Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Сравнительный анализ клинических проявлений первичного гиперпаратиреоза, по результатам госпитализаций и скрининга на гиперкальциемию в Архангельской области

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-36-42

Полный текст:

Аннотация

Цель: сравнить синдромальную структуру и клиническое течение первичного гиперапаратиреоза (ПГПТ) у пациентов, госпитализированных за десятилетний период, с пациентами, выявленными при рутинном исследовании уровня кальция крови.

Материалы и методы: на первом этапе проведен ретроспективный анализ 48 историй болезни пациентов, получавших стационарное лечение по поводу ПГПТ, в двух многопрофильных больницах Архангельска с 2005 по 2015 гг. На втором этапе выполнен скрининг на уровень кальция крови у пациентов крупной поликлиники Архангельска с 1 по 31 марта 2015 года, в результате которого был выявлен 21 случай впервые установленного ПГПТ. Проведен сравнительный анализ клинического течения в двух группах пациентов с ПГПТ по сравнению с контрольной группой.

Результаты: у пациентов с ПГПТ, выявленным при скрининге, отмечались более высокая частота выявления мягких форм заболевания (38 %), более высокий уровень минеральной плотности костной ткани во всех отделах скелета по результатам двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии, и меньшая частота нефролитиаза (24 % vs. 69 %), по сравнению с госпитализированными пациентами, среди которых преобладали манифестные формы заболевания (88 %), в 44% случаев выявлен фиброзно-кистозный остеит, в 10% случаев — коралловидный нефролитиаз.

Заключение: проведение рутинного исследования уровня кальция крови способствует выявлению первичного гиперпаратиреоза на более ранней стадии для предотвращения развития тяжелых осложнений и инвалидизации пациентов. 

Для цитирования:


Баранова И.А., Зыкова Т.А., Сергеева О.А. Сравнительный анализ клинических проявлений первичного гиперпаратиреоза, по результатам госпитализаций и скрининга на гиперкальциемию в Архангельской области. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(4):36-42. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-36-42

For citation:


Baranova I.A., Zykova T.A., Sergeeva O.A. Comparative analysis of clinical manifestations of primary hyperparathyroidisis by results of hospitalizations and screening for hypercalcia in the Arkhangelsk region. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(4):36-42. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-36-42

Введение

Первичный гиперпаратиреоз (ПГПТ) - это за­болевание, обусловленное гиперпродукцией паратиреоидного гормона (ПТГ) вследствие развития аденомы или гиперплазии паращитовидной железы, приводящее к нарушениям фосфорно-кальцие­вого обмена [1]. Длительное время ПГПТ считался одной из редких и тяжелых патологий, и диагностировали лишь в случаях развития тяжелых осложнений в виде фиброз­но-кистозного остеита и/или рецидивирующего нефролитиаза [2]. По данным исследования Мокрышевой Н.Г., на российской популяции у 561 пациентов с ПГПТ, выяв­ленных с 1990 по 2009 гг. на базе НМИЦ эндокринологии МЗ РФ, преобладали осложненные манифестные фор­мы заболевания: костная форма составила 43 % случаев, смешанная (сочетание висцеральной и костной) - 46 % случаев, висцеральная - 6 %, и только в 5 % случаев на­блюдалась мягкая форма [3]. Было отмечено, что наибо­лее часто ПГПТ выявлялся на стадии развития тяжелых осложнений, когда инвалидизация пациентов достигала 30 %, что говорит о сниженном уровне диагностики этого заболевания в России и низком уровне информирован­ности специалистов [3]. Поэтому в настоящее время диа­гностика и лечение ПГПТ входит в одну из актуальных задач здравоохранения.

Благодаря внедрению рутинного исследования уров­ня кальция крови в странах Западной Европы и США в конце прошлого века было выявлено большое количе­ство новых случаев ПГПТ [4][5][6], а в настоящее время в мире это заболевание является третьей по распростра­ненности эндокринной патологией после сахарного диа­бета и тиреопатий [7]. По результатам эпидемиологиче­ских исследований в разных странах было показано, что в клинической картине ПГПТ преобладали мягкие формы заболевания (до 80 %) [8], и были разработаны междуна­родные рекомендации по выявлению прогрессирования заболевания и направления пациентов на хирургическое лечение до развития осложнений [9].

