Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

Анализ взаимосвязей между показателями эндотелий-зависимой вазодилатации и уровнем высокочувствительного C-реактивного белка и фракталкина/CX3CL1 у пациентов с острым коронарным синдромом

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-2-102-110

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучить и проанализировать наличие взаимосвязей между показателями эндотелий-зависимой вазодилатации (ЭЗВ) и уровнем фракталкина (ФН/CX3CL1) и высокочувствительного С-реактивного белка (С-РБ) у пациентов с острым коронарным синдромом (ОКС).

Материалы и методы: среди обследуемых лиц с ОКС 63 пациента имели острый инфаркт миокарда (ИМ); 41 пациент — нестабильную стенокардию (НС), представленную у 15 человек впервые возникшей стенокардией и у 26 человек — прогрессирующей стенокардией. Группу контроля составили 20 соматически здоровых лиц. С помощью ионофоретического пробника был проведен фармакологический тест с 5 % ацетилхолином (АцХ). Уровень ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ определялся методом иммуноферментного анализа.

Результаты: у всех обследуемых пациентов с ОКС были выявлены статистически значимые, по сравнению с группой контроля, изменения в показателях ЭЗВ, а также увеличение уровня Н/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ. Самые выраженные изменения в значении показателей ЭЗВ и уровня ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ среди обследуемых лиц были выявлены у пациентов с острым ИМ. Между изучаемыми показателями было выявлено наличие корреляционных связей. Сила выявленных взаимосвязей была больше среди пациентов с острым ИМ, по сравнению с пациентами с НС. При этом сила выявленных взаимосвязей у пациентов как с НС, так и с острым ИМ была большей силы между показателями ЭЗВ и уровнем ФН/CX3CL1, чем между показателями ЭЗВ и уровнем высокочувствительного С-РБ.

Заключение: у пациентов с ОКС было выявлено нарушение ЭЗВ, ассоциированное с выраженностью системного воспаления. В группе пациентов с острым ИМ выраженность нарушений ЭЗВ была большей относительно пациентов с НС, что, по-видимому, было обусловлено влиянием резорбционно-некротического синдрома, потенцирующего усиление системного воспаления и повреждение эндотелия микрососудов с нарушением ЭЗВ, и подтверждено результатами корреляционного анализа. Наличие положительной взаимосвязи было выявлено между уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ.

Для цитирования:


Полунина Е.А., Кузьмичев К.Ю., Воронина Л.П., Полунина О.С., Севостьянова И.В. Анализ взаимосвязей между показателями эндотелий-зависимой вазодилатации и уровнем высокочувствительного C-реактивного белка и фракталкина/CX3CL1 у пациентов с острым коронарным синдромом. Медицинский вестник Юга России. 2020;11(2):102-110. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-2-102-110

For citation:


Polunina E.A., Kuzmichev K.Yu., Voronina L.P., Polunina O.S., Sevostyanova I.V. Analysis of the links between endothelium-dependent vasodilation indicators and the levels of high-sensitivity C-reactive protein and fractalkine/CX3CL1 in patients with acute coronary syndrome. Medical Herald of the South of Russia. 2020;11(2):102-110. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-2-102-110

Введение

По данным эпидемиологических исследований, ОКС является проблемой, затрагивающей ежегодно миллионы людей во всем мире. И несмотря на значительные улучшения в мерах управ­ления факторами риска, профилактики и диагностики данного заболевания, ОКС продолжает занимать лиди­рующие позиции по показателям смертности от сердеч­но-сосудистых заболеваний [1,2,3].

Среди исследуемых факторов риска ОКС одно из ве­дущих мест, по данным анализа современной литерату­ры, принадлежит развитию эндотелиальной дисфункции (ЭД). Доказано, что наличие ЭД предрасполагает к васку­лярному повреждению, воспалению, сужению сосудов, тромбозу и разрыву атеросклеротической бляшки. При этом причины и механизмы развития ЭД до сих пор из­учаются [4,5,6].

