Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Хроническая истинная экзема. Поиск терапии тяжёлых форм

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-1-72-78

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучить клиническую эффективность ре-ПУВА-терапии у больных с торпидными формами хронической истинной экземы рук. Материалы и методы: в исследовании принимали участие 78 пациентов (47 женщин, 31 мужчина) с тяжёлыми и среднетяжёлыми формами течения хронической истинной экземы рук. Использовались клинические индексы HECSI, DLQI до и после лечения. Пациенты случайной выборкой разделены на три группы: первая группа (25 человек) получала стандартную терапию (антигистаминные препараты, наружные глюкокортикостероидные средства, эмоленты), вторая группа (27 человек) получала указанную стандартную терапию на фоне ПУВА, третья группа (26 человек) — стандартную терапию на фоне ре-ПУВА (сочетание ПУВА с приёмом ретиноидов (изотретиноина)). Длительность терапии составляла около 3-х месяцев. Результаты: в I группе до лечения среднее значение индекса HECSI составляло 76,0±37,9, а после проводимой терапии — 63,6±30,2. Во II группе до лечения среднее значение индекса HECSI 78,3±34,2, а после лечения — снизилось до 51,5±24,0. В III группе соответственно до лечения среднее значение HECSI составляло 77,2±35,3, а после курса терапии — 28.7±14,0. Длительность ремиссии в первой группе после курса стандартной терапии составило 2,52± 1,1 недели, во второй группе — 15,7±7,5 недели, в третьей группе — 61,7±32,4 недели. Выводы: ре-ПУВА-методика наиболее эффективна в терапии хронической экземы рук, в сравнении с ПУВА и стандартной терапией.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Для цитирования:


Старостенко В.В., Сидоренко О.А., Сизякина Л.П., Сидоренко Е.Е. Хроническая истинная экзема. Поиск терапии тяжёлых форм. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(1):72-78. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-1-72-78

For citation:


Starostenko V.V., Sidorenko O.A., Sizyakina L.P., Sidorenko E.E. Chronic eczema. The search for treatment of severe forms. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(1):72-78. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-1-72-78

Введение

Экзема является наиболее часто встречаю­щимся дерматозом. В структуре обращаемо­сти к дерматологу в условиях поликлиники и стационара экзематозный процесс лидирует. По дан­ным отечественных авторов, может достигать до 30-40 % [1]. В Великобритании один из пяти детей и один из двенадцати взрослых имеют экзему, в то время как эк­зема и контактный дерматит составляют 84-90% про­фессиональных заболеваний кожи [2]. Более 30 млн американцев страдает экземой рук [3]. По различным оценкам европейских исследователей за последние де­сятилетия среднегодовой показатель распространён­ности, экземы среди взрослого населения стран ев­розоны составляет 10-15 % с заболеваемостью 5.5-8.8 случаев на 1000 человек в год [4].

Заболевание представлено полиморфизмом мор­фологических проявлений в виде эритемы, пузырьков, папул, трещин, шелушения и гиперкератоза, сопрово­ждающихся зудом и болью. В острой стадии на поверх­ности высыпаний появляются капельки серозной жид­кости («серозные колодцы», по П.В. Никольскому), а при выраженном воспалении возможно наличие отёка [5]. Ведущим патоморфологическим процессом при эк­земе является спонгиоз (межклеточный отёк), который и приводит к формированию клинической картины при экземе, а также рассматривается как важная часть патогенеза при экзематозном процессе [6]. Помимо высокой распространённости, экзематозный процесс имеет плохой прогноз у взрослых лиц. Отмечается тен­денция к хронизации и поражению открытых участков (кистей рук). Вовлечённость в поражение кожи кистей рук предопределяет выраженное негативное влияние на качество жизни больных с хронической экземой, у некоторых сравнимое с уровнем больных псориазом, что приводит к невозможности полноценно работать, способствует социальной дезадаптации и даже к инвалидизации [7][8].

Терапия экземы представляет определённые труд­ности ввиду отсутствия ясности этиологии, патоге­неза, наличия мультифакториального полигенного наследования с выраженной экспрессивностью и пенетрантностью генов, предрасполагающих к нарушению в иммунной регуляции, функции нервной и эндокрин­ной систем [9].

