Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Оптимизация психической работоспособности специалистов опасных профессий посредством гипоксической терапии

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-81-87

Полный текст:

Аннотация

Цель: обоснование использования нормобарической гипоксической терапии (НГТ) для восстановления психической работоспособности специалистов опасных профессий. Материалы и методы: обследовано 26 мужчин в возрасте 25-37 лет, относящихся к специалистам опасных профессий и имеющих признаки непатологических невротических проявлений и снижения умственной работоспособности. У 14 человек (основная группа — ОГ) проведена медикопсихологическая реабилитация (МПР) с включением НГТ: 12 процедур 2-хчасового пребывания в помещении с содержанием О2 17-15 %. У остальных 12 человек (группа сравнения — ГС) проведены аналогичные мероприятия МПР, а НГТ имитировалась. Для оценки психоэмоционального статуса и умственной работоспособности применяли тесты «Самочувствие, активность, настроение» (САН), «Реактивная тревога» (РТ), «Устный арифметический счет» (УАС). Результаты: в результате проведения МПР повышение интегрального показателя САН в ОГ составило 23 % по сравнению с исходным уровнем, снижение РТ — около -14 %; в ГС аналогичные изменения составили, в среднем, 15 % и -8 %, соответственно (р<0,05). Прирост интегрального показателя теста УАС у лиц ОГ составил, в среднем, 38 % от исходного уровня, в ГС — около 20 % (р=0,015). Выводы: НГТ является методом выбора в коррекции непатологических невротических проявлений, сниженной умственной работоспособности специалистов опасных профессий. 

Для цитирования:


Шатов Д.В., Кочубейник Н.В., Грошилин С.М., Скляров В.Н., Барачевский Ю.Е., Линченко С.Н., Афендиков С.Г. Оптимизация психической работоспособности специалистов опасных профессий посредством гипоксической терапии. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(2):81-87. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-81-87

For citation:


Shatov D.V., Kochubeynik N.V., Groshilin S.M., Sklyarov V.N., Barachevskiy Yu.E., Linchenko S.N., Afendikov S.G. Optimization of mental working capacity of hazardous occupations specialists by hypoxic therapy. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(2):81-87. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-81-87

Введение

Для лиц с особыми условиями труда (спасатели, пожарные, участники боевых действий и др.) всегда велик риск развития различных пси- реакций, критического снижения умственной работоспособности [1][2]. Не вызывает сомнений, что для специалистов опасных профессий любые нарушения психоэмоционального статуса, даже не достигающие но­зологического уровня (так называемые «непатологиче­ские невротические проявления» — ННП), обусловлива­ют снижение надежности труда, что недопустимо в связи с риском развития нештатных и аварийных ситуаций [2][3]. Медикаментозная коррекция ННП у таких лиц ча­сто затруднена в связи с опасностью побочных эффектов, которые могут привести к длительной дисквалификации специалиста [1][4].

Поэтому для оптимизации психоэмоционального состояния, восстановления умственной работоспособ­ности специалистов необходима разработка безмедика­ментозных технологий, основанных на использовании собственных резервов организма, имеющие значитель­но меньше недопустимых эффектов, формирующую пролонгированные эргогенные и саногенные сдвиги в организме [1][5]. К подобным безмедикаментозным тех­нологиям, без сомнения, можно отнести использование газовоздушных сред (ГВС) с измененным содержанием кислорода и других газов и т.д. В ряде исследований [6][7], в том числе и в наших работах [8][9], показана перспек­тивность применения нормобарической гипоксической терапии (НГТ) в коррекции различных пограничных и патологических функциональных состояний, в том чис­ле непатологических невротических проявлений. Однако применявшиеся в перечисленных исследованиях спосо­бы создания гипоксических ГВС, пригодных для дыха­ния, например, гипоксикаторы, баллоны, специальные ингаляционные устройства и др., выявили ряд недостат­ков, существенно ограничивающих их применение в про­филактических целях и в клинике.

