопротезов тазобедренного сустава при раз­ных способах фиксации последних.

Материал и методы

Работа основана на ретроспективном анализе клини­ческого материала и изучении отдалённых результатов тотального и однополюсного эндопротезирования та­зобедренного сустава, проведённых по поводу перело­мов, нарушений процессов консолидации шейки бедра и коксартроза в ортопедическом и травматологических отделениях МЛПУЗ «Городская больница №1 им. Н. А. Семашко г. Ростова-на-Дону» за период с 2000 по 2006 гг.

В описываемую когорту включены 39 пациентов, ра­нее отобранных методом генерации случайных чисел без повтора из списка 268 пациентов [10]. По прошествии 9 лет к пациентам обратились повторно, связь удалось установить с 22 пациентами. Отдалённые сроки наблю­дения составили при первичном опросе от 18 до 71 ме­сяцев, при повторном обследовании — от 10 до 15 лет. Средний возраст опрошенных респондентов составил 75,6 лет. Распределение опрошенных в 2006 и 2015 гг. па­циентов по возрасту и полу предоставлено в табл.

 

Таблица / Table 1.

Распределение пациентов по возрасту и полу (2006, 2015 гг.)

The distribution of patients by age and gender (2006, 2015)

Год

Year

Всего пациентов

All patients

Мужчины

Men

Женщины

Women

Возраст, лет

Age, years

Средн.

Med.

Min

Max

 

2006

2015

2006

2015

2006

2015

2006

2015

2006

2015

2006

2015

2000

6

4

1

-

5

4

69,6

76,2

63

73

77

80

2001

7

1

4

-

3

1

68,5

85

51

85

81

85

2002

10

8

2

1

8

7

66,8

74,7

57

69

80

88

2003

3

1

1

-

2

1

67,6

75

67

75

69

75

2004

8

5

1

1

7

4

77,8

84,6

70

78

90

91

2005

1

-

1

-

-

-

40

-

40

-

40

-

2006

4

3

2

2

2

1

50

60

32

45

75

84

Среди пациентов, обследованных в 2015 г., преобла­дали женщины (18/22) в возрасте от 45 до 91 года. Эндо­протезирование у них выполнялось по поводу перелома шейки бедра (11), коксартроза и асептического некроза головки бедренной кости (8), ложного сустава или несросшегося перелома (3 пациента).

Опрос пациентов проводился как в устной форме при личном контакте (7 человек), так и в телефонном режиме (15 респондентов). Оценка отдалённых исходов осуществлялась по результатам клинического осмотра, рентгенографии и анкетирования по шкалам Harris [11], способности пациента к самообслуживанию по шкале Barthel [12][13][14], а также по выраженности болей по шкале WOMAC [15][16][17].

Помимо перечисленных показателей, в базу данных вносились срок, прошедший после артропластической операции (месяцы), возраст и пол пациента, а также све­дения о доступе и типе протеза.

При ранее выполненных оперативных вмешатель­ствах использовались: стандартный передненаружный доступ Хардинга [18][19] в положении больного на спи­не - 5 операций., малоинвазивный доступ Кегги [7] на основе стандартного переднего доступа - 9 пациентов., задний доступ Мура-Гибсона-Каплана [9] - 8 пациентов.

95,7 % операций выполнено под спинальной и управ­ляемой гипотензией. В послеоперационном периоде про­водилась профилактика тромбоэмболических и инфек­ционных осложнений.

Данные накапливались и обрабатывались в таблич­ном процессоре Microsoft Office Excel 2015. Расчёт опи­сательной статистики показателей, а также сравнение полученных величин для разных групп больных по непа­раметрическому критерию U-Mann-Whitney выполнены в Statistica v.23 (Copyright© StatSoft, Inc. 1984-2015).

Результаты

Пациенты, включённые в исследование, разделены на подгруппы в зависимости от вида патологии, явившейся показанием для оперативного лечения. Выделена под­группа (исследование 2015 г.) из 8 больных, оперирован­ных по поводу коксартроза, и подгруппа из 14 пациентов, оперированных по поводу переломов и нарушений про­цессов консолидации шейки бедра. Описательная стати­стика подгрупп приведена в таблице (см. табл. 2).

