Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Качество питьевой воды как фактор риска возникновения кожных патологий у жителей Северного Дагестана

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-58-64

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучение эпидемиологических особенностей распространения арсенодерматитов среди населения Северного Дагестана с выявлением групп населения, наиболее подверженных экспозиции по мышьяку. Материалы и методы: в ходе данного исследования проанализированы 915 историй болезней пациентов Республиканского кожно-венерологического диспансера, проживающих более 5 лет на территории гидрогеохимической аномалии. Изучение этнической предрасположенности к развитию кожных патологий проводилось на основе анализа имеющихся литературных данных. Результаты: 40,6 % населения исследованных территорий используют для питья артезианскую воду с содержанием мышьяка в 20-50 раз выше гигиенического норматива. Преобладающей локализацией в анализе общей структуры кожных заболеваний неинфекционной природы по районам исследований являются различные формы псориатического процесса, которые были выявлены у половины пациентов (51,6 %). Распространение кожных патологий среди разных этнических групп населения Северного Дагестана не выявило различий. Выводы: выявленные среди населения клинические случаи дерматитов у пациентов Республиканского кожно-венерологического диспансера характеризуются симптомами, характерными для описанных в литературе арсенодерматитов. Для верификации данных необходимо проведение детальных исследований с использованием биомаркеров (волосы, моча) у экспонированных групп населения с выявленными кожными патологиями, потребляющих для питья воду с разным уровнем содержания мышьяка.

Для цитирования:


Абдулмуталимова Т.О., Мамашева Г.Д. Качество питьевой воды как фактор риска возникновения кожных патологий у жителей Северного Дагестана. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(3):58-64. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-58-64

For citation:


Abdulmutalimova T.O., Mamasheva G.D. The quality of drinking water as a risk-factor of skin lesions among the North Daghestan population. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(3):58-64. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-58-64

Введение

В настоящее время проблема установления связи между химическим составом окружающей сре­ды и состоянием здоровья населения является актуальной для всего мира. Одним из главных факторов окружающей среды, который может оказывать как по­ложительное, так и отрицательное влияние на здоровье населения является питьевая вода, и обеспечение насе­ления доброкачественной питьевой водой относится к числу важнейших факторов охраны здоровья. Во многих странах источниками питьевого водоснабжения явля­ются подземные воды, которые, как правило, считаются приоритетным источником.

На территории Северного Дагестана единственным источником хозяйственно-питьевого водоснабжения яв­ляются подземные воды артезианского бассейна. Ранее было проведено исследование качественного состава ар­тезианских вод Северного Дагестана [1][2], используемо­го населением для питьевых целей. В ходе анализа было выявлено высокое содержание мышьяка, содержание ко­торого в питьевой воде превышает допустимые нормы в десятки раз, что создает неблагоприятную обстановку с риском для здоровья населения. Рассматривая загрязне­ние мышьяком питьевых вод с позиций охраны здоровья населения, следует сравнивать его содержание с гиги­еническими требованиями безопасности для человека потребляемой питьевой воды, которые устанавливают данный норматив на уровне 0,01 мг/л, соответствующий общемировым нормативам содержания мышьяка в пи­тьевой воде

