Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Обоснование мер оптимизации питания подростков, обучающихся в учебном заведении интернатного типа

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-80-86

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучить фактическое питание и обосновать меры по его оптимизации у детей-инвалидов среднего школьного возраста, проживающих в школе-интернате 8 типа.

Материалы и методы: обследованы 29 учащихся школы-интерната 8 типа в возрасте 12 – 13 лет. Расчеты химического состава и энергетической ценности рационов производились с использованием программы анализа состояния питания человека, версия 1.2.4, зарегистрированной Российским агентством по патентам и товарным знакам 09.02.2004 № 2 004 610 397 ФГБУ «НИИ питания» РАМН. Статистический анализ данных проводился с помощью программы Statistica 6,0.

Результаты: среди детей с дневным пребыванием в школе (первая группа) лица с дефицитами потребления энергии и основных питательных веществ встречаются заметно чаще (от 50,0 до 90,0 %), чем среди сверстников второй группы (круглосуточное пребывание в школе) (от 0,0 до 26,3 %). Выявлена тенденция относительного дефицита в рационе мальчиков первой группы энергии, белка, жиров и углеводов (от 10,3 до 28,8 %), а у девочек — относительного дефицита энергии, белка и углеводов (от 5,6 до 26,3 %; по жирам — превышение на 21,4 %). Напротив, у мальчиков второй группы — избыток по энергии и, особенно, жирам (на 46,2 %), у девочек — избыток по показателям энергии, белка, жиров и углеводов (от 23,4 до 88,3 %).

Заключение: выявленные нарушения определили перечень мер по оптимизации питания детей, которые должны быть реализованы в рамках санитарно-просветительной работы с родителями.

Для цитирования:


Белик С.Н., Жукова Т.В., Харагургиева И.М., Журавлев П.В., Максимов О.Л., Аветисян З.Е., Крючкова В.В. Обоснование мер оптимизации питания подростков, обучающихся в учебном заведении интернатного типа. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(4):80-86. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-80-86

For citation:


Belik S.N., Zhukova T.V., Kharagurgieva I.M., Zhuravlyov P.V., Maksimov O.L., Avetisyan Z.E., Kryuchkova V.V. The substantiation of measures to optimization of nutrition for teenagers studying at residential educational establishments. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(4):80-86. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-80-86

Введение

Организация рационального питания - одно из ключевых условий сохранения здоровья, пси­хомоторного и интеллектуального развития и высокой эффективности обучения детей и подростков.

Для детей среднего школьного возраста (11 - 14 лет) характерны ускоренные ростовые процессы и интенсив­ные физиологические перестройки организма, приводя­щие к изменению не только антропометрических индек­сов, но и состояния здоровья и самочувствия учащихся [1]. Наблюдающаяся глубокая перестройка эндокринной системы может сопровождаться перенапряжением адап­тационных механизмов и срывом компенсаторных реак­ций, что, во-первых, будет способствовать развитию син­дрома хронической усталости с характерными для него эмоциональной и вегетативной неустойчивостью, нару­шением сна, снижением умственной и физической работо­способности [2]. Во-вторых, повышенный уровень обмена веществ, эндокринные и ферментативные перестройки в условиях нерационального питания при неадекватных физических нагрузках могут стать причиной развития ме­таболического синдрома [3]. В-третьих, изменения гомео­стаза организма на фоне инволюции тимуса под действи­ем половых гормонов способствуют развитию вторичного иммунодефицита, что ведет к повышению риска развития заболеваний вирусной, бактериальной, паразитарной при­роды и росту различных форм иммунопатологии [4].

В Российской Федерации наблюдается рост детской инвалидности в 3,6 раза за последние 20 лет [5]. Особен­но следует выделить детей-инвалидов с лёгкой степенью умственной отсталости. У детей-инвалидов среднего школьного возраста физические, психологические метабо­лические и эндокринные изменения, являющиеся физио­логической особенностью данного возрастного периода, наслаиваются на поведенческие, эмоциональные, соци­альные и анатомо-физиологические нарушения, свой­ственные патологии, обусловившей инвалидность. Это даёт основание считать данный возраст самым критиче­ским периодом для детей-инвалидов. Реабилитационные мероприятия должны учитывать этот факт не только в системах обучения, воспитания и психологической под­держки, но и при организации рационального питания, так как даже незначительный дефицит органических (животный белок, полиненасыщенные жирные кислоты) и неорганических (железо, цинк, медь, йод, селен, маг­ний и т.д.) компонентов рациона может значительно на­рушить функции центральной нервной, эндокринной и иммунной систем. В связи с этим особенно актуальным является изучение фактического питания детей-инвалидов среднего школьного возраста, проживающих в ин­тернатах при образовательных учреждениях.