В настоящее время предложено большое количество методов для диагностики развития ЭД и оценки ее выра­женности. Каждый из предложенных методов имеет ряд достоинств и недостатков. Также к настоящему времени предложен обширный список биологически активных соединений, которые являются маркерами ЭД. Роль неко­торых маркеров и прогностическое значение изменения их уровней в патогенезе развития и прогрессирования ЭД, таких как эндотелин-1 и NO, является доказанной [7,8,9]. Знания о роли других находятся в стадии нако­пления. Одним из таких маркеров является фракталкин (ФН), также известный как CX3CL1 [10].

ФН/CX3CL1 — это цитокин из семейства хемокинов, который участвует в патофизиологии различных воспа­лительных заболеваний, играет роль в дестабилизации и разрыве атеросклеротической бляшки у пациентов с сердечно-сосудистой патологией. Одним из мест экс­прессии ФН/CX3CL1 служат эндотелиальные клетки. Он способен индуцировать сосудистую дисфункцию путем снижения биодоступности NO [11,12]. Данные о клинико-прогностической и диагностической значимости ФН/ CX3CL1 у пациентов с ОКС в настоящее время немного­численны, но свидетельствуют о перспективности их дальнейшего изучения [13,14,15].

В настоящее время доказано, что ЭД и воспаление, одни из ведущих звеньев патогенеза ОКС, являются по­тенцирующими друг друга факторами [16]. Стоит от­метить, что механизмы данного потенцирования до сих пор изучаются. Наиболее изученным и прогностически важным маркером воспаления является С-РБ. Доказано, что повышение его уровня в течение 16 недель после ОКС связано с повышением риска сердечно-сосудистой смер­ти. Также установлено повышение уровня С-РБ при эндо­генном сосудистом воспалении низкого уровня активно­сти, сопровождающем процесс развития атеросклероза при сердечно-сосудистых заболеваниях [17,18, 9].

Цель исследования — изучить и проанализировать наличие взаимосвязей между показателями ЭЗВ и уров­нем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ у паци­ентов с ОКС.

Материалы и методы

В рамках проводимого исследования было обследо­вано 124 человека, из которых 104 пациента с диагнозом направления ОКС были госпитализированы в отделение реанимации и интенсивной терапии регионального со­судистого центра ГБУЗ АО «Александро-Мариинская областная клиническая больница» (г. Астрахань) и 20 соматически здоровых лиц в качестве группы контроля. Период исследования — 2017 - 2019 гг. Среди обследуе­мых лиц с ОКС 63 пациента имели острый инфаркт ми­окарда (ИМ); 41 пациент — нестабильную стенокардию (НС), представленную у 15 человек впервые возникшей стенокардией, у 26 человек — прогрессирующей стено­кардией.

Гендерно-анамнестическая и клиническая характери­стика обследуемых пациентов представлена в табл. 1.

Таблица / Table 1.

Гендерно-анамнестическая и клиническая характеристика обследуемых пациентов
Gender anamnestic and clinical characteristics of examined patients

Примечание: критический уровень статистической значимости различий p=0,05.
Note: critical level of statistical significance p=0,05.

Группа контроля была сопоставима по полу и возра­сту с обследуемыми пациентами.

Клиническое исследование было одобрено Региональ­ным Независимым Этическим комитетом (от 18.01.2016, протокол № 12). Исследование было проведено в соот­ветствии с международными стандартами GCP. От всех обследуемых лиц было получено письменное информи­рованное согласие на участие в исследовании.

Критериями исключения пациентов из исследова­ния были возраст старше 60 лет, врожденные и приоб­ретенные пороки сердца в анамнезе; сопутствующие хронические заболевания в стадии обострения; наличие хронической сердечной недостаточности III-IV ФК, пси­хические заболевания, наличие в анамнезе перенесенно­го в прошлом ИМ, аортокоронарного шунтирования и чрескожного коронарного вмешательства.