Согласно Международному агентству изучения рака (МАИР), мышьяк и его соединения являются доказанны­ми канцерогенами и отнесены к 1-му классу опасности. Даже небольшие его концентрации при длительном по­ступлении в организм человека способны явиться при­чиной развития ряда заболеваний, в том числе рака [3]. Применение методологии оценки риска для выявления ущерба здоровью населения, вызванного пероральным воздействием мышьяка, позволило рассчитать индиви­дуальные и популяционные канцерогенные риски для экспонируемого населения Северного Дагестана при хроническом пероральном воздействии мышьяка [4]. Полученные данные свидетельствуют о высокой канце­рогенной опасности потребляемой питьевой воды для населения, так как индивидуальный канцерогенный риск (ICR) для жителей исследованных населенных пун­ктов Северного Дагестана в условиях перорального по­ступления мышьяка с питьевой водой при среднем зна­чении (0,19 мг/ л) составляет 8,1х10-3 при допустимом «целевом» уровне 1x10-5.Популяционные канцерогенные риски для исследованного экспонированного населения численностью 309,7 тыс. человек при средней концен­трации мышьяка (0,19 мг/л) составят 36 дополнительных случаев заболеваний в год. Учитывая опасное для здоро­вья человека воздействие мышьяка при его длительном поступлении с питьевой водой, что было доказано в ходе многих зарубежных эпидемиологических исследований, можно предположить, что экспонированное население исследованных районов находится в зоне риска. Это мо­жет явиться причиной развития ряда мышьяк-ассоциированных заболеваний — арсенозов.

В настоящее время природные особенности подзем­ных питьевых вод артезианского бассейна практически не могут быть изменены без дополнительной очистки и на безальтернативной основе в течение многих лет обе­спечивают население питьевой водой. В связи с этим оценка риска здоровью населения Северного Дагестана и изучение эпидемиологических особенностей развития арсенозов при хроническом пероральном воздействии мышьяка крайне актуальна.

Главным органом-мишенью при хронической инток­сикации даже малых доз мышьяка является кожа [5][6][7][8][9] которая реагирует возникновением ряда кожных заболе­ваний, а в самом худшем случае — раком кожи. Заболева­ния, в частности арсенодерматиты, могут трудно диффе­ренцироваться или быть отнесены к другим дерматитам со схожими клиническими симптомами. Это осложняет анализ имеющихся первичных данных по кожным за­болеваниям. В зарубежных литературных источниках есть ряд работ по влиянию хронического перорального воздействия мышьяка на развитие кожных заболеваний, клинические симптомы которых схожи с некоторыми кожными патологиями, описанными в отечественной медицинской литературе. Сходные с арсенодерматита­ми клинические симптомы проявляются у таких групп кожных поражений, как псориаз (в том числе, фоточувствительный псориаз), нейродермит, токсикодерматит, болезнь Аддисона, эритродермия, кератодермия (пятни­стый и диффузный кератозы), экзематоидные поражения кожи [10].

В литературных источниках отсутствуют данные по распространению арсенозов, в частности арсенодерма­титов, в России и также в Дагестане.

Цель исследования — анализ имеющихся литера­турных данных и предварительное изучение эпидемио­логических особенностей распространения кожных па­тологий (арсенодерматитов) среди населения Северного Дагестана, проживающего в зоне риска.

Материалы и методы

В ходе данного исследования были выявлены и диф­ференцированы группы экспонированного населения, использующие для питьевых целей артезианскую воду с разным уровнем содержания мышьяка.

Для выявления различных форм кожных заболева­ний неинфекционной природы, возникновение которых может быть связано с хроническим пероральным воз­действием мышьяка, были проанализированы 915 исто­рий болезней пациентов-жителей Северного Дагестана из архива Республиканского кожно-венерологического диспансера с 2000 по 2014 гг. включительно. Случаи за­болеваний у населения учитывали с помощью показателя первичной заболеваемости. Данные о регистрируемой заболеваемости были дифференцированы по полу: муж­чины и женщины и по двум возрастным группам: дети (0-17 лет) и взрослые (18 и более лет).

Также на основании существующих литературных данных изучена этническая предрасположенность насе­ления Северного Дагестана к развитию кожных патоло­гий неинфекционной природы.

Результаты

Изученная в ходе данного исследования экспони­рованная часть населения была дифференцирована по уровню содержания мышьяка в питьевой воде (табл. I).

59,4 % населения потребляют питьевую воду с содер­жанием мышьяка до 0,1 мг/л, что превышает допустимый уровень до 10 раз, 40,6 % — с содержанием мышьяка в 20­50 раз выше гигиенического норматива. Около 3 % насе­ления используют для питья воду с содержанием мышья­ка в 40-50 раз выше допустимого норматива и находятся в зоне наивысшего риска.