Целью исследования стало изучение фактического питания и обоснование мер по его оптимизации у детей- инвалидов среднего школьного возраста, проживающих в школе-интернате 8 типа.

Материалы и методы

Обследованы 29 учащихся школы-интерната 8 типа г. Новочеркасска (ГБОУ РО «Новочеркасская школа-интер­нат») в возрасте 12 - 13 лет, которые были распределены на две группы: дети с дневным пребыванием в школе — I группа (5 мальчиков, 5 девочек) и дети с круглосуточ­ным пребыванием в школе — II группа (13 мальчиков, 6 девочек).

Дети I группы получали второй завтрак, также при желании обед и полдник в интернате, и домашнее пита­ние. Дети II группы получали 5-разовое питание в ин­тернате, но при этом самостоятельно употребляли раз­решенные продукты, привозимые родственниками при посещениях.

Изучение рационов питания осуществлялось по дан­ным ежедневных меню и накопительных ведомостей уч­реждения и анализа используемого набора продуктов. Расчеты химического состава и энергетической ценно­сти рационов и их статистическая обработка произво­дилась с использованием программы анализа состояния питания человека, версия 1.2.4, зарегистрированной Российским агентством по патентам и товарным знакам 09.02.2004 № 2 004 610 397 ФГБУ «НИИ питания» РАМН. Изучение химического состава потребляемых рационов проводилось в сравнении с возрастными нормами физи­ологических потребностей для детей 11-14 лет с учетом гендерных различий [6]. Оценка физического развития обследованных детей проводилась по возрастным центильным таблицам индекса массы тела (ИМТ), разрабо­танным по стандартам физического развития школьни­ков г. Ростова-на-Дону.

Статистический анализ данных проводился с по­мощью программы Statistica 6,0. Проверка по критерию Колмогорова-Смирнова подтвердила нормальность рас­пределения практически всех показателей в группах сравнения, в том числе при их разделении на гендерные подгруппы, что обосновало возможность использования t-критерия Стьюдента для оценки различий между сред­ними величинами в группах сравнения с вероятностью ошибки р < 0,05. Поскольку по критерию Lilliefors нор­мальность распределения подтверждалась не во всех по­казателях II группы, различия между выборками данных также проверялись с помощью непараметрической ста­тистики по критериям Колмогорова-Смирнова и U-тесту Mann-Whitney в модуле «Nonparametric statistics» с той же с вероятностью ошибки р < 0,05.

Результаты

Сравнение антропометрических данных мальчиков не выявило достоверных различий ни по одному кри­терию (табл. 1).

 

Таблица / Table 1

Антропометрические показатели в группах сравнения

Anthropometrical indicators in comparison groups

Показатели

Indicators

Мальчики

Boys

Девочки

Girls

I группа / group

II группа / group

I группа / group

II группа / group

Возраст, лет Age, years

12,4±0,3

12,4±0,1

13,0±0,2

12,3±0,2*

Длина тела, см Length of body, cm

150,4±6,6

149,7±3,6

149,8±3,4

150,3±3,8

Масса тела, кг Body mass, kg

39,66±5,75

40,27±2,47

50,54±4,56

40,38±3,15

ИМТ, усл. ед.

BMI, standard units

17,3±1,8

17,8±0,6

22,5±1,8

17,8±0, 8*

ИМТ-оценка, баллы BMI-value, scores

2,60±0,75

2,85±0,21

3,80±0,42

2,67±0,24*

Средние по группам Group average

I группа (мальчики и девочки) I group (boys and girls)

II группа (мальчики и девочки) II group (boys and girls)

Возраст, лет Age, years

12,6±0,2

12,4±0,1

ИМТ-оценка, баллы BMI-value, scores

3,20±0,42

2,79±0,15

Примечание: * — статистически достоверные различия при p<0,05 по t-критерию Стюдента.