Верификация ОКС и выбор лечебной тактики осу­ществлялись на основании современных клинических рекомендаций и в соответствии с шифрами МКБ-10.

Уровень ФН/СХЭСЫ и высокочувствительного С-РБ определялся методом иммуноферментного анализа с помо­щью коммерческих тест-систем «RayBio®HumanFractalkme» (фирма «RayBiotech, Inc.», США) и «hs - CRPELISA» («Biomerica, США).

Для оценки функционального состояния эндотелия сосудов использовался неинвазивный метод лазерной допплеровской флоуметрии (аппарат «ЛАКК-02»). С помощью ионофоретического пробника блока «ЛАКК- ТЕСТ» был проведен фармакологический тест с 5 % АцХ, который обладает способностью стимулировать локаль­ное высвобождение NO (вызывает ЭЗВ) эндотелием ми­крососудов. Были изучены и проанализированы следую­щие показатели допплерограммы:

  • время развития максимальной вазодилатации (Tвазодилатации), секунды (с);
  • время восстановления кровотока Tвос. кровото­ка), с.

Обработка данных осуществлялась в программе STATISTICA версия 12.0. Поскольку в исследуемых груп­пах признаки имели распределение отличное от нор­мального, для каждого показателя вычисляли: медиану (Me), и процентили [5 и 95 процентиль]. При сравнении качественных данных использовали критерий х2 Пирсо­на. Уровень статистической значимости был принят за p<0,05. При проведении межгрупповых сравнений ис­пользовался критерий Краскела-Уоллиса. Оценка интен­сивности корреляционной связи проводилась с помощью рангового коэффициента корреляции Спирмена (r), кри­тический уровень статистической значимости для r со­ставил p=0,05.

Результаты

По результатам анализа фармакологического теста было выявлено, что среди обследуемых пациентов Ттах вазодилатации было статистически значимо выше, а Твос. кровотока статистически значимо ниже у всех об­следуемых пациентов по сравнению с группой контроля (табл. 2).

У пациентов с прогрессирующей стенокардией Ттах вазодилатации было значимо выше, а Твос. кровотока значимо ниже по сравнению с пациентами с впервые воз­никшей стенокардией. У пациентов с острым ИМ Ттах ва­зодилатации было значимо выше, а значение Твос. кро­вотока значимо ниже как по сравнению с пациентами с впервые возникшей стенокардией, так и по сравнению с пациентами с прогрессирующей стенокардией.

Далее был проанализирован уровень ФШСХ3СБ1 и высокочувствительного С-РБ у обследуемых лиц. Как видно из табл. 3, уровень ФШСХ3СБ1 и высокочувстви­тельного С-РБ был значимо выше у всех обследуемых па­циентов по сравнению с группой контроля.

У пациентов с прогрессирующей стенокардией уро­вень ФН/СХ3СБ1 и высокочувствительного С-РБ был значимо выше, чем у пациентов с впервые возникшей стенокардией. У пациентов с острым ИМ уровень ФН/ CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ был значимо выше, чем у пациентов с впервые возникшей и прогрес­сирующей стенокардией.

По результатам корреляционного анализа было выяв­лено наличие положительной взаимосвязи разной силы между Ттах вазодилатации и уровнем ФН/СХ3СБ1 и высо­кочувствительного С-РБ: очень слабой силы у пациентов с впервые возникшей стенокардией; слабой силы у паци­ентов с прогрессирующей стенокардией; средней силы у пациентов с острым ИМ (рис. 1).

У пациентов с прогрессирующей стенокардией уро­вень ФН/СХ3СБ1 и высокочувствительного С-РБ был значимо выше, чем у пациентов с впервые возникшей стенокардией. У пациентов с острым ИМ уровень ФН/ СХ3СБ1 и высокочувствительного С-РБ был значимо выше, чем у пациентов с впервые возникшей и прогрес­сирующей стенокардией.