Имеющиеся на сегодняшний день стандарты в РФ и подходы к терапии учитывают клиническую форму, стадию заболевания и тяжесть течения экземы. Целя­ми лечения являются прекращение прогрессирования заболевания, уменьшение зуда, разрешение высыпа­ний, профилактика рецидивов. Перечень системных препаратов включает антигистаминные средства, глю­кокортикостероиды, а при наличии показаний — анти­биотики, дезинтоксикационную терапию, транквили­затор с антигистаминным действием (гидроксизин), ретиноиды (ацетритин). Местная терапия зависит от остроты процесса и наличия инфицирования и вклю­чает моно- и комбинированные глюкокортикостеро­иды, антисептики, эмоленты, синтетические танины [10]. Из немедикаментозного лечения используют фо­тотерапию ПУВА и УФБ 311 нм[1].

В мировой практике значительное внимание уде­ляют профилактическим и образовательным програм­мам для пациентов, дополнительно используются в топической терапии ингибиторы кальциневрина (та- кролимус, пимекролимус), кальципотриол, ионофорез, дёготь, перманганат калия, ацетат алюминия, при тя­жёлых и острых формах также применяют антигистаминные препараты, системные глюкокортикостероиды и цитостатики (циклоспорин, метотрексат, азатиоприн), интерферон-γ, внутривенный иммуноглобулин, инфликсимаб, китайские травы [11][12][13][7]. В послед­нее время особый интерес в лечении тяжёлых форм экземы представляет незарегистрированный в РФ ретиноид алитретиноин (9-цис-ретиноевая кислота), который связывается с внутриклеточными рецептора­ми ретиноевой кислоты как с A (RAR) так и X (RXR) [14][15][16][17].

Ни один из существующих на сегодняшний день терапевтических подходов не позволяет надёжно кон­тролировать течение экземы, особенно среднетяжёлых и тяжёлых проявлений дерматоза, а бесконтрольное использование наружных глюкокортикостероидных средств способствует формированию рефрактерных клинических форм.

Цель исследования — изучить клиническую эф­фективность ре-ПУВА-методики у пациентов с средне­тяжёлыми и тяжёлыми формами хронической экземы рук (ХЭР).

Материалы и методы

В рамках выполненной работы обследованы 78 па­циентов с хронической экземой рук (ХЭР), проходив­ших обследование и терапию на базе РостГМУ, меди­цинского центра ООО «ПрактикУМ» за период с 2014 по 2018 гг. Критериями включения пациентов в работу были установленный диагноз хронической истинной экземы (ХИЭ), средние и тяжёлые клинические фор­мы, не менее чем 2-хлетний анамнез заболевания, воз­раст старше 17 лет, торпидное течение, длительность обострения не менее 1 месяца, способность адекватно оценивать свое состояние. Критерии исключения — острая инфекционная патология, сопутствующая со­матическая патология в стадии декомпенсации, психи­ческие заболевания, беременность и лактация, впервые выявленное заболевание. Диагноз выставлялся в соот­ветствии с данными анамнеза, жалобами, клинической картиной высыпаний и результатами гистологическо­го исследования. Все пациенты случайной выборкой разделены на три группы: первая группа (25 пациен­тов) находилась на стандартной терапии (антигиста- минные лекарственные средства, глюкокортикостеро­идные препараты наружно, эмоленты), вторая группа (27 пациентов), находилась на стандартном лечении с присоединением ПУВА, третья группа (26 исследуе­мых) находилась на стандартном лечении с присоеди­нением ре-ПУВА-терапии (сочетание ПУВА с приёмом ретиноидов(изотретиноина)) (табл. 1).

 