Note: * — statistically significant differences atp<0.05 by Styudents t-criterion.

 

Отмеченные различия в показателях массы тела и индекса массы тела (ИМТ) у девочек могут объясняться тем, что в малочисленных группах существенно усили­вается роль индивидуальных особенностей: в I группе 2 девочки в возрасте старше 13 лет с избыточной массой тела определили относительное превышение по массе и ИМТ средних по подгруппе величин. Вместе с тем сред­ние значения ИМТ, в целом, по группам сравнения раз­личий не выявили (p > 0,05).

Сравнение данных потребления энергии и макро- нутриентов выявляет заметные однонаправленные раз­личия в химическом составе рационов: у мальчиков и девочек I группы, как правило, большинство сравнивае­мых показателей достоверно меньше, чем в соответству­ющих подгруппах детей II группы (табл. 2).

 

Таблица / Table 2

Показатели потребления энергии и макронутриентов в группах сравнения

Indicators of consumption of energy and macronutrients in comparison groups

Показатели

Indicators

Мальчики

Boys

Критерий различий Test of differences

Девочки

Girls

Критерий различий Test of differences

I группа / group

II группа / group

I группа / group

II группа / group

Энергия, ккал Energy, kcal

1965,8±

±174,2

2659, 8± ±27,4*

t, K-S, U

2065,0±

±485,8

3226,0±

±54,1*

t

±Δ% от N

-21,4

+6,4

-

-10,2

+40,3

-

Белок, г Protein, g

61,1±4,0

76,1±1,6*

t, K-S, U

59,5±11,9

129,9±

±1,3*

t, K-S, U

±Δ% от N

-18,5

+ 1,4

-

-5,6

+88,3

-

Общий жир, г Common fat, g

74,4±6,1

112,6±

±1,4*

t, K-S, U

93,5±17,9

111,2±1,6

-

±Δ% от N

-10,3

+46,2

-

+21,4

+44,4

-

НЖК, г SFA, g

27,1±2,2

44,7±0,7*

t, K-S, U

34,2±7,9

44,1±1,0

-

±Δ% от N

-2,1%

+61,4%

-

+33,6%

+72,2%

-

ПНЖК, г PUFAs, g

15,5±1,9

16,1±0,2

-

18,0±2,4

15,9±0,1

K-S, U

ω-6, %

14,4±1,6

14,3±0,1

-

16,5±2,0

14,2±0,1

K-S, U

ω-3, %

2,1±0,3

1,8±0,1

-

2,4±0,4

1,7±0,1

-

Холестерин, мг Cholesterol, mg

207,7±

±25,3

302,8±

±2,6*

t, K-S, U

288,8±

±70,5

301,4±

±60,4

-

±Δ% от N

+30,8%

+0,9%

-

-3,7%

+0,5%

-

Моно- и дисахариды, г Mono- and disaccharides g

126,4±

±28,1

128,1±2,7

-

126,7±38,0

123,8±1,8

-

Добавл. сахар, г Added sugar, g

46,2±16,4

35,1±1,7 *

K-S, U

53,7±12,8

32,4±1,6

-

Крахмал, г Starch, g

132,1±

±16,9

277,6± ±10,6 *

t, K-S, U

159,4±22,4

288,2±

±8,7*

t, K-S, U

Общие углеводы, г Carbohydrates, g

258,5±

±38,3

362,9± ±6,8 *

t, K-S, U

246,1±

±72,1

412,0±

±9,0*

t

±Δ% от N

-28,8%

0,0%

-

-26,3%

+23,4%

-

Пищевые волокна, г Food fibers, g

6,9±0,8

15,4±0,5*

t, K-S, U

7,9±1,1

15,1±0,5*

t, K-S, U

Примечание: * — статистически достоверные различия между группами сравнения (р < 0,05) по критериям t (t-критерию Стюдента), K-S (Колмогорова-Смирнова), U-тест (Mann-Whitney).