По результатам корреляционного анализа было выяв­лено наличие положительной взаимосвязи разной силы между Ттах вазодилатации и уровнем ФН/СХ3СБ1 и высо­кочувствительного С-РБ: очень слабой силы у пациентов с впервые возникшей стенокардией; слабой силы у паци­ентов с прогрессирующей стенокардией; средней силы у пациентов с острым ИМ (рис. 1).

Таблица / Table 2

Значение изучаемых показателей фармакологического теста у обследуемых лиц
Value of the studied pharmacological test indicators in examined individuals

Показатели / Indicators

Группа контроля / Control group, n=20

Пациенты с НС / Patients with UA, n=41

Пациенты с острым ИМ /

Patients with acute MI, n=63

Впервые возникшая стенокардия / First-time angina, n=15

Прогрессирующая стенокардия / Progressive angina, n=26

Tmax вазодилатации, с /

Tmax vasodilation, sec

 

141,25

[92,65; 170,55]

180,13

[155,33; 211,15]

р1=0,006

213,57

[163,15; 241,20]

р1=0,001

р2=0,003

245,35

[189,15; 284,44]

р1=0,001

р2=0,004

р3=0,001

Твос. кровотока, с / Trec. blood flow, sec

168,70

[134,21; 197,95]

120,91

[95,55; 157,1] р1=0,005

83,13

[61,21; 121,33]

р1=0,001

р2=0,002

62,8

[37,55; 93,35]

р1=0,001

р2=0,004

р3=0,001

Примечание: р1 — с группой контроля; р2 — с группой пациентов с впервые возникшей стенокардией; р3 — с группой пациентов с прогрессирующей стенокардией. Значение критерия Краскела-Уоллиса χ2=13,18; df=3; p=0,021 для показателя T вазодилатации и χ2=18,15; df=3; p=0,005 для показателя Твос. кровотока.
Note: р — with control group; р2 — with group of patients with first-time angina; p3 — with group of patients with progressive angina. Kruskal- Wallis value χ2=13,18; df=3; p=0,021 for Tmax vasodilation indicatorand χ2=18,15; df=3; p=0,005 for Tree. blood flow indicator.

Таблица / Table 3

Уровень ФН/СХЭСЫ и высокочувствительного С-РБ у обследуемых лиц
Level offractalkine and high-sensitivity C-RP in examined individuals

Примечание: р1 — уровень статистической значимости различий с группой контроля; р2 — уровень статистической значимости различий с группой пациентов с впервые возникшей стенокардией; р3 — уровень статистической значимости различий с группой па­циентов с прогрессирующей стенокардией. Значение критерия Краскела-Уоллисах2=45,23; df=3; p<0,0001 для ФН/СХ3СЫ и χ2=73,87; df=3; p<0,0001 для высокочувствительного С-РБ.
Note: р1 — level of statistical significance with control group; p2 — level of statistical significance with group of patients with first-time angina; p3 — level of statistical significance with group of patients with progressive angina. Kruskal-Wallis value χ2=45,23; df=3; p<0,0001 for FN/CX3CL1 and χ 2=73,87; df=3;p<0,0001 for high-sensitivity C-RP.

Рисунок 1. Значение коэффициента корреляции Спирмена (r) между Tmaх вазодилатации и уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ. Примечание: * — статистически значимо.
Figure 1. Th e Spearman correlation coeffi cient (r) value between the vasodilation T max and the level of FN/CX3CL1 and high-sensitivity C-RP. Note: * — statistically signifi cant.

Между Твос. кровотока и уровнем ФН/СХ3СЫ и вы­сокочувствительного С-РБ было выявлено наличие отри­цательной взаимосвязи разной силы (рис. 2).