 

Таблица / Table 2

Оценка отдалённых результатов протезирования тазобедренного сустава

Evaluation of remote results of prosthetics of the hip joint

Группа

Group

Возраст

Age

Оценка Harris

Rating on a scale of Harris

Оценка Bartel

Rating on a scale of Bartel

Оценка WOMAC

Rating on a scale of WOMAC

1 Среднее значение

The average value

67,49

74,82

91,41

25,64

N

39

39

39

39

Стандартная отклонения

Standard deviation

12,126

16,300

11,973

19,801

Медиана

The median

69,00

81,00

95,00

23,00

Стандартная ошибка эксцесса

Standard error of kurtosis

,741

,741

,741

,741

Минимум

Minimum

32

22

60

2

Максимум

Maximum

90

95

100

79

2 Среднее значение

The average value

73,23

70,95

86,59

28,00

N

22

22

22

22

Стандартная отклонения

Standard deviation

11,212

17,039

12,853

16,466

Медиана

The median

75,50

71,50

90,00

31,00

Стандартная ошибка эксцесса

Standard error of kurtosis

,953

,953

,953

,953

Минимум

Minimum

42

35

55

2

Максимум

Maximum

87

94

100

69

Примечание: Группа 1 - наблюдения 2006 года; группа 2 - наблюдения 2015 г.

Note: group 1 - observations 2006; group 2 - observations 2015.

Средний возраст больных с коксартрозом составил 68,1 лет (интервал от 45 до 80 лет); больных с переломами шейки бедра — 80 лет: минимальный возраст респонден­та равнялся 71 годам, самому старшему пациенту было 91 лет. На момент включения в исследование 2015 г. средняя длительность послеоперационного периода составила 146 месяцев (от 102 до 178 месяца). Анализ данных (табл. 2) позволяет утверждать, что обе группы однородны по результатам оценок функциональных исходов, что под­тверждается проверкой этой гипотезы по критерию Wald-Wolfowitz (значение p от 0,12 до 0,97 при пороговой величине p=0,05).

Анализ функции выживания Каплана-Майера (пере­менная состояния — оценка Harris, переменная времени - длительность наблюдения, стратификация по призна­ку «группа наблюдения 2006, 2015 гг.», воздействующий фактор - вид доступа к суставу) продемонстрировал, что наилучшие показатели сохранения функции сустава свойственны стандартному латеральному доступу и до­ступу Кегги (см. рис. 1).

 

Рисунок 1. Графики функции выживания Каплана-Майера переменной состояния «оценка по шкале Harris» для группы наблюдения 2006 г (А) и 2015 г (Б)

Figure 1. Charts of the Kaplan-Mayer survival function of the variable state “Harris score” for the 2006 observation group (A) and 2015 (B)

 

Если в наблюдениях 2006 г. стандартный латеральный и доступ Кегги конкурентны по сохранению функцио­нальных показателей оперированного сустава, то в на­блюдениях 2015 г. доступ Кегги демонстрирует лучшие результаты. При этом учитывалось, что оценка по шкале Harris при сумме баллов 90-100 соответствует отличному результату, 80-90 - хорошему, 70-80 - удовлетворитель­ному, менее 70 - неудовлетворительному. В системе оцен­ки качества жизни Barthel результат варьируется от 0 до 100 в сторону улучшения показателей. Использованный индекс остеоартрита WOMAC, напротив, характеризу­ет эффект от 0 (наилучший исход) до 100 баллов (наи­худший исход). Результаты сравнения оценок Barthel и WOMAC в группах представлены на коробчатых диа­граммах (см. рис. 2, рис. 3, рис. 4).

 

Рисунок 2. Медианы и диапазоны оценок Harris в зависимости от вида доступа (10 - доступ Кегги, 11 - стандартный передне-латеральный доступ, 20 - доступ Мура).

Figure 2. Medians and ranges of the estimates of Harris, depending on the type of access (10 - access Keggi, 11 - standard anterior-lateral approach, 20 - access Moore).

 

 

Рисунок 3. Динамика результатов оценки состояния тазобедренного сустава по шкале Barthel в зависимости от вида хирургического доступа и года проведения исследования (обозначение как на Рис. 2 )

Figure 3. Dynamics of the assessment of the hip joint on a scale Barthel depending on the type of surgical access and the year of the study (notation as in figure 2)

 

 

Рисунок 4. Динамика оценки боли и функции оперированного сустава по шкале WOMAC в зависимости от вида доступа (обозначение как на Рис. 2)

Figure 4. Dynamics of the assessment of pain and function of the operated joint according to the WOMAC a scale, depending on the type of access (denoted as a in figure 2)

 

Со временем разница в оценке отдалённых результа­тов лечения уменьшается, хотя и сохраняется преиму­щество малоинвазивного доступа Кегги перед другими, взятыми в исследование cм. рис. 5).