Note: * — statistically significant differences between comparison groups (p < 0.05) by criteria of t (Styudent’s t-criterion), K-S (Kolmogorova- Smirnov), the U-test (Mann-Whitney).

 

В подгруппах мальчиков отмечены достоверные различия в 8 показателях из 13. При этом достовер­но выше показатели у мальчиков II группы, кроме по­казателя по добавленному сахару (г). В подгруппах девочек достоверные отличия наблюдали в 7 из 13 по­казателей. Сравнение с нормами физиологических по­требностей средних величин потребления основных макронутриентов и энергии выявляет тенденцию от­носительного дефицита в рационе мальчиков I груп­пы энергии, белка, жиров и углеводов (от 10,3 до 28,8 %), а у девочек — относительного дефицита энергии, белка и углеводов (от 5,6 до 26,3 %; по жирам — за­метное превышение на 21,4 %). Напротив, в данных рационов детей II группы отмечены превышения воз­растных норм физиологических потребностей: у маль­чиков — по энергии и, особенно, жирам (на 46,2 %), у девочек — по показателям энергии, белка, жиров и углеводов (от 23,4 до 88,3 %).

Результаты анализа потребления микронутриентов отражали сходную тенденцию: средние значения детей I группы в большинстве случаев (в 9 из 11 показателей) меньше средних величин детей II группы. Из 9 получен­ных данных у мальчиков достоверно отличались 8 по­казателей, а у девочек — 7 показателей (табл. 3).

 

Таблица / Table 3

Показатели потребления микронутриентов (витаминов и минеральных веществ)

в группах сравнения Indicators of consumption of micronutrients (vitamins and mineral substances) in groups of comparison