Цель исследования - изучение синдромальной струк­туры ПГПТ по формам заболевания по результатам ре­троспективного анализа по данным госпитализаций в Ар­хангельской области за десятилетний период, и сравнение клинической картины этих случаев с пациентами, выяв­ленными с помощью скрининга на гиперкальциемию.

Материалы и методы

Исследование состояло из двух частей.

На первом этапе проведен ретроспективный анализ 48 историй болезни пациентов с установленным диагно­зом ПГПТ (ретроспективная группа ПГПТ) с 2005 по 2015 гг, проходивших стационарное лечение в эндокринологи­ческом или хирургическом отделении ГБУЗ Архангель­ской области «Первая городская клиническая больница имени Е.Е. Волосевич» и ГБУЗ Архангельской области «Архангельская областная клиническая больница». Кри­териями включения были возраст 18 лет и старше, пол мужской и женский, заключительный диагноз ПГПТ по результатам стационарного лечения. Средний возраст пациентов составил 56,5 [53; 61] лет. По данным историй болезни оценивались анамнез заболевания, жалобы при поступлении, клиническая картина, результаты физикального осмотра, лабораторного и инструментального обследования.

На втором этапе было выполнено одномоментное сравнительное исследование - скрининг на уровень каль­ция крови у 1100 пациентов поликлиники НУЗ «Отделен­ческая больница станции Исакогорка ОАО РЖД». Вклю­чались пациенты в возрасте от 18 до 90 лет (46 [35; 58] лет) без ранее установленного диагноза ПГПТ, которые с 1 по 31 марта 2015 г. были направлены на биохимиче­ское обследование для планового диспансерного осмотра или диагностики по поводу других заболеваний врачами различных специальностей поликлиники. Дополнитель­но к стандартному плану биохимического обследования им проводилось определение Са общего и Са++. Кри­териями включения были возраст 18 лет и старше; пол мужской и женский; отсутствие ранее установленного диагноза ПГПТ; направление на биохимическое исследо­вание крови. На основе двукратного измерения уровня кальция крови были выделены три группы пациентов: пациенты с гиперкальциемией (n=36): Са общий > 2,57 ммоль/л и/или Са++ >1,3 ммоль/л, пациенты с уровнем Са крови на верхней границе нормы (с 95 по 100 перцен­тиль) (n=16): Са общий 2,49 - 2,56 ммоль/л; Са++ 1,22 - 1,29 ммоль/л; пациенты с нормокальциемией (с 25 по 75 перцентиль) (n=38): Са общий 2,24 - 2,41 ммоль/л, Са++ 1,15-1,20 ммоль/л. В 3х группах проводился сбор анам­неза, анкетирование, опрос приема лекарственной тера­пии, физикальный осмотр. Последующее биохимическое обследование включало определение Са общего и Са++ крови, щелочной фосфатазы (ЩФ), креатинина, моче­вины, фосфора крови, паратиреоидного гормона (ПТГ) и витамина 25ОНD. Пациенты с нормальным или сни­женным уровнем ПТГ исключались из дальнейшего об­следования. Диагноз ПГПТ устанавливали при наличии двукратно зарегистрированной гиперкальциемии и стой­кого повышения уровня ПТГ. Для исключения вторично­го гиперпаратиреоза проводилась проба с назначением препаратов витамина D, для исключения семейной гипокальциурической гиперкальциемии — исследование Са и креатинина суточной мочи. В результате дифференци­альной диагностики ПГПТ был у 21 пациента, которые составили скрининговую группу ПГПТ, средний воз­раст их составил 61 [51; 71] лет. Пациенты из нормокальциемической группы c нормальным уровнем ПТГ вошли в группу контроля (n=31), средний возраст их составил 53 [49; 63] лет.