 

Рисунок 5. Динамика изменения оценочных критериев у пациентов с 2006 по 2015 годы.

Figure 5. Dynamics of changes in the evaluation criteria in patients from 2006 to 2015.

 

Анализ графика (рис. 5) позволяет считать, что все функциональные оценки имеют тенденцию к ухудше­нию, со временем, однако разница статистически недо­стоверна (табл. 3).

 

Таблица / Table 3

Результаты проверки гипотезы о равенстве оценок в 2006 и 2015 гг. в исследуемой группе пациентов

The results of testing the hypothesis on the equality of estimates in 2006 and 2015 in the studied group of patients

 

Нулевая гипотиза

The null hypothesis

Критерий

Criterion

Значение

Value

Решение

Decision

1

Распределение

Оценка Harris является одинаковым для категорий группа

Distribution

The Harris score is the same for categories Group

Критерий U Манна-Уитни для независимых выборок

The U-Mann-Whitney criterion for independent samples

,413

Нулевая гипотеза при­нимается

The null hypothesis is accepted

2

Распределение

Оценка Bartel является одинаковым для категорий Группа

Distribution

The Bartel score is the same for categories Group

Критерий U Манна-Уитни для независимых выборок

The U-Mann-Whitney criterion for independent samples

,065

Нулевая гипотеза при­нимается

The null hypothesis is accepted

3

Распределение

Оценка WOMAC является одинаковым

для категорий Группа

Distribution

The WOMAC score is the same for categories Group

Критерий U Манна-Уитни для независимых выборок

The U-Mann-Whitney criterion for independent samples

,413

Нулевая гипотеза при­нимается

The null hypothesis is accepted

Выводятся асимптотические значимости. Уровень значимости равен ,05

The asymptotic significance is derived. The level of significance is ,05

 

Наилучшие показ атели выжив аемо сти про демонстри­ровали однополюсные цементные (среднее(мес.)=113,1; min=102,2; max=123,9) и тотальные гибридные протезы (среднее(мес.)=115,1; min=93,1; max=137,5). Графики логарифмов функции Каплана-Майера для переменной «тип протеза» приведены ниже (рис. 6).

 

Рисунок 6. График логарифмов функции выживания в зависимости от пита протезирования, данные 2006 г (А) и 2015 г (Б).

Figure 6. Graph of the logarithms of the survival function, depending on Pete prosthetics, data 2006 (A) 2015 and (B).

 

Обсуждение

Совершенствование хирургической техники и произ­водственных технологий позволяют повысить результатив­ность эндопротезирования тазобедренного сустава [20]. Оценка эффективности и долгосрочной выживаемости ре­зультатов эндопротезирования основывается на статисти­ческом анализе. Тем не менее, не существует убедительных клинических доказательств недостатков и преимуществ различных «стандартных» доступов друг относительно друга [21].

При эндопротезировании тазобедренного сустава ис­пользуются несколько вариантов доступов. Частота их применения определяется предпочтениями хирургов, тра­дициями клиник и т.п. Приверженности к тем или иным до­ступам меняются со временем. Например, широко исполь­зовавшийся в 70-80х гг. ХХ в. доступ Charnley с отсечением большого вертела [22] сегодня применяется казуистически. Заднебоковые и переднебоковые доступы, напротив, по- прежнему актуальны и совершенствуются.

Предложенный в 1977 г. доступ Кегги [7], отличается от иных латеральных и передних доступов более медиальным расположением его траектории в промежутке между пор­тняжной мышцей и напрягателем широкой фасции бедра. Основные преимущество доступа заключается в сохране­нии анатомии абдукторов в сочетании с хорошей визуали­зации вертлужной впадины и проксимального отдела бедра при небольшой длине разреза. Кроме того, супинационное положение пациента позволяет быстро осуществить доступ к бедренным и подвздошным сосудам в случае возникно­вения интраоперационных осложнений. Хотя сокращение длины кожного разреза не является самоцелью, но менее выраженный болевой синдром и лучшие условия заживле­ния ран при меньших разрезах обеспечивают восстановле­ния функциональной самостоятельности пациентов в более короткие сроки.