Таблица 1 / Table 1

Распределение больных по характеру терапии

Division of patients according to the method of therapy

I группа

I group

II группа

II group

III группа

III group

Стандартная терапия

Стандартная терапия+ПУВА

Стандартная терапия+ре-ПУВА

Standard therapy

Standard therapy+PUVA

Standard therapy+re-PUVA

25 человек

27 человек

26 человек

25 people

27 people

26 people

ПУВА-методика лечения (аббревиатура: П — ле­карственный фотосенсибилизатор в виде «псоралена», принимающейся за 1,5-2 часа до процедуры; УВА, про­изводное от UVA, — ultraviolet spectrum А) заключа­ется в воздействии на кожу УФ-облучения спектра А (в данном диапазоне с максимумом излучения ламп на длине волны 350нм) [18]. Сеансы фотолечения прово­дились на оборудовании немецкой фирмы Waldmann, аппараты UV 181 AL и UV 200 AL. В качестве фото­сенсибилизатора применялся растительный лекарственный препарат аммифурин, содержащий плоды фурокумаринов, в дозе 3-4 таблетки за 2 часа до сеанса фотооблучения. Подбор дозы ультрафиолетовой на­грузки и её изменение определялся фототипом кожи пациента и клинической эффективностью в процес­се лечения. Так, стартовая доза излучения составля­ла 1,0 Дж/см2, и с каждой процедурой происходило её наращивание на 1,0 Дж/см2 с максимумом значе­ния до 16-18 Дж/см2 на одну процедуру. Количество проводимых сеансов составляло 3-4 в неделю, около 40 процедур на курс лечения. Сочетание проводимо­го фотолечения (ПУВА) с приёмом per os ретиноидов носит название ре-ПУВА-терапии. В данном исследо­вании из семейства ретиноидов назначался изотретиноин в небольших дозировках 20-40 мг в сутки.

Оценка клинико-иммунологических параметров, лабораторных данных проводилась до и после лече­ния. Длительность терапии, в среднем, составила 3-4 месяца.

Оценка степени тяжести заболевания проводилась при помощи валидизированного индекса по оценке тяжести поражения кистей при экземе (Hand Eczema Severity Index [HECSI]) [18]. В основе индекса исполь­зуется учет морфологических критериев (эритема, ин­фильтрация, везикулы, трещины, шелушение, отек). Кроме того, учитывается также площадь поражения кистей. Каждую кисть условно разделяют на пять зон (кончики пальцев, пальцы (за исключением кончиков), ладони, тыльная сторона кистей и запястье). Индекс может варьироваться от нуля до 360 единиц.

Уровень социальной дезадаптации, развивающейся у пациентов, страдающих хронической истинной (идиопатической) экземой, рассчитывался при использо­вании диагностического индекса качества жизни Дер­матологического Индекса Качества Жизни (ДИКЖ) (DLQI) [19]. Для расчета данного индекса больные от­вечали на опросник и производилась оценка ответов в баллах. Подсчет ДИКЖ вычислялся простым сумми­рованием. Приближение суммы баллов по опроснику к «0» говорит о том, что болезнь не оказывает влияние на жизнь пациентов, при приближении же суммы бал­лов к максимальному значению «30» показывает зна­чительное отрицательное влияние на качество жизни больных.

Подготовка базы данных для анализа осуществля­лась с использованием Microsoft Excel из пакета про­грамм Microsoft Office 2007. Статистическая обработка данных проводилась с использованием статистическо­го пакета STATISTICA 6.1 (StatSoft Inc., США). В ка­честве меры центральной тенденции использовалось среднее (M), вариабельность показателей оценивалась стандартным отклонение (s), в некоторых случаях до­полнительно проводились значения нижнего и верхне­го квартилей. При обработке данных оценивался ха­рактер распределения показателей согласно критерию Шапиро-Уилка. Значимость различий непрерывных показателей оценивалась с помощью критерия Ман­на-Уитни. Изменение показателей связанных групп оценивалось с помощью непараметрического крите­рия Вилкоксона. Для сравнения бинарных данных ис­пользовались точный критерий Фишера и хи-квадрат Пирсона. Использовались общепринятые уровни зна­чимости (p<0,05; p<0,01 и p<0,001). Для характери­стики связей признаков использовался коэффициент корреляции Пирсона. Силу корреляции оценивали по значению коэффициента корреляции (r): |r|<0,25 — слабая корреляция; 0,25<|r|>0,75 — умеренная корре­ляция; |r|>0,75 — сильная корреляция.

Результаты

Все пациенты, принимавшие участие в исследова­нии методом слепой выборки, были разделены на три группы, в каждой из которой при помощи статистиче­ской обработки оценивался индекс HECSI до и после лечения. В первой группе до лечения среднее значение индекса составило 76,0±37,9, а после проводимой тера­пии — 63,6±30,2; во второй группе до лечения среднее значение индекса HECSI 78,3±34,2, а после лечения — 51,5±24,0, в третьей исследуемой группе до лечения среднее значение HECSI составляло 77,2±35,3, а после курса терапии произошло максимальное снижение до 28.7±14,0 среди других групп пациентов (табл. 2).