Показатели

Indicators

Мальчики

Boys

Критерий различий Test of differences

Девочки

Girls

Критерий различий Test of differences

I группа / group

II группа / group

I группа / group

II группа / group

Натрий, мг Sodium, mg

3,5±0,3

1,3±0,1*

t, K-S, U

3,4±0,7

1,4±0,1*

t, K-S, U

±Δ% от N

+221,8%

+20,9

-

+212,7%

+23,6%

-

Калий, мг Potassium, mg

2052,0±222,3

1498,7±53,4*

t, K-S, U

2802,2±421,8

1466,3±138,5 *

t

±Δ% от N

+36,8%

-0,1%

-

+86,8%

-2,2%

-

Кальций, мг Calcium, mg

658,4±74,8

1087,4±42,2 *

t, K-S, U

654,3±157,8

1078,7±43,8 *

t

±Δ% от N

-45,1%

-9,4%

-

-45,5%

-10,1%

-

Магний, мг Magnesium, mg

253,4±13,8

539,6±13,3*

t, K-S, U

233,2±16,5

552,6±11,1*

t, K-S, U

±Δ% от N

-15,5%

+79,9%

-

-22,3%

+84,2%

-

Фосфор, мг Phosphorus, mg

1055,9±67,2

1288,3±9,7 *

t, K-S, U

1086,8±244,7

1279,8±22,0

-

±Δ% от N

-12,0%

+7,4%

-

-9,4%

+6,7%

-

Железо, мг Iron, mg

13,7±1,1

13,4±0,6

-

13,1±1,3

12,2±0,2

-

±Δ% от N

+ 13,8%

+ 11,1%

-

-13,7%

-18,5%

-

Витамин A, мкг Vitamin A, mcg

1057,0±77,5

1394,1±89,4*

t, K-S, U

916,8±136,6

1419,4±61,4*

t, K-S, U

±Δ% от N

+5,7%

+39,4%

-

+ 14,6%

+77,4%

-

Витамин B1, мг Vitamin B1, mg

0,9±0,1

2,2±0,1*

t, K-S, U

1,0±0,2

2,2±0,1*

t, K-S, U

±Δ% от N

-27,7%

+69,2%

-

-23,1%

+70,8%

-

Витамин B2, мг Vitamin B2, mg

1,1±0,1

2,1±0,1*

t, K-S, U

1,1±0,2

2,1±0,1*

t, K-S, U

±Δ% от N

-29,3%

+38,7%

-

-26,7%

+38,0%

-

Ниацин, мг Niacin, mg

11,8±1,0

23,5±0,6*

t, K-S, U

11,2±2,5

22,8±0,6*

t, K-S, U

±Δ% от N

-34,4%

+30,4%

-

-37,6%

+26,4%

-

Витамин С, мг Vitamin C, mg

52,2±15,0

129,2±5,7*

t, K-S, U

59,3±7,5

132,1±12,5*

t, K-S, U

±Δ% от N

-25,4%

+84,6%

-

-1,2%

+ 120,2%

-

Примечание: * — статистически достоверные различия между группами сравнения (р< 0,05) по критериям t (t-критерию Стюдента), K-S (Колмогорова-Смирнова), U-тест (Mann-Whitney).

Note: * — statistically significant differences between comparison groups (p < 0.05) by criteria of t (Styudents t-criterion), K-S (Kolmogorova- Smirnov), the U-test (Mann-Whitney).

 

При сравнении с нормами физиологических по­требностей у детей I группы отмечены относительные дефициты потребления кальция, магния, фосфора, витаминов В1, В2, ниацина и аскорбиновой кислоты (у мальчиков), у детей II группы, напротив, заметные пре­вышения по большинству сравниваемых показателей (от 6,7 по фосфору до 120,2 % по витамину С).

Следует отметить, что показатели потребления на­трия и калия достоверно выше у детей (независимо от пола) I группы, по сравнению с их сверстниками из IIй группы. При этом показатели I группы также суще­ственно превышают нормы физиологических потребно­стей для данной возрастной группы.

На рис. 1 представлены частоты случаев дефицитов потребления энергии, макро- и микронутриентов в ра­ционах детей двух групп по сравнению с возрастными нормами физиологических потребностей.

 

Рисунок 1. Частота встречаемости детей со сниженным уровнем потребления энергии, макро- и микронутриентов в группах сравнения (в %).

Figure 1. Frequency of occurrence of children with reduced level of consumption of energy, macro- and micronutrients in comparison groups (in %).

Анализируя полученные данные по частоте встре­чаемости детей со сниженным уровнем потребления энергии, макро- и микронутриентов выявлено, что среди обследуемых I группы лица с дефицитами потребления энергии и основных питательных веществ встречаются заметно чаще (от 50,0 до 90,0 %), чем среди сверстников II группы (от 0,0% до 26,3%) (табл. 3).

Обсуждение

При обсуждении выявленных различий между груп­пами наблюдений следует упомянуть о сложности комплексной оценки рационов питания детей I группы, у ко­торых неучтенным остается домашнее питание (первый завтрак и ужин). Без учета фактора домашнего питания можно говорить лишь об «относительных дефицитах» в показателях химического состава рациона детей этой группы, которые находятся в пределах от 5,6 до 28,8 % по потреблению энергии и макронутриентов (без учета домашнего питания, которое занимает от 20,0 до 45,0 % питания).

Анализ питания подростков I группы отражает его недостаточность. Особенно это проявилось в группе мальчиков: отмечено уменьшение в рационе белков, жи­ров и углеводов и, соответственно, снижение калорийно­сти рациона. Как выше указывалось, подростки I группы в интернате получают второй завтрак и обед по желанию. Однако данной услугой дети пользуются редко. Таким образом, дети, в основном, питаются дома, и рациональ­ность этого питания проверить очень сложно. При этом на фоне имеющихся физиологических нарушений отме­чается витаминно-минеральная недостаточность. У де­вочек она выражена сильнее. Индекс массы тела подрост­ков I группы не увеличен, но парадоксальным выглядит при этом факт значительного увеличения объема талии, особенно у девочек. Это можно объяснить недостатком физической активности, которая не носит такого регла­ментированного характера, как у подростков II группы. Вместе с тем в обеих подгруппах девочек отмечен замет­ный дефицит потребления железа, который как микро- нутриент особенно важен для их организма в период ста­новления менструальной функции.

Заключение

Таким образом, следует отметить, что питание де­тей, обучающихся в школе-интернате, имело недостатки, как в группе детей с дневным пребыванием (I группа), так и в группе с постоянным пребыванием в интернате (II группа). Однако эти недостатки носят разнонаправ­ленный характер: в I группе отмечен существенный де­фицит макро и микронутриентного состава рациона и соответственное снижение калорийности питания; в то же время, во II группе на фоне некоторого дефицита, в основном минеральных веществ и пищевых волокон, от­мечено значительное увеличение калорийности пищево­го рациона, особенно, в группе девочек.