Полученные результаты позволяют считать, что вари­ант хирургического доступа является значимым фактором в течение первых лет после операции. Нужно отметить, что при использовании доступа Кегги функциональные ре­зультаты статистически достоверно отличаются от таковых при переднебоковом и заднем доступах по шкале Harris и WOMAC (рис. 2-4). Способность к самообслуживанию у пациентов (оценка по шкале Barthel) в отдалённых сроках восстанавливалась независимо от варианта оперативного доступа. В дальнейшем оценивавшиеся показатели вырав­ниваются (табл. 3).

Лучшие функциональные результаты у больных, опери­рованных из доступа Кегги, по-видимому, связаны с мини­мальным травмированием мышц и щадящим отношением к магистральным сосудам[23]. Сравнение результатов ис­следований, проведённых в 2006 и 2015 годах, позволяет заключить, что малоинвазивный доступ Кегги в лучшую сторону отличается от других используемых хирургических доступов, рассматриваемых в исследовании (заднего и лате­рального доступа Хардинга).

Оценки по шкале Harris для сравниваемых доступов лучше при доступе Кегги, а дисперсия результатов лече­ния не так выражена, как при переднебоковых и задних доступах. У пациентов, оперированных из доступа Кегги, преобладает оценка «хорошо» по Harris. По способности к самообслуживанию, оценивавшейся по шкале Barthel, ре­зультаты также группируются вокруг наивысших оценок, как и показатели по шкале WOMAC.

Представляет интерес анализ изменений функциональ­ных показателей в зависимости от варианта доступа и вре­мени, прошедшего после эндопротезирования. В первом пятилетии между доступами имеются статистически зна­чимые различия оценок по шкалам Харриса и WOMAC. К 15-му году после операции все показатели ухудшаются и статистически достоверно не отличаются (рис. 5).

Следует подчеркнуть, что все пациенты, независимо от того, из какого доступа они оперировались, сохраняют достаточно высокую способность к самообслуживанию. Этот вывод хорошо согласуется с результатами исследова­ний, посвящённых сравнению задних и боковых доступов при эндопротезировании. Однако качество и количество информации, которую можно извлечь из публикаций, по­свящённых сравнению доступов при эндопротезировании, недостаточны, чтобы делать обоснованные заключения об оптимальном выборе хирургического доступа [21].

Сравнение полученных данных о выживаемости проте­зов в зависимости от типа протезирования хорошо согла­суются с приводимыми в международных регистрах. Так, в шведском регистре 2011 г. сообщается, что для эндопро­тезов цементной фиксации выживаемость с ревизией по любой причине за первую отчётную декаду составила 94,0 %, тогда как за последующую - 95,2 %; для бесцементных конструкций - 86,4 % и 94,8 % соответственно [2].

Сведения о выживании результатов эндопротезирова­ния в зависимости от способа фиксации компонентов не­однозначны. В метаанализе публикаций, сравнивающих результаты применения цементной и бесцементной фикса­ции [24], показано, что нет существенных различий между цементной и бесцементной фиксацией в отношении вы­живаемости, оцениваемой по частоте ревизий, смертности и количеству осложнений. В Краткосрочные показатели по шкале боли при цементной фиксации лучше [25]. Напро­тив, в рандомизированном контролируемом исследовании [26] анализ 20-летней выживаемости эндопротезов цемент­ной и бесцементной фиксации показал достоверное преи­мущество бесцементной фиксации. Сравнение экономиче­ской эффективности и выживаемости трёх типов фиксации эндопротезов: цементной, бесцементной и гибридной на ос­нове данных британской национальной системы здравоох­ранения продемонстрировало преимущество эндопротезов гибридной фиксации [2][27].

Ограниченности ретроспективных исследований в эн­допротезировании известна. Ряд конструкций исчезают с рынка, претерпевают модернизацию, что затрудняет экстраполирование результатов в текущие клинические условия. Возникают сложности с оценкой результатов вследствие неполноты данных из-за потери контакта с пациентами, неточностей в медицинской документации и т.п. [27].