 

Таблица / Table 1

Содержание мышьяка в артезианской питьевой воде и численность экспонированното населения

The arsenic contamination in artesian drinking water and exposed population

Район

Region

Содержание мышьяка в питьевой воде, мг/л (ПДК 0,01мг/л)

Arsenic contamination in drinking water, rng/L (permissible limit— 0.01 mg/L)

Численность экспониро­ванного населения, тыс. чел.

Population

Доля от общей численности населения исследованных районов Северного Дагестана (309,7 тыс. чел.), %

The share of the total population of the North Dagestan studied regions (309.7 thousand people), %

I

0,01-0,04

167134

53,9

2

0,05-0,09

16985

5,5

3

0,1-0,19

108147

34,9

4

0,2 - 0,3

9023

2,9

5

0,4 - 0,5

8444

2,8

Общее количество больных кожными заболевани­ями неинфекционной природы за исследуемый период составило 915 человек (551 мужчина, 364 женщины). По результатам анализа первичной заболеваемости населе­ния разных возрастных групп, за 15 лет наблюдения были установлены приоритетные нозологические группы воз­можных мышьяк-ассоциированных кожных патологий. Анализ общей структуры кожных заболеваний неин­фекционной природы по районам исследований выявил следующую структуру: преобладающей локализацией являются различные формы псориатического процесса, который выявлен у половины пациентов (51,6 %), среди которых у 17 % больных псориаз осложнён эритродер- мией и 31 % — артропатией. Дерматиты были выявлены у 24,4 % пациентов, у 18 % — экзема. Кератодермия ко­нечностей была зафиксирована у 4 % пациентов и у 2 % — нейродермит. Среди всех нозологических форм кож­ных патологий наибольший интерес представляет фото- чувствительная форма псориаза, которая имеет высокую частоту распространения в общей структуре кожных па­тологий (в том числе псориаза), распространенных среди жителей Северного Дагестана. Выявленный Эфендиевой Г.А. [11] повышенный уровень уропорфиринов и копропорфиринов (биомаркеров ранних изменений в организ­ме при избыточном пероральном поступлении мышьяка [12]) в моче пациентов районов Северного Дагестана, вероятнее всего, обусловлен хроническим воздействием неорганического мышьяка. В возникновении фоточув- ствительных псориазов провоцирующим фактором яв­ляется подверженность населения повышенной инсоля­ции. Однако данные исследований противоречивы, так как свидетельствуют о высоком проценте заболевших (58,2 %) на равнинной территории Северного Дагестана, нежели в горной (21,4 %), климато-географические осо­бенности которой, напротив, характеризуются высоким уровнем солнечной активности и, соответственно, число пациентов с симптомами фоточувствительного псориаза должно было бы быть выше в горной части. Немаловаж­ным фактором являются полученные в ходе исследова­ния данные, свидетельствующие о низком показателе семейных псориазов, таким образом, исключая фактор наследственности в возникновении данной мультифакторной кожной патологии.

В ряде случаев длительная экспозиция мышьяка и его соединений может явиться пусковым механизмом к раз­витию ряда заболеваний, в том числе кожных, при других сопутствующих факторах. Обострение или осложнения некоторых уже имеющихся у пациентов кожных заболе­ваний также могут быть спровоцированы пероральным действием мышьяка и его соединений. Для верифика­ции данных необходимо также проведение детальных обследований лиц, потребляющих воду с повышенным содержанием мышьяка, с использованием биомаркеров (волосы, ногти, моча), осмотр дерматологом по алгорит­му выявления арсенозов, в том числе арсенодерматитов, разработанного и предложенного экспертами ВОЗ [13].