Статистический анализ проводился с использовани­ем лицензионного пакета прикладных статистических программ «SPSS 22» (IBM SPSS Statistics, 2013). Распреде­ление было принято как отличное от нормального. Для сравнения двух независимых выборок использовался критерий Манна-Уитни (U-test), при сравнении не­скольких групп использовался критерий Краскела-Уоллиса. При анализе частот значений признаков в группах использовали критерий χ2 с поправкой Йейтса для срав­нения двух групп. Данные представлены в виде медиа­ны (Ме) и значений 1-го и 3-го квартиля [Q1; Q3] или в долях указанием 95 % доверительного интервала (ДИ) относительных частот, рассчитанного по методу Уил­сона с поправкой на непрерывность в онлайн-кальку­ляторе (http://www.vassarstats.net/prop1.html). Критиче­ский уровень значимости при проверке статистических гипотез принимался равным 0,05 с поправкой на мно­жественные сравнения (поправка Бонферрони).

Результаты

В зависимости от наличия клинических проявлений на основании российских рекомендаций по диагностике ПГПТ [11] выделялись следующие формы ПГПТ: кост­ная, висцеральная формы, сочетание костной и висце­ральной форм (смешанная) и мягкая. Среди пациентов ретроспективной группы пациентов с ПГПТ костная форма составила 19 % (95 % ДИ: 9 - 33) случаев, висце­ральная — 42 % (95 % ДИ: 28 - 57), смешанная — 27 % (95 % ДИ: 16 - 42), мягкая — 12 % (95 % ДИ: 5 - 26) случа­ев. По результатам скрининга у выявленных пациентов с ПГПТ отмечалась статистически более высокая часто­та выявления мягких форм заболевания (38 %,95 % ДИ: 19 - 61, р=0,036), костная форма составила 38 % (95 % ДИ: 19 - 61), висцеральная — 14 % (95%ДИ: 3,7 - 37 - 29), смешанная форма оказалась самой редкой и составила 10 % (95 % ДИ: 1,6 - 32).

Патология костной системы при ПГПТ. По дан­ным оценки историй болезни ретроспективной группы с ПГПТ, остеопороз в одной и более проекциях по резуль­татам рентгенографии или двухэнергетической рентге­новской абсорбциометрии (DEXA) наблюдался у 79 % пациентов (95 % ДИ: 58 - 91) (22/28), остеопения — у 18 % пациентов (95 % ДИ: 7 - 37) (5/28). У 44 % пациентов (95 % ДИ: 22 - 69) (8/18) выявлены признаки одного из тяжелых осложнений ПГПТ фиброзно-кистозного осте­ита в виде субпериостальной резорбции и кистовидных полостей костей. Частота переломов составила 12 % (95 % ДИ: 5-26) (6/48) случаев, среди них преобладали множе­ственные и рецидивирующие переломы. Перелом диафи- за бедра выявлен в анамнезе в 67 % случаев (95 % ДИ: 24 - 94) (4/6), переломы дистального метаэпифиза лучевой кости — в 50 % случаев (95 % ДИ: 14 - 86) (3/6), компрес­сионные переломы поясничного отдела позвоночника — в 34 % случаев (95 % ДИ: 6 - 76) (2/6).

У пациентов с ПГПТ, выявленных при скрининге, остеопороз в одной или более проекциях по результа­там DEXA был выявлен в 48 % случаев (95 % ДИ: 26 - 69) (10/21), остеопения в одной или более проекциях от­мечена у 7 пациентов (33 %, 95 % ДИ: 15 - 57). В 19 % случаев (95 % ДИ: 6 - 42) (4/21) показатели минеральной плотности костной ткани (МПКТ) находились в преде­лах нормы. Признаков фиброзно-кистозного остеита не наблюдалось ни водном из случаев. Анализируя часто­ту случаев низкоэнергетических переломов по данным анамнеза в этой группе нами зафиксировано 7 случаев (33,3 %, 95 % ДИ: 15 - 57) с локализацией в дистальной трети лучевой кости (переломы Коллиса и Смитта). Переломы костей других локализаций, таких как ме­диальная шейка бедра или диафиз бедра, а также реци­дивирующие и множественные переломы, в отличие от ретроспективной группы ПГПТ, не наблюдались.

При проведении сравнения уровня МПКТ у пациен­тов с манифестной формой в ретроспективной и скри­нинговой группах было выявлено, что уровень МПКТ в скрининговой группе были статистически значимо более высоким во всех обследованных отделах скелета по данным DEXA (табл. 1). В контрольной группе пока­затели МПКТ были наиболее высокими по сравнению с двумя группами ПГПТ, однако значимые отличия полу­чены только с ретроспективной группой.