Аналогичные факторы оказали влияние и на настоя­щую работу. Именно этим обусловлен небольшой размер выборки и необходимость применения непараметрических статистических методов. Несомненно, что выбор того или иного варианта доступа хирургом, скорее всего, диктовался его предпочтениями и не был результатом оценки пациента по количественным критериям. С этой точки зрения про­ведённое исследование, демонстрирующее преимущество малоинвазивного прямого латерального доступа Кегги по итогам балльной оценки отдалённых результатов эндопро­тезирования тазобедренного сустава, может оказать опре­делённую помощь при планировании эндопротезирования тазобедренного сустава.

Выводы

  1. Использование малоинвазивного прямого передне­бокового доступа Кегги при эндопротезировании тазобедренного сустава обеспечивает в ближайшем отдалённом периоде лучшие функциональные ре­зультаты, чем стандартные переднебоковые и задние доступы.
  2. Со временем в отдалённом периоде наблюдений по­казатели имеют тенденцию к ухудшению, однако ухудшение статистически недостоверно.
  3. В отдалённом периоде разница в оценке результатов лечения уменьшается, хотя и сохраняется преимущество малоинвазивного доступа Кегги перед другими, взятыми в исследование
  4. Комплексное использование оценочных шкал с по­следующей статистической обработкой данных при проведении исследований по изучению отдаленных результатов лечения позволяет аргументированно характеризовать выбранные варианты лечения и де­тализировать этапы оперативного лечения с их по­следующей оценкой.
  5. Необходимы дальнейшие рандомизированные ис­следования по изучению отдалённых результатов эн­допротезирования для обоснования предпочтений в выборе оперативного доступа и типа протезирова­ния.

Список литературы

1. Решетняк Т.М., Середавкина Н.В., Дыдыкина И.С., Насо Батыгин Т.О., Загородний Г.Г., Скипенко Н.В. Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава цементной фиксации. История и современность. - Москва: ООО “Издательство ”Литтерра», 2015.

2. Коваленко А.Н., Шубняков И.И., Тихилов Р.М., Чёрный А.Ж. Обеспечивают ли новые и более дорогие имплантаты лучший результат эндопротезирования тазобедренного сустава? // Травматология и ортопедия России. – 2 015. - №1. – С.5-20. DOI: 10.21823/2311-2905-2015-0-1-30-36

3. Singh J.A. Epidemiology of knee and hip arthroplasty: a systematic review. // Open Orthop. J. – 2011. - Vol. 5. - P. 80–5. doi: 10.2174/1874325001105010080

4. Загородний В.А., Дирин Н.В. Актуальные вопросы практической медицины. // Сборник науч. трудов к 60-летию КГБ № 13. – Москва, 2000. – С. 377–387.

5. Волков Е.Е. Выживаемость эндопротезов тазобедренных суставов и возможность ее повышения комплексной консервативной реабилитацией пациентов. // Вестник восстановительной медицины. – 2013. – Т.8, №3. – С.44–51.

6. Скипенко Н.В., Загородний Т.О. Тотальное эндопротезирование тазобедренного сустава с керамика-керамической парой трения в отдаленном периоде наблюдения до 10 лет. // Врач-аспирант. – 2013. - №5. – С.410–418.

7. Keggi K.J., Huo M.H., Zatorski L.E. Anterior approach to total hip replacement: surgical technique and clinical results of our fi rst one thousand cases using non-cemented prostheses. // Yale J Biol Med. – 1993. – V.66 (3). – P.243–256.

8. Бойчев К., Конфорти Б., Чоканов Б. Оперативная ортопедия и травматология. - София, 1962.

9. Мовшович И.А. Оперативная ортопедия. - Москва: Медицина, 1994.

10. Голубев В.Г., Кабанов Г.Ш., Голубев В.Н. Оценка отдаленных результатов эндопротезирования тазобедренного сустава, выполненных из разных хирургических доступов. // Вестник травматологии и ортопедии им. Н.Н. Приорова. – 2008. - №2. – С.48–52.

11. Harris W.H. Traumatic arthritis of the hip aft er dislocation and acetabular fractures: treatment by mold arthroplasty. // J Bone Jt. Surg. – 1969. - Vol. 51A. - P. 737–755.

12. Wade D.T., Collin C. Th e Barthel ADL Index: a standard measure of physical disability? // Int. Disabil. Stud. – 1988. - Vol. 10, no. 2. - P.64–67.

13. BAGkgE e.V. Hamburger Einstufungsmanual zum BarthelIndex. // Dimdi. – 2002. - No. November.

14. Mahoney F.I., Barthel D.W. Functional evaluation: Th e Barthel index. // Md. State Med. J. – 1965. - Vol. 14. - P.61–65.