Между Твос. кровотока и уровнем ФН/СХ3СЫ про­слеживались взаимосвязи разной силы: у пациентов с впервые возникшей стенокардией — слабой силы; у па­циентов с прогрессирующей стенокардией — средней силы; у пациентов с острым ИМ — высокой силы. Между

Твос. кровотока и уровнем высокочувствительного С-РБ сила взаимосвязей составила: у пациентов с впервые возникшей стенокардией — очень слабой силы; у паци­ентов с прогрессирующей стенокардией — статистиче­ски незначимая взаимосвязь слабой силы; у пациентов с острым ИМ — средней силы.

Также было выявлено наличие положительной взаи­мосвязи между уровнем ФН/СХ3СЫ и высокочувствительного С-РБ: у пациентов с впервые возникшей стено­кардией средней силы и у пациентов с прогрессирующей стенокардией и острым ИМ высокой силы.

Рисунок 2. Значение коэффициента корреляции Спирмена (r) между Tвос. кровотока и уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ. Примечание: * — статистически значимо, ^ — статистически незначимо.
Figure 2. Th e Spearman correlation coeffi cient (r) value between the T rec. blood fl ow and the level of FN/CX3CL1 and high-sensitivity C-RP. Note: * — statistically signifi cant, ^ — statistically non signifi cant.

Рисунок 3. Значение коэффициента корреляции Спирмена (r) между уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ. Примечание: * — статистически значимо.
Figure 3. Th e Spearman correlation coeffi cient (r) value between the level of FN/CX3CL1 and high-sensitivity C-RP. Note: * — statistically signifi cant.

Обсуждение

У обследуемых пациентов с ОКС были выявлены зна­чимые, по сравнению с группой контроля, изменения в показателях ЭЗВ, а именно увеличение T вазодилата­ции и снижение Tвос. кровотока. Данные изменения мо­гут являться отражением нарушения продукции и депо­нирования вазодилататоров, а также свидетельствовать об изменении чувствительности эндотелиальных рецеп­торов у обследуемых пациентов. Также, у обследуемых пациентов с ОКС было выявлено значимое увеличение уровня ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ по сравнению с группой контроля. Повышение уровня вы­сокочувствительного С-РБ происходит в ответ на воспа­ление, а повышение уровня ФН/CX3CL1, учитывая дан­ные литературы, может свидетельствовать о развитии и выраженности системного воспаления и ЭД.

По результатам исследования было установлено на­личие взаимосвязей между показателями ЭЗВ и уров­нем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ. Факт наличия взаимосвязей свидетельствует о том, что вы­явленное нарушение ЭЗВ ассоциировано с выраженно­стью системного воспаления. Стоит отметить, что сила выявленных взаимосвязей у пациентов как с НС, так и с острым ИМ была большей силы между показателями ЭЗВ и уровнем ФН/CX3CL1, чем между показателями ЭЗВ и уровнем высокочувствительного С-РБ. Возможно, это связано с ранее изученным другими авторами рядом патологических воздействий, оказываемых ФН/CX3CL1 на сосудистый эндотелий, таких как цитотоксическое действие, антиапоптотическое и пролиферативное дей­ствие, снижения биодоступности NO и др. [20]. То есть изменение уровня ФН/CX3CL1 и функционального со­стояния сосудистого эндотелия у пациентов с ОКС нахо­дятся в большей взаимосвязи, чем с изменением уровня высокочувствительного С-РБ. При этом стоит отметить, что, по данным современных исследований, высокочувствительный С-РБ может являться косвенным маркером ЭД, так как изменение его уровня снижает скорость про­цесса фибринолиза, способствует синтезу ингибитора активатора плазминогена [21], а также стимулирует вы­свобождение моноцитарного тканевого фактора, кото­рый снижает концентрацию NO и простациклина, уве­личивая таким путем адгезию тромбоцитов [22]. В своем исследовании Schneeweis C. с соавторами выявили, что повышение уровня С-РБ способно снижать уровень экс­прессии эндотелиальной NO-синтазы через ингибирова­ние сигнального пути фосфоинозитид-3-киназы, что, по мнению авторов, подтверждает возможность влияния уровня С-РБ на функцию эндотелия [23].