 

Таблица / Table 2

Индекс HECSI пациентов в сравниваемых группах до и после лечения

Index of HECSI patients in the compared groups before and after treatment

Тип энергии

Type of energy

До лечения

Before treatment

p

После лечения

After treatment

p

Среднее (M)

Average (M)

Стандартное отклонение (s)

Standard deviation (s)

Среднее (M)

Average (M)

Стандартное отклонение (s)

Standard deviation (s)

группа (n=25)

group (n=25)

76,0

37,9

p12=0,80

p13=0,97

p23=0,84

63,6*

30,2

p12=0,19

p13<0,00001

p23<0,00001

2 группа (n=27)

2 group (n=27)

78,3

34,2

51,5*

24,0

3 группа (n=26)

3 group (n=26)

77,2

35,3

28,7*

14,0

Всего (n=78)

Total (n=78)

77,2

35,3

47,8*

27,4

Примечание: p — значимость различий между первой и второй группами; p — значимость различий между первой и третьей груп­пами; p23 — значимость различий между второй и третьей группами; * — p<0.001 — значимость различий групп до и после лечения.

Note: p12 — significance of differences between groups I and 2; p — significance of differences between I and 3 groups; p23 — significance of differ­ences between 2 and 3 groups; * — p <0.001 — significance of differences between groups before and after treatment.

 

Подобным образом в исследуемых группах про­водилась оценка диагностического индекса качества жизни (ДИКЖ) (DLQI) до и после проводимой терапии, что составило в первой группе до лечения среднее значение индекса DLQI 11,4±7,4, а после проводимой терапии — 10,2±30,2; во второй группе до лечения среднее значение индекса DLQI 10,7±6,4, а после лече­ния — 8,0±4,9, в третьей исследуемой группе соответ­ственно до лечения среднее значение диагностическо­го индекса качества жизни составило 11,0±6,1, а после курса терапии произошло максимальное снижение до 6,1±3,2 среди других групп пациентов (табл. 3).

 

Таблица/ Table 3

Индекс качества жизни пациентов в сравниваемых группах до и после лечения

The quality of life of patients index in the compared groups before and after treatment

Тип энергии

Type of energy

До лечения

Before treatment

p

После лечения

After treatment

p

Среднее (M)

Average (M)

Стандартное отклонение (s)

Standard deviation (s)

Среднее (M)

Average (M)

Стандартное отклонение (s)

Standard devia­tion (s)

1 группа (n=25)

1 group (n=25)

11,4

7,4

p 12=0,73

p13=0,98

p23=0,81

10,2*

7,0

p12=0,38

p13<0,033

p23<0,17

2 группа (n=27)

2 group (n=27)

10,7

6,4

8,0*

4,9

3 группа (n=26)

3 group (n=26)

11,0

6,1

6,1*

3,2

Всего (n=78)

Total (n=78)

11,0

6,5

8,1*

5,4

Примечание: p — значимость различий между первой и второй группами; p — значимость различий между первой и третьей груп­пами; p23 — значимость различий между второй и третьей группами; * — p<0.001— значимость различий групп до и после лечения.

Note: p12 — significance of differences between groups 1 and 2; p13 — significance of differences between 1 and 3 groups; p23 — significance of differ­ences between 2 and 3 groups; * — p <0.001 — significance of differences between groups before and after treatment.

 

Обсуждение

Таким образом, на сегодняшний день сохраняют свою актуальность различные варианты фототерапии у больных хронической истинной экземой [20]. До­ступность, быстрота наступление эффекта при первом применении, бесконтрольность использования на­ружных глюкокортикостероидных средств приводят к формированию резистентных форм экзем, требующих поиск более эффективных терапевтических модально­стей. Как видно из полученных результатов стандарт­ные методы лечения с использованием антигистаминных препаратов и наружных глюкокортикостероидов значительно уступают различным вариантам фототе­рапии. С помощью методики корреляционного анали­за было установлено, что в исследуемых группах при исходных сравнительно одинаковых данных по индек­су тяжести клинических проявлений HECSI наиболь­шая эффективность в лечении наблюдалась в III груп­пе, по сравнению со II и I группами (рис. 1). Схожая тенденция по влиянию на качество жизни пациентов на фоне изучаемых терапевтических методик наблю­дается в трёх исследуемых группах. Так, у пациентов при исходных сравнительно одинаковых показателей индекса качества жизни DLQI наибольшее снижение показателей (улучшение качества жизни) наблюдалось в III исследуемой группе, получавшей терапевтиче­скую модальность в виде ре-ПУВА-терапии, II группа, получавшая ПУВА терапию без ретиноидов уступает по эффективности III группе и наименьшие изменения индекса качества жизни ДИКЖ (DLQI) наблюдались в I группе, получавшей стандартную терапию (рис. 2). Полученные данные позволяют выбрать наиболее эф­фективную терапевтическую тактику при подсчитан­ных исходных значениях индекса тяжести поражения кистей при экземе (HECSI) и диагностического индек­са качества жизни (ДИКЖ).