15. Bellamy N., Buchanan W.W., Goldsmith C.H., Campbell J., Stitt L.W. Validation study of WOMAC: A health status instrument for measuring clinically important patient relevant outcomes to antirheumatic drug therapy in patients with osteoarthritis of the hip or knee. // J. Rheumatol. – 1988. - Vol. 15, no. 12. - P.1833–1840.

16. Bellamy N., Wilson C., Hendrikz J., Whitehouse S.L., Patel B., et al. Osteoarthritis Index delivered by mobile phone (m-WOMAC) is valid, reliable, and responsive. // J. Clin. Epidemiol. - 2011.- Vol. 64, no. 2. - P. 182–190. doi: 10.1016/j. jclinepi.2010.03.013

17. McConnell S., Kolopack P., Davis M. Th e Western Ontario and McMaster Universities Osteoarthritis Index (WOMAC): a review of its utility and measurement properties. // Arthritis Rheum. – 2001. - Vol. 45, no. 5. - P. 453–461.

18. Pascarel X., Dumont D., Nehme B., Dudreuilh J.P., Honton J.L. [Total hip arthroplasty using the Hardinge approach. Clinical results in 63 cases]. // Rev Chir Orthop Reparatrice Appar Mot. – 1989. - Vol. 75, no. 2. - P. 98–103.

19. Myers G.J.C., Morgan D., O’Dwyer K. Exeter-Ogee total hip replacement using the Hardinge approach; the ten to twelve year results. // HIP Int. – 2008. - Vol. 18, no. 1. - P. 35–39.

20. Aff atato S. Perspectives in Total Hip Arthroplasty. 2014.

21. Jolles B.M., Bogoch E.R. Posterior versus lateral surgical approach for total hip arthroplasty in adults with osteoarthritis. // Cochrane Database Syst. Rev. – 2006. - Vol. 3, no. 3. - P. CD003828.

22. Charnley J. Th e long-term results of low-friction a primary arthroplasty intervention. // J. Bone Jt. Surg. [Br]. – 1972. - Vol. 54–B. - P. 61–76.

23. Kennon R., Keggi J., Zatorski L.E., Keggi K.J., Surgery J. Anterior Approach for Total Hip Arthroplasty: Beyond the Minimally Invasive Technique. - 2006.

24. Abdulkarim A., Ellanti P., Motterlini N., Fahey T., O’Byrne J.M. Cemented versus uncemented fi xation in total hip replacement: a systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials. // Orthop. Rev. (Pavia). – 2013. - Vol. 34, no. 5. – e8. doi: 10.4081/or.2013.e8

25. Corten K., Bourne R., Charron K., Au K., Rorabeck C. Comparison of total hip arthroplasty performed with and without cement : a randomized trial. // J. Bone Jt. Surg. – 2011. - Vol. 84–A, no. 93. - P. 1335–8. doi: 10.2106/JBJS.J.00448

26. Pennington M.W., Grieve R., Van Der Meulen J.H. Lifetime cost eff ectiveness of diff erent brands of prosthesis used for total hip arthroplasty: A study using the NJR dataset. // Bone Jt. J. – 2015. - Vol. 97–B, no. 6. - P. 762–770. doi: 10.1302/0301-620X.97B6.34806


Об авторах

Г. Ш. Голубев
Ростовский государственный медицинский университет.
Россия
Георгий Шотавич Голубев – д.м.н., профессор, заведующий ортопедическим отделением, Городская больница №1 им. Н.А. Семашко; заведующий кафедрой травматологии и ортопедии, ЛФК и спортивной медицины ФПК и ППС, Ростовский государственный медицинский университет. Ростов-на-Дону.


В. Н. Кабанов
Городская больница №1 им. Н.А. Семашко.

Владимир Николаевич Кабанов – врач.

Ростов-на-Дону.



Для цитирования:


Голубев Г.Ш., Кабанов В.Н. Долгосрочный анализ серии случаев эндопротезирования тазобедренного сустава в зависимости от доступа и типа эндопротезирования. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(2):26-34. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-26-34

For citation:


Golubev G.S., Kabanov V.N. Long-term analysis of a series of cases of hip replacement depending on access and type of arthroplasty. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(2):26-34. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-26-34

Просмотров: 274


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)