 

Таблица / Table 1

Сравнительная характеристика МПКТ у пациентов с манифестной формой ретроспективной и скрининговой групп ПГПТ в сравнении с группой контроля

 

Ретроспективная группа (1) Retrospective group (1)

Скрининговая группа (2) Screening group (2)

Группа контроля (3)

Control group (3)

P

n

16

13

16

 

Возраст, лет / Age, years

61 [56; 63,5]

68 [56; 74]

59 [54; 67]

NS

Пол муж/жен, % / Gender male/female, %

6%/ 94%

31%/69%

38%/62%

NS

Менопауза, % (абс) / Menopause, % (abs.)

87% (13)

89% (8)

80% (8)

NS

ИМТ, кг/м2 / BMI, kg/m2

25 [22; 31]

28 [24; 32]

27 [23; 29]

NS

МПКТ поясн/ отд (L1-L4), г/см2/ BMD lumbar spine (L1-L4), g/om2

0,73 [0,76; 0,95]

0,91 [0,75; 0,955]

1,036 [0,889; 1,13]

P1=0,003

P2=0,004

МПКТ шейка бедра, г/см2/ BMD femoral neck, g/m2

0,573 [0,514; 0,664]

0,69 [0,62; 0,83]

0,731 [0,64; 0,876]

P1=0,008

P2=0,003

МПКТ общее бедро, г/см2/ BMD total hip, g/m2

0,676 [0,625; 0,775]

0,911 [0,776; 0,98]

0,951 [0,762; 1,084]

P1=0,005

P2=0,003

МПКТ дист.1/3 луч, г/см2/ BMD distal 1/3 of radius, g/m2

0,457 [0,41; 0,53]

0,577 [0,51; 0,661]

0,684 [0,554; 0,692]

P1=0,005

P2<0,001

Примечание: Поясн/отд — поясничный отдел позвоночника, Дист1/3луч — дистальная 1/3 лучевой кости, МПКТ — минеральная плотность костной ткани. Статистически значимым при попарных сравнениях принимался уровень Р <0,017.

Note: Statistically significant level of P in pairwise comparisons was taken at a level of P <0.017. BMD — bone mineral density.

Висцеральные поражения при ПГПТ. Среди пациен­тов ретроспективной группы ПГПТ частота нефролитиаза (НЛ) достигала 69% случаев (95 % ДИ: 54 -81) (33/48), по данным визуализирующих исследований почек (УЗИ или КТ) медиана и квартили размера конкрементов со­ставили 6 мм [4; 10] (min 1 мм, max 32 мм) (n=21). В 10 % случаев (95 % ДИ: 1,6 - 32) (2/21) было выявлено одно из редких осложнений ПГПТ — коралловидный НЛ (рис. 1). Оперативное лечение по поводу удаления конкрементов было проведено в 18 % случаев (95 % ДИ: 8 - 36) (6/33) до установления диагноза ПГПТ. Медиана и квартили Са суточной мочи составили 8,85 [5,39; 11,5] ммоль/ сут (n=19), при этом гиперкальциурия наблюдалась у 42 % (95 % ДИ: 21 - 66) (8/19) обследованных пациентов. Снижение фильтрационной функции почек < 60 мл/ мин/1,73м2, которое в настоящее время относится к по­казаниям для оперативного лечения пациентов с ПГПТ [9], наблюдалось у 21 % (95 % ДИ: 11 - 35) (10/48) паци­ентов.

По результатам скрининга было выявлено, что рас­пространенность нефролитиаза у пациентов с ПГПТ составила 24 % случаев (95 % ДИ: 9 - 48) (5/21), что оказалось статистически значимо ниже в сравнении с частотой этого осложнения в ретроспективной группе по данным историй болезней (р=0,002). По результа­там УЗИ мочевыводящей системы, преобладали камни небольшого размера (до 5 мм), средний размер камней составил 3 [1,5;5] мм (min 1 мм, max 5 мм). Однако кон­крементов почек размером более 5 мм или коралловид­ного нефролитиаза не выявлено ни в одном из случаев.