 

Figure 1. Dependence of changes in HECSI indicators in groups on various therapeutic methods.

Рисунок 1. Зависимость изменения показателей HECSI в группах на различных терапевтических методиках.

 

 

Figure 2. Dependence of changes in indicators of DAKZH (DLQI) in groups on various therapeutic methods.

Рисунок 2. Зависимость изменения показателей ДИКЖ (DLQI) в группах на различных терапевтических методиках.

 

Обращает на себя внимание выраженная длитель­ность ремиссии после курса ре-ПУВА-терапии в III группе, что, в среднем, составило 61,7±32,4 недели. Во второй группе на фоне ПУВА терапии наблюдалась средняя длительность ремиссии 15,7±7,5 недели после окончания лечения, в I же группе на фоне стандартной терапии продолжительность ремиссии оказалась край­не невысокой и составила, в среднем, 2,52 ±1,1 недели (табл. 4).

 

Таблица / Table 4

Длительность ремиссии в группах после различных терапевтических методик

The duration of remission in groups after various therapeutic methods

Тип энергии

Type of energy

Длительность ремиссии(недели)

The duration of remission (weeks)

p

Среднее (M)

Average (M)

Стандартное отклонение (s)

Standard deviation (s)

1 группа (n=25)

1 group (n=25)

2,52

1,1

p12<0,00001

p13=<0,00001

p23=<0,00001

2 группа (n=27)

2 group (n=27)

15,7

7,5

3 группа (n=26)

3 group (n=26)

61,7

32,4

Всего (n=78)

Total (n=78)

26,8

31,7

Примечание: p12 — значимость различий между первой и второй группами; p13 — значимость различий между первой и третьей груп­пами; p23 — значимость различий между второй и третьей группами.

Note: p12 —significance of differences between groups I and 2; p13 — significance of differences between I and 3 groups; p23 — significance of differ­ences between 2 and 3 groups.

Выводы

Исследуемая методика ре-ПУВА-терапии с исполь­зованием изотретиноина позволяет повысить клини­ческую эффективность и качество жизни у больных с торпидными формами течения хронической истинной экземой, по сравнению с другими видами лечения. По­сле курса ре-ПУВА-терапии продолжительность ре­миссии максимальная, по сравнению с ПУВА-терапией и стандартными методиками лечения.

Список литературы

1. Кубанова А.А. Болезни кожи. Инфекции, передаваемые половым путем. В кн.: Федеральные клинические рекомендации по дерматовенерологии 2015. - Москва, 2016.

2. National Eczema Society. What is Eczema? Доступно по: http://www.eczema.org/what-is-eczema (дата обращения: 05.10.2018)

3. National Eczema Association. What is Eczema? Доступно по: https://nationaleczema.org/eczema/ (дата обращения: 05.10.2018)

4. Leоn de F.J., Berbegal L., Silvestre J.F. Management of Chronic Hand Eczemaю // Actas Dermosifi liogr. – 2015. – Vol.106(7). – P. 533-544. Doi: 10.1016/j.adengl.2015.06.002

5. Бутов Ю.С., Потекаев Н.Н. Дерматовенерология. Руководство для врачей. - М.: ГЭОТАР-Медиа; 2017.

6. Родионов А.Н., Заславский Д.В., Сыдиков А.А. Экзематозные (спонгиотические) дерматозы. Иллюстрированное руководство для врачей. - М.; 2018.

7. Apfelbacher С., Molin S., Weisshaar E., Bauer A, Elsner P, et al. Characteristics and Provision of Care in Patients with Chronic Hand Eczema: Updated Data from the CARPE Registry// Acta Derm Venereol. – 2014. - № 94. - Р. 163–167. Doi: 10.2340/00015555-1632

8. Safi zadeh H., Shamsi‐Meymandy S., Nasri L., Shamsi‐Meymandy M. Quality of life among patients with hand eczema in Iran// Russian Open Medical Journal. – 2013. – Vol. 2(0305). Doi: 10.15275/rusomj.2013.0305

9. Бутов Ю.С., Скрипкин Ю.К., Иванов О.Л. Дерматовенерология. Национальное руководство. Краткое издание. - М.: ГЭОТАР-Медиа; 2013.