К одному из них относится «масочная» схема ды­хания, которая, кроме выраженных неудобств от соб­ственно маски, существенно ограничивает возможности активного перемещения пациента, пребывания его в удобной позе, проведения во время сеанса НГТ дополни­тельных процедур. Кроме этого, при использовании гипоксикаторов опасными являются ситуации, когда имеет место нехватка дыхательной смеси для обеспечения па­циента необходимым количеством кислорода. Поэтому, как правило, экспозиция дыхания гипоксической смесью не превышает 30 мин. при нахождении пациента в покое, ограничивая лечебно-коррекционные возможности дан­ного метода.

Преодоление перечисленных недостатков стало воз­можным путем создания гипоксических нормобариче­ских комплексов (ГНК), которые позволяют формиро­вать и длительно поддерживать в частично герметичном помещении уровень парциального давления кислорода (рО2) от 19 до 8 кПа. В этом помещении могут одновре­менно находиться несколько пациентов, они не испыты­вают никаких неудобств при дыхании, свободно распо­лагаются или перемещаются, выполняют разнообразные варианты тестов и нагрузок, им могут параллельно на­значаться другие физиотерапевтические и психотерапев­тические процедуры.

Цель исследования: обоснование использования НГТ, реализуемой с использованием ГНК, для оптимиза­ции психоэмоционального состояния и восстановления интеллектуальной работоспособности специалистов с опасными условиями труда.

Материалы и методы

Исследования проведены с участием 26 мужчин в возрасте 26-38 лет, которые по профессиональной при­надлежности относились к специалистам с опасными условиями труда (военнослужащие МО и сотрудники МВД, спасатели) и имели признаки ННП, выраженного снижения умственной работоспособности на фоне край­не напряженной предшествовавшей деятельности. Ха­рактер и глубина отклонений ННП и интеллектуальной работоспособности, их донозологический уровень были подтверждены при углубленном клинико-психофизиоло­гическом обследовании (см. ниже).

После получения обязательного добровольного ин­формированного согласия на участие в исследованиях, пациенты методом стратифицированной рандомизации были разделены на 2 группы: основную (ОГ, 14 человек) и группу сравнения (ГС, 12 человек). Группы были сопоста­вимы по анамнестическими данным и исходной степени тяжести ННП.

Пациентам обеих групп назначались стандартные мероприятия комплексной медико-психологической реабилитации (МПР) с использованием психотерапии, физиотерапевтических процедур. По объему и содержа­нию программ стандартной МПР сравниваемые группы значимо не различались.

Кроме этого, у лиц, включенных в ОГ, была применена нормобарическая гипокситерапия, проводимая с исполь­зованием оборудования ГНК «Гипоксико» (РФ) в следую­щем режиме: 2-хчасовое пребывание в помещении с нор­мобарической ГВС с парциальным давлением кислорода (рО2) 15-17 кПа, ежедневно; общее количество процедур 12. Степень снижения рО2 зависела от этапа исследова­ния: во время 1-2-й процедур рО2 поддерживалось на уровне около 17 кПа, 3-4-й — около 16 кПа, 5-12-й — около 15 кПа. Это соответствовало «ступенчато нарас­тающему» режиму НГТ для поступательного развития у пациентов адаптационных процессов к условиям дефи­цита кислорода.

С целью исключения «плацебо-эффекта» у пациентов ГС процедуры НГТ имитировались (в помещение ГНК подавался воздух), режим «НГТ» был аналогичным тако­вому в ОГ.

Кроме стандартных методов клинической диагности­ки, у всех пациентов, отобранных для участия в исследо­ваниях, в динамике наблюдения проводились контроль­ные психофизиологические тестирования: 1-й этап за день до начала мероприятий МПР и через 1-2 дня после их окончания — 2-й этап.

Оценка психоэмоционального фона специалистов выполнялась с использованием сертифицированных (коротких) методик-вопросников: теста «Самочувствие, активность, настроение» (САН) и «Реактивная тревога» (РТ, тест Спилбергера-Ханина), что позволяло опреде­лить лабильные компоненты психического статуса тести­руемого [10].

Для исследования умственной работоспособности был использован тест 8-минутного устного арифметического счета (УАС), позволяющий оценить состояние таких ин­теллектуальных качеств, как оперативная память, абстрак­тно-логическое мышление, устойчивость и переключаемость внимания [7][10]. В связи с наличием тренирующего эффекта [10], пациенты выполняли различные варианты данного теста несколько раз до достижения стабильных результатов, которые принимались за исходные.