У двух пациентов с без наличия МКБ в анамнезе при проведении УЗИ почек были выявлены асимптомные почечные конкременты (40 %, 95 % ДИ: 7 - 83) неболь­шого размера (до 2 мм).

Среди поражений желудочно-кишечного тракта в ретроспективной группе ПГПТ наиболее часто наблюда­лась язвенная болезнь желудка или ДПК (12 %, 95 % ДИ: 5 - 26) (6/48), частота ее статистически значимо не отли­чалась со скрининговой (14%, 95%ДИ: 3,7 - 37) (3/21) и контрольной группами (13 %, 95 % ДИ: 4 - 31) (4/31). Острый деструктивный панкреатит, как одно из наи­более редких осложнений ПГПТ, наблюдался у одного пациента (2 %, 95 % ДИ: 0,1 - 12) ретроспективной груп­пы ПГПТ с тяжелой гиперкальциемией (3,95 ммоль/л) и угрозой гиперкальциемического криза.

Патология сердечно-сосудистой системы. При из­учении патологии СС системы в ретроспективной груп­пе ПГПТ была выявлена высокая частота АГ (69 %, 95 % ДИ: 54 - 81) (33/48) и гипертрофии левого желудочка (60 %, 95 %ДИ: 33 - 83) (9/15) среди пациентов, обследован­ных с помощью эхокардиографии (ЭхоКГ). Острые ко­ронарные события выявлены в 6 % случаев (9 5%ДИ: 1,6 - 18) (3/48), трое пациентов перенесли инфаркт миокар­да в анамнезе, двое из них в сочетании с ишемическим инсультом (4 %, 95 %ДИ: 0,7 - 15). Во всех трех случаях у пациентов наблюдалась манифестная форма заболева­ния (рис. 1). Среди других нарушений часто выявлялась желудочковая экстрасистолия, в большинстве случаев на фоне манифестной формы ПГПТ. Частота суправентрикулярных нарушений ритма и АВ-блокады 1 степени была невысокой.

Как и в ретроспективной группе, частота АГ у паци­ентов скрининговой группы ПГПТ оказалась высокой и составила 76 % (95 % ДИ: 52 - 91) (16/21) (рис. 1). В груп­пе контроля выявленная частота АГ была статистически значимо ниже в сравнении с ретроспективной группой ПГПТ (42 %, 95 %ДИ: 25 - 61) (13/31), р=0,012), а со скри­нинговой группой ПГПТ значимых отличий не получе­но (р=0,032). Различий по частоте антигипертензивной терапии в трех группах нами не было обнаружено. Ча­стота ГЛЖ по данным ЭхоКГ среди пациентов скринин­говой группы ПГПТ составила 47 % (95 %ДИ: 25 - 71) (9/19) случаев, по сравнению с 41 % (95 % ДИ: 19 - 67) (7/17) в контрольной группе, значимых отличий между тремя группами также не выявлено. В скрининговой группе отмечена высокая частота острых коронарных событий, суправентрикулярных нарушений ритма и желудочковой экстрасистолии (рис. 1).

 

Рисунок 1. Сравнительная характеристика частоты сердечно-сосудистых заболеваний при ПГПТ в ретроспективной (n=48), скрининговой (n=21) и контрольной (n=31) группах, %.

Примечание: СВТ — суправентрикулярная тахикардия, ИМ/ИИ — инфаркт миокарда или ишемический инсульт, АГ — артериальная гипертензия, желуд.э/систолия — желудочковая экстрасистолия; * — статистически значимые различия между ретроспективной группой и группой контроля р=0,012 (χ2 c поправкой Йейтса). Статистически значимым уровнем Р при попарных сравнениях при­нимался уровень Р < 0,017.

Figure 1. Comparative characteristic of the frequency of cardiovascular diseases in primary hyperparathyroidism in the retrospective (n = 48), screening (n = 21) and control (n = 31) groups, %.

* - statistically significant differences between the retrospective group and the control group p = 0.012 (χ2 with Yates correction). Statistically significant level of P in pairwise comparisons was taken at a level of P < 0.017.