Анализ распространения кожных заболеваний не­инфекционных природы среди пациентов по половой структуре не выявил значительных различий. Наиболее распространенной формой кожных заболеваний как у мужчин, так и у женщин является псориаз, который часто осложнен артропатией. У женщин на долю псориатиче- ских форм заболеваний приходится 45 %, дерматитов — 33 %, экземы — 16%, нейродермита — 4 %, кератодермии конечностей — 2 % пациентов. Среди мужчин псориазом болеют 56 %, среди которых у 27 % он осложнен артропа­тией. Дерматиты зарегистрированы у 19 %, экзема — у 20 %, кератодермия конечностей — у 5 % больных. В возраст­ной структуре преобладают пациенты в возрасте 45-70 лет (68%), 25% пациентов в возрасте 18-45 лет и 7 % в возрасте 70 лет и старше. Средний возраст больных составил 56,4 года. Высокий процент пациентов среди взрослого населе­ния, возможно, также обусловлен кумулятивными свой­ствами мышьяка,и, как следствие, проявлениями кожных патологий (арсенодерматитов) в более зрелом возрасте.

Известно, что у человека существует жесткий генети­ческий контроль метаболизма поступающих в организм химических соединений. Анализ ряда зарубежных ли­тературных источников [14][15][16][17] свидетельствует о влия­нии этнических особенностей на реакции метаболизма мышьяка в организме человека, а именно лежащих в их основе генетических особенностей исследуемой популя­ции. Генетические особенности оказывают влияние на процессы метаболизма мышьяка, что, в свою очередь, сказывается на процессах кумуляции мышьяка в орга­низме и, в результате, на развитии предпатологических и патологических изменений [18][19]. В настоящее вре­мя предполагается, что три различных гена вовлечены в биотрансформацию мышьяка. Это — As (III) метилтрансфераза (CYT19), пуриннуклеозидфосфорилаза (ΡΝΡ), глутатион-5-трансфераза омега (GSTO) [20].

Учитывая, что северная часть Республики Дагестан представлена большим количеством этнических групп (аварцы, ногайцы, даргинцы, кумыки, русские, лакцы), изучение генетической компоненты как одного из фак­торов, влияющих на предрасположенность организма к развитию арсенозов, очевидна. Подобных исследований Дагестана, к сожалению, нет, и оценить степень изучен­ности данного аспекта не представляется возможным. Существует ряд научных работ, связанных с исследова­нием распространения псориаза в Республике Дагестан. Так, например, в работе Бигвава С.Г. [21] рассматривал­ся факт генетической предрасположенности к развитию псориаза. А сопоставление частоты заболеваемости псо­риазом с географическим положением исследуемых ре­гионов на примере районов Дагестана позволили сделать вывод, что самый низкий процент заболеваемости об­наруживался в высокогорьях (0,15 %), а самый высокий процент — на равнинных участках (0,44 %), которые при­урочены к территории мышьяковистой гидрогеохимиче­ской аномалии. Следует учитывать, что в генетическом смысле истоки всех коренных этносов Дагестана едины и генофонд каждого отдельно взятого этноса является составной и неотъемлемой частью структуры генофон­да всех коренных народов Дагестана. Этот вывод также подтверждается работами генетиков [22][23], в работах которых был сделан вывод, что показатель популяцион­ной заболеваемости псориазом в различных этнических группах Дагестана для большинства этнических групп сходен. Таким образом, на данном этапе исследования, можно предположить, что различия в степени проявле­ния разных форм кожных заболеваний неинфекционной природы (арсенодерматитов) в зависимости от генетиче­ских особенностей этнических групп, проживающих на территории районов исследований, минимальны. Воз­можно, одной из причин высоких показателей заболева­емости псориазом именно в северной (равнинной) части РД является длительная пероральная интоксикация на­селения мышьяком, который может также явиться триг­гером, запускающим механизм развития псориаза.