В качестве прямых критериев качества выполнения теста УАС рассматривали число решенных заданий (ЧРЗ, ед.), число ошибок (ЧО, ед.), их долю (ДО, отн.ед.) от об­щего числа просмотренных примеров, показатель успеш­ности (ПУ, у.е.), вычисляемый по формуле [7]:

ПУ = ЧРП / (ЧО+ДО+2)

По величине ПУ выделены следующие диапазоны уровня интеллектуальной работоспособности [7]: очень низкий — менее 1 у.е., низкий — 1-3 у.е., средний — более 3 до 8 у.е., высокий — более 8 до 16 у.е., очень высокий — более 16 у.е.

Учитывая контингент обследованных пациентов, а именно высокую их истощаемость при выполнении мыс­лительной деятельности, оценивались также косвенные критерии умственной работоспособности. В частности, во время выполнения теста УАС фиксировались внеш­ние проявления эмоционального напряжения (мимика, скованность движений, вазомоторные реакции) по ме­тодике В.Л. Марищука и соавт. [11] по шкале от 1 (мак­симальная выраженность признака) до 9 (минимальная выраженность) баллов. В течение всего выполнения те­ста проводили непрерывную запись частоты сердечных сокращений (ЧСС) с использованием кардиомонитора «Карди 3/9» (РФ), после чего определяли среднюю ЧСС за период тестирования и изменение средней ЧСС по срав­нению с состоянием оперативного покоя.

Статистический анализ данных выполняли с исполь­зованием программы «STATISTICA» v. 12.0. Вычисля­лись медиана (Ме), нижний и верхний квартили (Q25, Q75) для каждого показателя в группах сравнения; уро­вень значимости различий оценивали с использованием Т-критерия Вилкоксона и U-критерия Манна-Уитни (для парных связанных и несвязанных выборок). Значимыми принимали различия при р<0,05.

Результаты

Для исходного состояния всех привлеченных к об­следованиям лиц характерным было наличие различных негативных отклонений психического статуса, характер­ных для ННП.

Судя по результатам теста САН, у большинства па­циентов наблюдалось существенное снижение самочув­ствия, настроения, активности, что проявилось в пони­женных индивидуальных и групповых значениях общей самооценки состояния. Особенно низкими оказались по­казатели настроения и активности (табл. 1).

 

Таблица/ Table 1

Показатели психоэмоционального статуса лиц основной группы (n=14) и группы сравнения (n=12) [Me (Q25; Q75)]

Indicators of emotional status of the basic group (n = 14) and the comparison group (n=12) [Me (Q25; Q75)}

Методика

Method

Показатель, балл

Indicator, points

Группа

Group

Этап обследования

The stage of the survey

1-й этап

1-st stage

2-й этап

2-nd stage

 

 

 

 

 

Тест САН

Test SAM

 

Самочувствие

State of health

 

ОГ

3,7 (3,2; 4,0)

4,2 (4,1; 4,6)

BG

 

р1-2=0,001

ГС

3,8 (3,6;4,1)

3,9 (3,9; 4,2)

CG

 

р1-2=0,041 р=0,065

 

Активность

Activity

 

ОГ

3,5 (3,1; 3,9)

4,3 (4,2; 4,8)

BG

 

р1-2=0,002

ГС

3,7 (3,4; 4,0)

3,9 (3,8; 4,3)

CG

 

р1-2=0,018 р=0,036

 

Настроение

Mood

 

ОГ

3,4 (3,1; 3,8)

4,6 (4,4; 4,9)

BG

 

р1-2=0,001

ГС

3,5 (3,4; 3,9)

4,0 (3,9; 4,2)

CG

 

р1-2=0,018 р=0,028

 

Средняя самооценка

The average self-esteem

 

ОГ

3,53 (3,13; 3,90)

4,36 (4,25; 4,76)

BG

 

р1-2=0,001

ГС

3,66 (3,36; 4,00)

3,99 (3,87; 4,23)

CG

 

р1-2=0,022 р=0,035

 

Тест Спилбергера

Spielberger test

 

Реактивная тревога

Reactive anxiety

ОГ

44 (39; 47)

38 (34; 42)

BG

 

рЬ2=0,012

ГС

43 (41; 46)

40 (38; 44)

CG

 

р1-2=0,032 р=0,045

Примечание. Уровень значимости: р1-2 — между этапами обследования; р — между группами.