 

Обсуждение

Выполненный ретроспективный анализ случаев ПГПТ с 2005 по 2015 гг. показал, что у пациентов с ПГПТ наблюдалась высокая частота костных осложнений в виде остеопороза и тяжелого течения переломов. Выяв­ленная частота фиброзно-кистозного остеита оказалась намного выше, чем полученные по результатам других исследований в развитых странах, где данная костная патология при ПГПТ встречается не более чем в 5% случаев при проведении рутинного скрининга уровня кальция крови [12]. По отечественным литературным данным эти рентгенологические признаки у пациентов с ПГПТ наблюдаются с частотой 27 - 30 % среди всех случаев ПГПТ [10]. Частота нефролитиаза у госпитали­зированных пациентов значимо превосходила показате­ли частоты этого осложнения при ПГПТ в мире (10 - 20 %) [13]. Частота выявления коралловидных конкрементов почек у пациентов с манифестным ПГПТ в стра­нах, где отсутствует рутинное исследование Са крови, может достигать 18 % [6].

Среди пациентов с ПГПТ, выявленных при скри­нинге, отмечалось более легкое течение заболевания с преобладанием мягких и асимптомных форм, что со­впадает с результатами других авторов при проведении рутинного анализа на гиперкальциемию. У этой группы пациентов была выявлена более высокая минеральная плотность кости во всех обследованных отделах скеле­та. По нашему-мнению, это может говорить о том, что время воздействия повышенного уровня ПТГ на кост­ную ткань у пациентов, выявленных при скрининге, было меньшим, а диагноз был установлен на более ран­ней стадии. Течение нефролитиаза также характеризо­валось, как более легкое, с преобладанием асимптомных камней почек. Выявлен более низкий уровень кальция суточной мочи по сравнению с госпитализированными пациентами, что отражает более низкие уровни гиперкальциемии и гиперкальциурии в скрининговой группе.

Патология СС системы на фоне является в настоя­щий момент одним из актуальных вопросов. Результа­ты ряда российских и зарубежных исследований сви­детельствуют о повышенном риске смертности от СС заболеваний у пациентов с ПГПТ [14]. Частота артери­альной гипертензии и ГЛЖ в обеих группах ПГПТ была высокой, что совпадает с результатами других иссле­дователей [15][16]. Было отмечено, что в скрининговой группе ПГПТ, несмотря на более легкое клиническое течение, отмечалась высокая частота нарушений ритма и острых СС событий, что требует дальнейшего изуче­ния.

Заключение

В клинической картине ПГПТ в Архангельской обла­сти по ретроспективным данным за десятилетний пери­од сохранялось преобладание манифестных осложнен­ных форм в виде костных и висцеральных осложнений, что совпадает с данными стран, где отсутствует рутин­ный анализ уровня кальция крови. Проведение скри­нинга на гиперкальциемию способствовало выявлению новых случаев ПГПТ, среди которых преобладало более мягкое течение клинических проявлений в связи с более ранней диагностикой заболевания.

Список литературы

1. Ростомян Л. Г., Мокрышева Н. Г., Сморщок В. Н., Рожинская Л. Я. Трудности и ошибки диагностики первичного гиперпаратиреоза. Клинические случаи // Остеопороз и остеопатии. – 2008. –№1. – С. 17-20.

2. Мокрышева Н. Г. Первичный гиперпаратиреоз: современное представление о проблеме // Лечение и профилактика. – 2013. – № 2 (6). – С. 143–152.

3. Дедов И.И., Мокрышева Н.Г., Мирная С.С., Ростомян Л.Г., Пигарова Е.А., Рожинская Л.Я. Эпидемиология первичного гиперпаратиреоза в России // Проблемы эндокринологии. – 2011. – № 3. – С. 3–10.

4. Wermers R.A., Khosla S., Atkinson E.J., Hodgson S.F., O’Fallon W.M., Melton L.J. 3rd. Th e Rise and Fall of Primary Hyperparathyroidism: A Population-Based Study in Rochester, Minnesota, 1965-1992 // Ann Intern Med. – 1997. – Vol. 126. – P. 433–440. DOI: 10.7326/0003-4819-126-6-199703150-00003

5. Yu N., Donnan P.T., Murphy M.J., Leese G.P. Epidemiology of primary hyperparathyroidism in Tayside, Scotland, UK // Clin Endocrinol (Oxf). – 2009. – Vol. 71, N 4. – P. 485–493. doi: 10.1111/j.1365-2265.2008.03520.x

6. Adami S., Marcocci C., Gatti D. Epidemiology of primary hyperparathyroidism in Europe // J Bone Miner Res. – 2002. – Vol. 17, suppl. 2. – P. N18–N23.