При этом самые выраженные изменения в значении показателей ЭЗВ, самые высокие значения уровня ФН/ CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ, а также боль­шая сила взаимосвязей между изучаемыми показателями среди обследуемых лиц были выявлены среди пациентов с острым ИМ по сравнению с пациентами с НС. Данный факт может быть обусловлен влиянием резорбционно- некротического синдрома, потенцирующего усиление системного воспаления и повреждение эндотелия микро­сосудов с нарушением ЭЗВ.

В результате проведенного исследования также было выявлено наличие положительной взаимосвязи между уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ, что косвенно свидетельствует о влиянии одного из них на изменение уровня другого, либо о наличии общей причины для увеличения уровня ФН/CX3CL1 и высоко­чувствительного С-РБ у пациентов с ОКС.

Выводы:

  1. У всех обследованных пациентов с ОКС имеет ме­сто нарушение ЭЗВ, ассоциированное по резуль­татам корреляционного анализа с выраженностью системного воспаления.
  2. В группе пациентов с острым ИМ выраженность нарушений ЭЗВ, значение уровня ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ, а также сила кор­реляционных связей между показателями ЭЗВ и уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувствительного С-РБ была больше, чем у пациентов с НС.
  3. Сила выявленных взаимосвязей у пациентов как с НС, так и с острым ИМ была больше между пока­зателями ЭЗВ и уровнем ФН/CX3CL1, чем между показателями ЭЗВ и уровнем высокочувствитель­ного С-РБ.
  4. Между уровнем ФН/CX3CL1 и высокочувстви­тельного С-РБ в изучаемых группах пациентов с ОКС было выявлено наличие положительных вза­имосвязей.

Финансирование. Исследование не имело спонсор­ской поддержки.
Finansing. The study did not have sponsorship.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Conflict of interest. Authors declares no conflict of interest.

Список литературы

1. Эрлих А.Д., Мацкеплишвили С.Т., Грацианский Н.А., Бузиашвили Ю.И. Первый московский регистр острого коронарного синдрома: характеристика больных, лечение и исходы за время пребывания в стационаре. // Кардиология. - 2013. - №. 12. - С. 4-13. eLIBRARY ID:21104047.

2. Iragavarapu T., Radhakrishna T., JagadishBabu K., Sanghamitra R. Acute coronary syn-drome in young - a tertiary care centre experience with reference to coronary angiogram. // Journal of the practice of cardiovascular sciences. - 2019. - Vol. 5 (1). - P. 18-25. DOI:10.1007/s13167-017-0099-1.

3. Martínez Linares JM., GuisadoBarrilao R., OcañaPeinado FM., Salgado Parreño FJ. Associ-ation of cardiovascular emerging risk factors with acute coronary syndrome and stroke: A case-control study. // Nurs Health Sci. - 2016. - Vol. 18 (4). - P. 488-495. DOI:10.1111/nhs.12299.

4. Barthelmes J., Nägele MP., Ludovici V., Ruschitzka F., Sudano I., Flammer AJ. Endothelial dysfunction in cardiovascular disease and Flammer syndrome-similarities and differences. // EPMA J. - 2017. - Vol. 8 (2). - P. 99-109. DOI:10.1007/s13167-017-0099-1.

5. Matsuzawa Y., Lerman A. Endothelial dysfunction and coronary artery disease: assessment, prognosis, and treatment. // Coron Artery Dis. - 2014. - Vol. 25 (8). - P. 713-724. DOI:10.1097/MCA.0000000000000178.

6. Kandhai-Ragunath JJ., Doggen CJ., Jørstad HT., Doggen C.J.M., Jørstad Harald., Doelman C., et al. Endothelial dysfunction after ST-segment elevation myocardial infarction and long-term outcome: a study with reactive hyperemia peripheral artery tonometry. // Rev EspCardiol (Engl Ed). - 2016. - Vol. 69 (7). - P. 664-671. DOI:10.1016/j.rec.2015.12.020.