Обсуждение

Полученные результаты анализа питьевых артезиан­ских вод, используемых населением районов Северного Дагестана в качестве источников питьевого водоснабже­ния, и выявление наиболее подверженных воздействию мышьяка групп населения свидетельствуют о несоответ­ствии качества питьевой воды по содержанию высоко­токсичного мышьяка: 40,6 % экспонированного населе­ния потребляют воду с содержанием мышьяка в 20-50 раз выше гигиенического норматива. Высокие концентрации мышьяка в питьевых водах артезианского бассейна об­уславливают высокий риск развития мышьяк-ассоциированных заболеваний неинфекционной природы, что, в свою очередь, определяет эти воды как непригодные для хозяйственно-питьевого использования населением. В связи с этим дальнейшее использование этих вод для питьевого водоснабжения требует системного изучения с целью мониторинга воздействия на здоровье человека и окружающую среду, и разработки эффективных методов очистки вод от мышьяка перед использованием их для хозяйственно-питьевого назначения.

Для подтверждения влияния генетических особенно­стей различных этнических групп Дагестана на метабо­лизм мышьяка в организме человека, необходимо проведе­ние подробных эпидемиолого-генетических исследований этносов Дагестана, проживающих на территории гидроге­охимической аномалии по мышьяку с целью выявления этноспецифических особенностей и выделения генов, во­влеченных в биотрансформацию мышьяка.

Авторы также считают целесообразным провести более углубленное изучение особенностей кумуляции мышьяка в организме экспонированных лиц, используя метод биомониторинга, с целью оценки воздействия пи­тьевой воды с различным уровнем содержания мышьяка. Планируется проведение исследований, охватывающих большую группу экспонируемых жителей, проживающих на территориях Северного Дагестана с разным уровнем содержания мышьяка в питьевых водах для изучения воздействия и особенностей накопления мышьяка в ор­ганизме, а также индивидуальных уровней экспозиции.

Выводы

  1. Население Северного Дагестана использует для питье­вых нужд артезианские подземные воды с содержанием природного мышьяка выше допустимого норматива — 0,01 мг/л. Общая численность жителей исследованных населенных пунктов составляет 309,7 тыс.человек, из которых 59,4 % потребляют питьевую воду с содержа­нием мышьяка, превышающим гигиенический нор­матив в 1-10 раз, а 40,6 % населения — с содержанием мышьяка в 20-50 раз.
  2. Согласно литературным данным, в районах, приуро­ченных к территории мышьяковистой гидрогеохими­ческой аномалии, самый высокий процент заболевае­мости псориазом в разрезе республики.
  3. Преобладающей локализацией кожных заболеваний являются различные формы псориатического процес­са, которые выявлены у половины пациентов (51,6 %) Республиканского кожно-венерологического диспан­сера, проживающих на территории гидрогеохимиче­ской аномалии.
  4. Анализ распространения кожных заболеваний неин­фекционных природы среди пациентов по половой структуре не выявил значительных различий. В воз­растной структуре преобладают пациенты в возрасте 45-70 лет (68 %). Высокий процент пациентов среди взрослого населения, возможно, также обусловлен ку­мулятивными свойствами мышьяка и, как следствие, проявлениями кожных патологий (арсенодерматитов) в более зрелом возрасте.
  5. Анализ литературных данных свидетельствуют о вы­соком проценте заболевших фоточувствительным псориазом (58,2 %) на равнинной территории Се­верного Дагестана, нежели в горной (21,4 %), а также повышенном уровне содержания в моче пациентов уропорфиринов и копропорфиринов, являющихся биомаркерами ранних изменений в организме при хроническом пероральном воздействии мышьяка.
  6. По результатам некоторых ранее проведенных иссле­дований о генетической предрасположенности этни­ческих групп Дагестана к развитию некоторых форм кожных заболеваний неинфекционной природы, на данном этапе исследования можно сделать вывод, что генетические особенности у этнических групп населе­ния, проживающих на территории Северного Дагеста­на, идентичны, так как истоки всех коренных этносов Дагестана едины и генофонд каждого отдельно взято­го этноса является составной и неотъемлемой частью структуры генофонда всех коренных народов Дагеста­на. Однако для верификации вывода необходимо про­ведение дополнительных исследований с изучением генов, вовлеченных в биотрансформацию мышьяка.