7. Рожинская Л.Я., Ростомян Л.Г., Мокрышева Н.Г., Мирная С.С., Кирдянкина Н.О. Эпидемиология первичного гиперпаратиреоза // Лечащий врач. – 2010. – № 11. – С. 50–56.

8. Fraser W.D. Hyperparathyroidism. // Lancet. - 2009 – V.374 (9684). – P.145-58. doi: 10.1016/S0140-6736(09)60507-9.

9. Bilezikian J.P., Brandi M.L., Eastell R., Silverberg S.J., Udelsman R. et al. Guidelines for the management of asymptomatic primary hyperparathyroidism: summary statement from the Fourth International Workshop // J Clin Endocrinol Metab. – 2014. – Vol. 99, N 10. – P. 3561–3569. doi: 10.1210/jc.2014-1413.

10. Мокрышева Н.Г. Первичный гиперпаратиреоз (эпидемиология, клиника, современные принципы диагностики и лечения) : автореф. дис. … д-ра мед. наук. – М., 2011. – 44 с.

11. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Мокрышева Н.Г., Рожинская Л.Я., Кузнецов Н.С., и др. Первичный гиперпаратиреоз: клиника диагностика, дифференциальная диагностика, методы лечения. // Проблемы эндокринологии. – 2016. – № 6. – С 40–77. DOI:10.14341/probl201662640-77

12. Mohan M., Neelakandan R. S., Siddharth D., Sharma R. An unusual case of brown tumor of hyperparathyroidism associated with ectopic parathyroid adenoma // Eur J Dent. – 2013. – Vol. 7, N 4. – P. 500–503. doi: 10.4103/1305-7456.120657

13. Verdelli С., Corbetta S. Kidney involvement in patients with primary hyperparathyroidism: an update on clinical and molecular aspects // European Journal of Endocrinology. – 2017. – Vol. 176, N 1. – P. R39–R52. DOI: 10.1530/EJE-16-0430

14. Andersson P., Rydberg E, Willenheimer R. Primary hyperparathyroidism and heart disease – a review // European Heart Journal. – 2004. – Vol. 25. – P. 1776–1787. DOI: 10.1016/j.ehj.2004.07.010

15. Pepe J., Cipriani C., Sonato C., Raimo O., Biamonte F., Minisola S. Cardiovascular manifestations of primary hyperparathyroidism: a narrative review // European Journal of Endocrinology. – 2017. – Vol. 177. – P. R297–R308. doi: 10.1530/EJE-17-0485

16. Stefenelli T., Abela C., Frank H., Koller-Strametz J., Niederle B. Time course of regression of left ventricular hypertrophy aft er successful parathyroidectomy // Surgery. – 1997. – Vol. 121. – P. 157–161. DOI: 10.1016/s0039-6060(97)90285-3


Об авторах

И. А. Баранова
Тарногская центральная районная больница
Россия

врач-эндокринолог,

с. Тарногский городок, Вологодская область



Т. А. Зыкова
Северный государственный медицинский университет, Архангельск

д.м.н., профессор кафедры факультетской терапии с курсом эндокринологии,

Архангельск,

632739@mail.ru



О. А. Сергеева
Северный государственный медицинский университет

студентка 6 курса лечебного факультета,

Архангельск

 



Для цитирования:


Баранова И.А., Зыкова Т.А., Сергеева О.А. Сравнительный анализ клинических проявлений первичного гиперпаратиреоза, по результатам госпитализаций и скрининга на гиперкальциемию в Архангельской области. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(4):36-42. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-36-42

For citation:


Baranova I.A., Zykova T.A., Sergeeva O.A. Comparative analysis of clinical manifestations of primary hyperparathyroidisis by results of hospitalizations and screening for hypercalcia in the Arkhangelsk region. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(4):36-42. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-36-42

Просмотров: 166


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)