7. Воронина Л.П. Генетические, биохимические и функциональные маркеры состояния вазорегулярующей функции эндотелия. // Сибирский медицинский журнал (Иркутск). - 2011. - № 3. - С. 29-31. eLIBRARY ID:16402161.

8. Левашова О.А., Золкорняев И.Г. Оценка уровня эндотелина-1, С-реактивного белка и интенсивности десквамации эндотелия у больных ишемическим инсультом в остром периоде. // Вестник новых медицинских технологий. Электронноеиздание. - 2019. - № 4. - С. 70-74. DOI:10.24411/2075-4094-2019-16394.

9. Anthony R.C., Lauren V.H., Sruti S.S., Brian S.Z. Nitric oxide and endothelial dysfunction. // Critical Care Clinics. - 2020. - Vol. 36 (2). - P. 307-321. DOI:10.1016/j.ccc.2019.12.00.

10. Schäfer A., Schulz C., Fraccarollo D., Tas P., Leutke M., et al. The CX3C chemokine frac-talkine induces vascular dysfunction by generation of superoxide anions. // ArteriosclerTh-rombVasc Biol. - 2007. - Vol. 27 (1). - P. 55-62. DOI:10.1161/01.ATV.0000251535.30191.6.

11. Umehara H., Bloom ET., Okazaki T., Nagano Y., Yoshie O., Imai T. Fractalkine in vascular biology: from basic research to clinical disease. // Arteriosclerosis, Thrombosis, and Vascular Biology. - 2004. - Vol. 24 (1). - P. 34-40. DOI:10.1161/01.ATV.0000095360.62479.1F.

12. Rius C., Company C., Piqueras L., Cerdá-Nicolás JM., González C., et al. Critical role of fractalkine (CX3CL1) in cigarette smoke-induced mononuclear cell adhesion to the arterial endothelium. // Thorax. - 2013. - Vol. 68 (2). - P. 177-186. DOI:10.1136/thoraxjnl-2012-202212.

13. Yao K., Zhang S., Lu H., Hong X., Qian J., et al. Changes in fractalkine in patients with ST-elevation myocardial infarction. // Coron Artery Dis. - 2015. - Vol. 26 (6). - P. 516-520. DOI:10.1097/MCA.0000000000000273.

14. Xu B., Qian Y., Zhao Y., Fang Z., Tang K., et al. Prognostic value of fractalkine/CX3CL1 concentration in patients with acute myocardial infarction treated with primary percutaneous coronary intervention. // Cytokine. - 2019. - Vol. 113. - P. 365-370. DOI:10.1016/j.cyto.2018.10.006.

15. El-Mesallamy H.O., Hamdy N.M., El-Etriby A.K., Wasfey E.F. Plasma granzyme B in ST elevation myocardial infarction versus non-ST elevation acute coronary syndrome: compari-sons with IL-18 and fractalkine. // Mediators Inflamm. - 2013. - Vol. 2013. - P. 1-8. DOI:10.1155/2013/343268.

16. Стаценко М.Е., Деревянченко М.В. Роль системного воспаления в снижении эластич-ности магистральных артерий и прогрессировании эндотелиальной дисфункции у больных артериальной гипертензией в сочетании с ожирением, сахарным диабетом 2 типа. // Российский кардиологический журнал. - 2018. - № 4 (156). - С. 32-36. DOI:10.15829/1560-4071-2018-4-32-36.

17. Kusche-Vihrog K., Urbanova K., Blanqué A., Marianne W., Schillers H., Kliche K., et al. C-reactive protein makes human endothelium stiff and tight. // Hypertension. - 2011. - Vol 57 (2). - P. 231-237. DOI:10.1161/HYPERTENSIONAHA.110.163444.