10. Заславский Д.В., Туленкова Е.C., Монахов К.Н., Холоди лова Н.А., Кондратьева Ю.С., Тамразова О.Б и др. Экзема: тактика выбора наружной терапии. // Вестник дерматологии и венерологии. - 2018. - №94. - С.56-66. Doi: 10.25208/0042-4609-2018-94-3-56-66

11. Diepgen T., Andersen K., Chosidow O., Coenraads P., et al. Guidelines for diagnosis, prevention and treatment of hand eczema// Journal German Dermatological Society. – 2015. – Vol. 13(1). - P. 77-84.

12. English J., Aldridge R., Gawkrodger J., Kownacki S., Statham B., et al. Consensus statement on the management of chronic hand eczema// Clinical and Experimental Dermatology. – 2009. – Vol. 34. – P. 761–769. Doi: 10.1111/j.1365-2230.2009.03649.x

13. Gooderham M., Bourcier M., Gannes G., Dhadwal G., Fahim S., et al. Management of Chronic Hand Dermatitis: A Practical Guideline for the General Practitioner. // STL – 2016. – Vol. 11(1). – P. 1-5.

14. Schindler M., Drozdenko G., Kuhl A.A., Worm M. Immunomodulation in patients with chronic hand eczema treated with oral alitretinoin// Int Arch Allergy Immunol. – 2014. -Vol. 165. – P. 18-26. Doi: 10.1159/000365659

15. King T., McKenna J., Alexandroff A. Alitretinoin for the treatment of severe chronic hand eczema. // Patient Preference and Adherence. – 2014. – Vol. 8. – P. 162–163. Doi: 10.2147/ppa. s38830

16. Kwon H.I, Kim J.E., Ko J.Y., Ro Y.S. Effi cacy and Safety of Alitretinoin for Chronic Hand Eczema in Korean Patients// Ann Dermatol. – 2016. – Vol. 28(3). – P. 364-370. Doi: 10.5021/ ad.2016.28.3.364

17. Franсa T., Diniz A., Silva I., Carvalho R., Lopes V., Zanuncio V. Phototherapy with PUVA. Versatility and effi cacy in dermatoses// Rev. Assoc. Med. Bras. - 2017. – Vol. 63(5). Doi: 10.1590/1806-9282.63.05.393

18. Agner T., Jungersted J., Coenraads P., Diepgen T. Comparison of four methods for assessment of severity of hand eczema. // Contact Dermatitis. – 2013. – Vol. 69. – P. 107–111. Doi: 10.1111/cod.12039

19. Ofenloch R., Diepgen T., Weisshaar E., Elsner P., Apfelbacher C.J. Assessing Health-related Quality of Life in Hand Eczema Patients. How to Overcome Psychometric Faults when Using the Dermatology Life Quality Index// Acta Derm Venereol. – 2014. – Vol. 94. – P. 658–662. Doi: 10.2340/00015555-1842

20. Brass D., Fouweather T., Stocken D.D, Macdonald C., Wilkinson J., Lloyd J., et al. Hand eczema phototherapy pilot trial// British Journal of Dermatology. – 2018. – Vol. 179. – P. 63 –71. Doi: 10.1111/bjd.16855


Об авторах

В. В. Старостенко
Ростовский государственный медицинский университет
Россия
ассистент, кафедра кожных и венерических болезней


О. А. Сидоренко
Ростовский государственный медицинский университет
профессор, кафедра кожных и венерических болезней


Л. П. Сизякина
Ростовский государственный медицинский университет
профессор, кафедра аллергологии и иммунологии


Е. Е. Сидоренко
Ростовский государственный медицинский университет
ординатор 1 года, кафедра кожных и венерических болезней


Для цитирования:


Старостенко В.В., Сидоренко О.А., Сизякина Л.П., Сидоренко Е.Е. Хроническая истинная экзема. Поиск терапии тяжёлых форм. Медицинский вестник Юга России. 2019;10(1):72-78. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-1-72-78

For citation:


Starostenko V.V., Sidorenko O.A., Sizyakina L.P., Sidorenko E.E. Chronic eczema. The search for treatment of severe forms. Medical Herald of the South of Russia. 2019;10(1):72-78. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2019-10-1-72-78

Просмотров: 167


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)