Выявленные нарушения определили перечень мер по оптимизации питания детей, которые должны быть направлены на проведение санитарно-просветительной работы с родителями. Тематика подобных бесед должна включать ознакомление с физиологическими особенно­стями детей, соответствующих возрастных групп, кото­рые обуславливают особенности питания; обоснование необходимости пересмотра перечня разрешенных про­дуктов для дополнительного индивидуального питания детей, постоянно находящихся в интернате (целесоо­бразно ограничиться только фруктами, что восполнит дефицит витаминов, минеральных веществ, пищевых во­локон); необходимо ознакомить родителей детей I груп­пы с меню в интернате, которое можно взять за основу при организации домашнего питания. Режим дня детей, постоянно находящихся в интернате (II группа) исклю­чает гиподинамию, что нельзя сказать о детях I группы, особенно девочках, поэтому способы увеличения физи­ческой активности должны быть сообщены родителям. Профилактические беседы с родителями необходимо проводить в присутствии детей. Эта рекомендация яв­ляется принципиальной, т.к. формирование у детей от­ношения к здоровому образу жизни постепенное и при неоднократном повторении будет способствовать разви­тию здоровьесберегающего менталитета.

Список литературы

1. Belik S., Avetisyan Z., Maksimov O., Kvasov A., Vanyan G. Interrelation of biochemical and psychophysiological parameters of students with the level of vegetative regulation of their organism // Modern European Researches. – 2016. – № 4. – С. 5-12.

2. Макунина О.А., Якубовская И.А. Структура и динамика состояния здоровья школьников 7-17 лет // Электронный научно-образовательный вестник Здоровье и образование в XXI веке. – 2015. – Т. 17. № 2. – С. 29-31.

3. Серов В.Н. Метаболический синдром (нейрообменноэндокринный синдром) // Medica mente. Лечим с умом. – 2015. – № 1. – С. 16-19.

4. Бурдина О.М. Состояние иммунной системы часто болеющих детей // Бюллетень Северного государственного медицинского университета. – 2013. – № 1 (30). – С. 30- 31.

5. Кирилюк О.М. Реабилитация детей-инвалидов // Теория и практика сервиса: экономика, социальная сфера, технологии. – 2013. – № 2 (16). – С. 79-85.

6. Рациональное питание. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации: методические рекомендации. МР 2.3.1.2432-08. – М., 2008.


Об авторах

С. Н. Белик
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

к.м.н., доцент кафедры общей гигиены, 

Ростов-на-Дону



Т. В. Жукова
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

д.м.н., профессор, заведующая кафедрой общей гигиены, 

Ростов-на-Дону



И. М. Харагургиева
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

к.м.н., доцент, доцент кафедры общей гигиены, 

Ростов-на-Дону



П. В. Журавлев
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

д.м.н., профессор кафедры общей гигиены, 

Ростов-на-Дону



О. Л. Максимов
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

к.м.н., доцент, доцент кафедры гигиены, 

Ростов-на-Дону



З. Е. Аветисян
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

к.м.н., доцент, доцент кафедры гигиены, 

Ростов-на-Дону



В. В. Крючкова
Донской государственный аграрный университет
Россия

доктор технических наук, профессор, профессор кафедры товароведения и товарной экспертизы, 

Ростовская область, пос. Персиановский



Для цитирования:


Белик С.Н., Жукова Т.В., Харагургиева И.М., Журавлев П.В., Максимов О.Л., Аветисян З.Е., Крючкова В.В. Обоснование мер оптимизации питания подростков, обучающихся в учебном заведении интернатного типа. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(4):80-86. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-80-86

For citation:


Belik S.N., Zhukova T.V., Kharagurgieva I.M., Zhuravlyov P.V., Maksimov O.L., Avetisyan Z.E., Kryuchkova V.V. The substantiation of measures to optimization of nutrition for teenagers studying at residential educational establishments. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(4):80-86. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-4-80-86

Просмотров: 150


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)