Список литературы

1. Абдулмуталимова Т.О., Ревич Б.А. Сравнительный анализ содержания мышьяка в подземных водах Северного Дагестана // Юг России: экология, развитие. – 2012. - №2. – С. 81-86. doi:10.18470/1992-1098-2012-2-81-86

2. Курбанова Л.М., Самедов Ш.Г., Газалиев И.М., Абдулмуталимова Т.О. Мышьяк в подземных водах Северо-Дагестанского артезианского бассейна // Геохимия. – 2013. - № 3. - С. 262-264. doi: 10.7868/S0016752513030047

3. IARC: A Review of Human Carcinogen: Arsenic, Metals, Fibres, and Dusts, vol. 100C. - Geneva, Switzerland: World Health Organization; 2012.

4. Абдулмуталимова Т.О., Ревич Б.А. Оценка канцерогенного риска здоровью населения, обусловленного высоким содержанием мышьяка в питьевой артезианской воде Северного Дагестана // Гигиена и санитария. - 2017. - Т. 96, №8 –– С. 743-746. DOI: 10.18821/0016-9900-2017-96-8-743-746

5. Datta D.V., Kaul M.K. Arsenic content of drinking water in villages of Northern India. A concept of arsenicosis. // J. Assoc. Phys. Ind. – 1976. – V. 24. – P. 599–604.

6. Argos M, Kalra T, Pierce BL, Chen Y, Parvez F, Islam T, et al. A prospective study of arsenic exposure from drinking water and incidence of skin lesions in Bangladesh. // Am J Epidemiol. - 2011. – V. 174(2). – P. 185–194. doi: 10.1093/aje/kwr062

7. Smith A.H., Steinmaus C.M. Health effects of arsenic and chromium in drinking water: recent human findings. // Ann. Rev. Public Health.- 2009. – V.30. – P.107–122. doi: 10.1146/annurev.publhealth.031308.100143

8. Pierce B.L., Argos M., Chen Y., Melkonian S., Parvez F., Islam T. et al. Arsenic exposure, dietary patterns, and skin lesion risk in Bangladesh: a prospective study. // Am J Epidemiol. - 2010. – V. 173(3). – P. 345–354. doi: 10.1093/aje/kwq366

9. Haque R., Mazumder D.N., Samanta S., Ghosh N., Kalman D., Smith M.M., et al. Arsenic in drinking water and skin lesions: dose-response data from West Bengal, India. // Epidemiology. - 2003. – V. 14(2). – P. 174–182.

10. Sengupta S.R., Das N.K., Datta P.K. Pathogenesis, clinical features and pathology of chronic arsenicosis. // Indian J Dermatol Venereol Leprol. – 2008. – V.74(6). – P.559-70.

11. Эфендиева Г.А. Распространенность, клиническое течение и лечение фоточувствительного псориаза в Республике Дагестан: дис. канд. мед. наук, 2005.

12. Deng G.D., Zheng B.S., Zhai C., Wang J.P., Ng J.C. Porphyrins as the early biomarkers for arsenic exposure of human. // Huan Jing Ke Xue. – 2007. – V. 28. – P. 1147-52.

13. Deoraj Caussy, eds. A Field Guide for Detection, Management and Surveillance of Arsenicosis Cases World Health Organization Regional Office for South-East Asia. - New Delhi, 2005.