Note. Validity of differences: P1-2 — between the stages of the survey; р — between groups.

У большинства обследованных лиц выявлен повы­шенный уровень РТ (у 11 человек (78%) из ОГ и у 9 че­ловек (75 %) из ГС), что обусловило «выход» медиан по­казателя за пределы референтных значений. Из таблицы видно, что при первичном обследовании значимых меж- групповых различий ни по одному из параметров не от­мечено.

Повторное тестирование, выполненное непосред­ственно после завершения программ МПР, показало, что у пациентов имели место позитивные тенденции в со­стоянии психоэмоционального фона, что выразилось в значимых изменениях исследованных параметров. При этом, большая степень выраженности указанных сдвигов и уровня их значимости в ОГ, так же как межгрупповые различия по большинству показателей свидетельствова­ли о повышении эффективности психокоррекционных мероприятий при использовании в их составе НГТ. Так, увеличение ОСС (рассчитываемой как среднее из част­ных самооценок), по сравнению с первичным обследова­нием в ОГ, составило, в среднем, около 23 %, в ГС — около 15 % (рог-гс=0,035). Снижение среднего уровня РТ в основ­ной группе составило около 14 %, в ГС — примерно 8 % (рог-гс=0,045). Основной причиной выявленных различий в динамике рассматриваемых показателей можно считать специфическое воздействие циклических гипоксических воздействий на функционирование высших корковых центров, что отмечено рядом авторов [4][6][7].

Анализ результатов тестирования умственной работо­способности пациентов показал (табл. 2), что прямые кри­терии успешности выполнения теста УАС у лиц обеих групп были сопоставимыми и, судя по ИП, находились в диапазо­не «средних и ниже средних» величин (по шкале [7]).

 

Таблица/ Table 2

Прямые критерии успешности выполнения теста УАС лицами основной группы (n=14) и группы сравнения (n=12) [Me (Q25; Q75)]

Direct success criteria of test “Arithmetic account” in individuals of the basic group (n=14) and the comparison group (n = 12) [Me (Q25; Q75)]

Показатель, ед. изм.

Indicator, units

Этап обследования, группа

The stage of the survey, Group

1-й этап

1-st stage

2-й этап

2-nd stage

ОГ

BG

ГС

CG

ОГ

BG

ГС

CG

Число решенных заданий, ед.

18 (17; 20)

18 (16; 20)

20 (18; 22)

19 (18; 21)

Correctly solved examples, un.

 

 

р1-2=0,004

р1-2=0,008

Число ошибок, ед.

4 (3; 5)

4 (3; 5)

3(2; 4)

4(3; 4)

Number of errors, un.

 

 

р1-2=0,013

р=0,031

Доля ошибок, отн. ед.

0,18 (0,15; 0,21)

0,19 (0,14; 0,22)

0,13 (0,10; 0,15)

0,17 (0,13; 0,19)

The proportion of errors, rel. un.

 

 

р1-2=0,004

р1-2=0,050 р=0,017

ПУ, усл. ед.

2,99 (2,55; 3,50)

2,82 (2,41; 3,69)

3,99 (3,30; 4,39)

3,07 (2,71; 3,63)

Success rate, cond. un.

 

 

р1-2=0,004

р1-2=0,049 р=0,015

Примечание. Уровень значимости: р1-2 — между этапами исследования; р — между группами.

Note. Validity of differences: р1-2  — between the stages of the survey; р — between groups.

 

Ведущей причиной исходно пониженной умственной работоспособности обследованных специалистов яви­лась крайне сложная и ответственная деятельность, не­посредственно предшествовавшая проведению МПР. Во время тестирования пациенты предъявляли претензии на утомительность предписанной работы. Для большин­ства специалистов характерным было значительное чис­ло и доля ошибок (примерно 20 %) при среднем уровне продуктивности работы.