18. Mani P., Puri R., Schwartz G.G., Nissen S.E., Shao M., Kastelein J.P., et al. Association of initial and serial C-reactive protein levels with adverse cardiovascular events and death after acute coronary syndrome. // JAMA Cardiol. - 2019. - Vol. 4 (4). - P. 314-320. DOI:10.1001/jamacardio.2019.0179.

19. Wang W., Ren D., Wang CS., Li T., Yao HC., Ma SJ. Prognostic efficacy of high-sensitivity C-reactive protein to albumin ratio in patients with acute coronary syndrome. // Biomark Med. - 2019. - Vol. 13 (10). - P. 811-820. DOI:10.2217/bmm-2018-0346.

20. Apostolakis S., Spandidos D. Chemokines and atherosclerosis: focus on the CX3CL1/CX3CR1 pathway. // Acta Pharmacol Sin. - 2013. - Vol. 34 (10). - P. 1251–1256. DOI:10.1038/aps.2013.92.

21. Teixeira B.C., Lopes A.L., Macedo R.C.O., Correa C.S., Ramis T.R., et al. Inflammatory markers, endothelial function and cardiovascular risk. // J. Vasc. Bras. - 2014. - Vol. 132. - P. 108-115. DOI:10.1590/jvb.2014.054.

22. Storch A.S., De Mattos J.D., Alves R., Galdino I. dos S., Rocha H.N.M. Methods of Endo-thelial Function Assessment: Description and Applications. // Int. J. Cardiovasc Sci. - 2017. - Vol. 30 (3). - P. 262-273. DOI:10.5935/2359-4802.20170034.

23. Schneeweis C., Gräfe M., Bungenstock A., Spencer-Hänsch C., Fleck E., Goetze S. Chronic CRP-exposure inhibits VEGF-induced endothelial cell migration. // J Atheroscler Thromb. - 2010. - Vol. 17 (2). - P. 203-212. DOI:10.5551/jat.3004.


Об авторах

Е. А. Полунина
Астраханский государственный медицинский университет
Россия

Полунина Екатерина Андреевна, д.м.н., доцент кафедры внутренних болезней педиатрического факультета

Астрахань



К. Ю. Кузьмичев
Астраханский государственный медицинский университет
Россия

Кузьмичев Кирилл Юрьевич, аспирант кафедры внутренних болезней педиатрического факультета

Астрахань



Л. П. Воронина
Астраханский государственный медицинский университет
Россия

Воронина Людмила Петровна, д.м.н., проф., профессор кафедры внутренних болезней педиатрического факультета

Астрахань

 



О. С. Полунина
Астраханский государственный медицинский университет
Россия

Полунина Ольга Сергеевна, д.м.н., проф., заведующая кафедрой внутренних болезней педиатрического факультета

Астрахань



И. В. Севостьянова
Астраханский государственный медицинский университет
Россия

Севостьянова Ирина Викторовна, к.м.н., доцент кафедры внутренних болезней педиатрического факультета

Астрахань


Для цитирования:


Полунина Е.А., Кузьмичев К.Ю., Воронина Л.П., Полунина О.С., Севостьянова И.В. Анализ взаимосвязей между показателями эндотелий-зависимой вазодилатации и уровнем высокочувствительного C-реактивного белка и фракталкина/CX3CL1 у пациентов с острым коронарным синдромом. Медицинский вестник Юга России. 2020;11(2):102-110. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-2-102-110

For citation:


Polunina E.A., Kuzmichev K.Yu., Voronina L.P., Polunina O.S., Sevostyanova I.V. Analysis of the links between endothelium-dependent vasodilation indicators and the levels of high-sensitivity C-reactive protein and fractalkine/CX3CL1 in patients with acute coronary syndrome. Medical Herald of the South of Russia. 2020;11(2):102-110. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-2-102-110

Просмотров: 191


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)