14. Loffredo C.A., Aposhian H.V., Cebrian M.E., Yamauchi H., Silbergeld E.K. Variability in human metabolism of arsenic. // Environ Res. – 2003. – V. 92(2). – P. 85-91. doi: 10.1016/S0013-9351(02)00081-6

15. Kile M.L., Houseman E.A., Rodrigues E., Smith T.J., Quamruzzaman Q., et al. Toenail arsenic concentrations, GSTT1 gene polymorphisms, and arsenic exposure from drinking water. // Cancer Epidemiol Biomarkers Prev. – 2005. – V. 14(10). – P. 2419-26.

16. Steinmaus C., Yuan Y., Kalman D., Atallah R., Smith A.H. Intraindividual variability in arsenic methylationin a U.S. population. // Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. – 2005. – V. 14(4). – P. 919–24. doi: 10.1158/1055-9965.EPI-04-0277

17. Suzuki K.T., Mandal B.K., Katagiri A., Sakuma Y., Kawakami A., et al. Dimethylthioarsenicals as arsenic metabolites and their chemical preparations. // Chem Res Toxicol. – 2004. – V.17(7). – P.914-21. doi: 10.1021/tx049963s

18. De Chaudhuri S., Ghosh P., Sarma N., Majumdar P., Sau T.J., et al. Genetic variants associated with arsenic susceptibility: study of purine nucleoside phosphorylase, arsenic (+3) methyltransferase, and glutathione S-transferase omega genes. // Environ Health Perspect. – 2008. – V. 116(4). – P. 501-5. doi: 10.1289/ehp.10581

19. Thomas D.J., Waters S.B., Styblo M. Elucidating the pathway for arsenic methylation. // Toxicol Appl Pharmacol. – 2004. – V.198(3). – P.319-26. doi: 10.1016/j.taap.2003.10.020

20. Hopenhayn-Rich C., Biggs M.L., Kalman D.A., Moore L.E., Smith A.H. Arsenic methylation patterns before and after changing from high to lower concentrations of arsenic in drinking water. // Environ Health Perspect. – 1996. – V. 104(11). – P. 1200–1207.

21. Бигвава С. Изучение эпидемиологии псориаза в различных регионах Российской Федерации: дис. канд. мед. наук, 2006.

22. Голденкова-Павлова И.В., Пирузян А.Л., Абдеев Р.М., Хрипач Л.В, Раджабов М.О., Пирузян Л.А. О необходимости популяционных исследований и учета этнической компоненты при изучении сложных генетически обусловленных патологий (на модели популяции Дагестана). //Генетика.- 2006. - №42 (8). - С 1137-1142.

23. Жукова О.В., Шнейдер Ю.В., Морозова И.Ю., Шильникова И.Н., Семиков А.В., и др. Генетические маркеры и псориаз в трех этнических группах Дагестана. // Генети-ка. - 2005. - Т. 41, № 12. - С. 1702-1706.


Об авторах

Т. О. Абдулмуталимова
Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью, Москва; Институт геологии Дагестанского научного центра Российской академии наук, Махачкала
Россия

Абдулмуталимова Тамила Омариевна, соискатель лаборатории «Оценки риска и ущербов здоровью населения» Федерального государственного бюджетного учреждения «Центр стратегического планирования и управления медико-биологическими рисками здоровью»; младший научный сотрудник лаборатории гидрогеологии и геоэкологии, Институт геологии Дагестанского научного центра Российской Академии Наук.


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет.


Г. Д. Мамашева
Дагестанский государственный медицинский университет, Махачкала
Россия

Мамашева Гезель Данияловна, к.м.н., ассистент кафедры кожных и венерических болезней.


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет.


Для цитирования:


Абдулмуталимова Т.О., Мамашева Г.Д. Качество питьевой воды как фактор риска возникновения кожных патологий у жителей Северного Дагестана. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(3):58-64. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-58-64

For citation:


Abdulmutalimova T.O., Mamasheva G.D. The quality of drinking water as a risk-factor of skin lesions among the North Daghestan population. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(3):58-64. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-58-64

Просмотров: 250


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)