Тестированное, выполненное после завершения МПР, показало, что уровень умственной работоспособности повысился у большинства обследованных лиц, при этом выраженность изменений в выделенных группах сравне­ния была неодинаковой. Так, в ОГ относительное повы­шение ПУ составило, в среднем, 31 % от фоновых значе­ний, тогда как в ГС не достигало и 15 %. Важно отметить, что в большинстве случаев у лиц ОГ повышение качества умственной деятельности было связано с уменьшением числа ошибок (в среднем, на 25 %, по сравнению с ис­ходным уровнем), при этом у лиц ГС абсолютное число ошибок практически не менялось.

Считается [7], что повышение эффективности ум­ственной деятельности в результате респираторных тре­нировок является следствием их корректирующего влия­ния на дисбаланс процессов возбуждения и торможения в ЦНС.

Подтверждением оптимизирующего влияния гипок- сической терапии на успешность интеллектуальной дея­тельности явились характерные изменения показателей ее вегетативного обеспечения в сравниваемых группах пациентов (табл. 3).

 

Таблица/ Table 3

Показатели вегетативных реакций при выполнении теста УАС у лиц сравниваемых групп (n1=14, n2=12) [Me (Q25; Q75)]

Indices of autonomic responses of during the test run “Arithmetic account” in individuals of the BG (n=14) and the CG (n=12) [Me (Q25;Q75)]

Примечание. Уровень значимости: р1-2 — между этапами исследования; р — между группами.

Note. Validity of differences: р1-2 — between the stages of the survey; р — between groups.

Так, выполнение теста УАС перед началом программ МПР сопровождалось значительными вегетативными реакциями у лиц обеих групп. Наличие выраженного эмоционального напряжения у пациентов в процессе вы­полнения теста было обусловлено значительной степе­нью сложности предложенного задания и пониженным уровнем психоэмоциональной устойчивости большин­ства обследованных.

При повторном обследовании у большинства лиц обеих групп на фоне существенного повышения эффек­тивности работы (см. выше) наблюдались явные тен­денции к снижению избыточного эмоционального на­пряжения. Согласно устоявшимся в физиологии труда взглядам, данный факт отражает улучшение способности к интеллектуальной работе. Поскольку у лиц ОГ степень выявленных позитивных сдвигов оказалось достоверно большей, можно заключить, что включение гипоксической терапии в систему МПР специалистов, имеющих признаки снижения умственной работоспособности, обеспечивает не только повышение эффективности ин­теллектуального труда, но и приводит к нивелированию явлений чрезмерного эмоционального напряжения при его выполнении.

Обсуждение

Механизмы коррекционно-восстановительного вли­яния метода НГТ в предложенном варианте базируются на стимуляции собственных психофизиологических воз­можностей организма тренируемых. В результате форми­рующейся адаптации к недостатку кислорода неизбежно повышается устойчивость клеток жизненно важных ор­ганов (и, главным образом, головного мозга) к гипоксии. За счет оптимизации кислородного бюджета организма снижается нагрузка на основные энергообеспечивающие системы, ускоряются восстановительные процессы. Со­путствующие процессу адаптации структурно-функцио­нальные изменения в клетках «закрепляют» развивающи­еся позитивные сдвиги. К важным достоинствам данного метода можно отнести безопасность его использования у лиц опасных профессий, в том числе без отрыва от вы­полнения трудовой или учебной деятельности [7][9]. При проведении НГТ легко соблюсти требование выбора оп­тимального индивидуального режима, имеется возмож­ность корректировки режима терапии в зависимости от течения лечебно-реабилитационного процесса.

Заключение

Таким образом, программа МПР, предполагающая использование гипоксической терапии в разработанном нами режиме, может рассматриваться как метод выбо­ра в решении проблемы коррекции непатологических невротических проявлений, сниженной умственной ра­ботоспособности, обусловленных повреждающим воз­действием неблагоприятных эколого-профессиональных факторов труда специалистов опасных профессий.

Список литературы

1. Юдин В.Е., Щегольков А.М., Ярошенко В.П., Матвиенко В.В., Симбердеев Р.Ш. Медико-психологическая реабилитация лиц опасных профессий с учетом патогенетических механизмов снижения их профессиональных качеств // Медицина катастроф. - 2013. – № 1 (81). - С. 22 - 26.

2. Benbenishty R. Combat stress reaction and changes in military medical profi le // Military Med. - 1991. - Vol. 156, № 2. - P. 68 - 70.

3. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства. - М.: Медицина, 1993.

4. Преображенский В.Н., Задорожко М.Г., Будникова Л.Н. Современные проблемы медицинской реабилитации при неврологических заболеваниях, соматоформных и стрессогенных реакциях с применением методов психологической разгрузки. // Медицина катастроф. – 2005. - №1 (49). – С. 47-48.

5. Иванов А.О. Беляев В.Р., Александров М.В. Сочетанное действие физиотерапевтических факторов в коррекции астеновегетативных расстройств у специалистов с напряженным характером труда // Вестник СПбГУ. - 2011. - Сер.11, Вып.2, С. 14-20.

6. Павлов Б.Н., Смолин В.В., Баранов В.М. Основы барофизиологии, водолазной медицины, баротерапии и лечения инертными газами. - М.: ГранПолиграф, 2008.

7. Горанчук В.В., Сапова Н.И., Иванов А.О. Гипокситерапия. - СПб: ООО «ОЛБИ-СПБ», 2003.

8. Шатов Д.В., Иванов А.О., Грошилин В.С., Кочубейник Н.В., Афендиков С.Г., Грошилин С.М. Использование нормобарических гипоксических сред в коррекции непатологических невротических проявлений у лиц опасных профессий // Кубанский научный медицинский вестник. - 2014. - № 3 (145). - С. 132 – 136.

9. Шатов Д.В., Грошилин В.С., Иванов А.О., Лобозова О.В., Павлиди К.Д., Болиев О.Э., Грошилин С.М. Коррекция отклонений психофизиологического статуса лиц опасных профессий путём использования гипоксических газовоздушных сред // Экология человека. - 2014. - №-9. - С. 3-7.

10. Новиков В.С., Боченков А.А. Теоретические и прикладные основы профессионально-психологического отбора военнослужащих: руководство. - СПб.: ВМедА, 1997.

11. Марищук В.Л. Блудов Ю.М., Плахтиенко В.А. Методики психодиагностики в спорте. - М.: Просвещение, 1984.


Об авторах

Д. В. Шатов
Ростовский государственный медицинский университет.
Россия
Шатов Дмитрий Викторович, к.м.н., доцент кафедры судебной медицины. Ростов-на-Дону.


Н. В. Кочубейник
Ростовский государственный медицинский университет.

Кочубейник Николай Владимирович, к.м.н., доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии.

Ростов-на-Дону.



С. М. Грошилин
Ростовский государственный медицинский университет.

Грошилин Сергей Михайлович, д.м.н., проф., заведующий кафедрой безопасности жизнедеятельности и медицины катастроф.

Ростов-на-Дону.



В. Н. Скляров
Ростовский государственный медицинский университет.

Скляров Вадим Николаевич, к.м.н., заместитель начальника учебного военного центра.

Ростов-на-Дону.



Ю. Е. Барачевский
Северный государственный медицинский университет.

Барачевский Юрий Евлампиевич, д.м.н., проф., заведующий кафедрой мобилизационной подготовки здравоохранения и медицины катастроф.

Архангельск.



С. Н. Линченко
Кубанский государственный медицинский университет.
Линченко Сергей Николаевич, д.м.н., проф., заведующий кафедрой мобилизационной подготовки здравоохранения и медицины катастроф. Краснодар.


С. Г. Афендиков
Ростовский государственный медицинский университет.

Афендиков Сергей Гаврилович, преподаватель кафедры безопасности жизнедеятельности и медицины катастроф.

Ростов-на-Дону.



Для цитирования:


Шатов Д.В., Кочубейник Н.В., Грошилин С.М., Скляров В.Н., Барачевский Ю.Е., Линченко С.Н., Афендиков С.Г. Оптимизация психической работоспособности специалистов опасных профессий посредством гипоксической терапии. Медицинский вестник Юга России. 2018;9(2):81-87. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-81-87

For citation:


Shatov D.V., Kochubeynik N.V., Groshilin S.M., Sklyarov V.N., Barachevskiy Yu.E., Linchenko S.N., Afendikov S.G. Optimization of mental working capacity of hazardous occupations specialists by hypoxic therapy. Medical Herald of the South of Russia. 2018;9(2):81-87. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-2-81-87

Просмотров: 214


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)