Preview

Медицинский вестник Юга России

Расширенный поиск

ВЛИЯНИЕ СВЕТОВОЙ ДЕПРИВАЦИИ НА ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СИСТЕМЕ «МАТЬ – ПЛАЦЕНТА – ПЛОД» ПРИ УГРОЗЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДОВ И ЕЁ КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-1-60-67

Полный текст:

Аннотация

Цель: изучение характера сократительной активности матки, гормонального статуса, мелатонинового обмена, кровотока в маточных и плодовых сосудах и состояния плода до и после стандартного медикаментозного лечения и сочетанной терапии, предусматривающей дополнительное использование световой депривации.

Материал и методы: обследованы 547 женщин с угрозой преждевременных родов в сроки 28 – 35 недель беременности. Из них 198 беременных, получавших стандартную терапию, и 196 женщин, получавших сочетанное со световой депривацией лечение. Группу контроля составили 153 женщины с физиологической беременностью. Использованы аппаратные методы для изучения сократительной активности матки и кардиоритма плода, методы иммуноферментного анализа для изучения экспрессии гормонов (АКТГ, кортизол, прогестерон, эстриол, плацентарный лактоген) в крови и 6-сульфатоксимелатонина в моче беременных.

Результаты: угрожающие преждевременные роды сопровождаются повышением уровня генерализованной (двусторонней) маточной активности, снижением уровня мелатонина и повышением уровня гормонов стресса. После использования стандартной медикаментозной терапии отмечается подавление любых форм маточной активности, приводящей к ухудшению состояния плода у 30,2 % женщин, тогда как при сочетанной терапии повышается уровень мелатонина, снижается активность стресс-либерирующих подсистем материнского организма, возрастает уровень правосторонних маточных контракций, способствующих поддержанию функциональной активности маточно-плацентарной «помпы», содействующей профилактике дистресса плода.

Выводы: проведенные исследования свидетельствуют об улучшении лечебного эффекта при использовании световой депривации, как дополнительного метода при проведении токолиза у женщин с угрозой преждевременных родов. 

Для цитирования:


Пелипенко И.Г., Боташева Т.Л., Лебеденко Е.Ю., Михельсон А.Ф., Железнякова Е.В., Заводнов О.П. ВЛИЯНИЕ СВЕТОВОЙ ДЕПРИВАЦИИ НА ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СИСТЕМЕ «МАТЬ – ПЛАЦЕНТА – ПЛОД» ПРИ УГРОЗЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДОВ И ЕЁ КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. Медицинский вестник Юга России. 2020;11(1):60-67. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-1-60-67

For citation:


Pelipenko I.G., Botasheva T.L., Lebedenko E.Yu., Mikhelson A.F., Zheleznyakova E.V., Zavodnov O.P. THE EFFECT OF LIGHT DEPRIVATION ON FUNCTIONAL PROCESSES IN THE SYSTEM “MOTHER – PLACENTA – FETUS” IN CASE OF THREATENING PRETERM BIRTH AND ITS CLINICAL SIGNIFICANCE. Medical Herald of the South of Russia. 2020;11(1):60-67. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-1-60-67

Введение

Несмотря на большие научные и практические достижения в профилактике и лечении невы­нашивания беременности (НБ), до оконча­тельного решения этой многогранной проблемы все еще далеко. Можно с полной уверенностью утверждать, что мнение Е. Дж. Квилигена (1984) о причинах НБ («...хотя нам известно, что некоторые состояния матери и плода связаны с повышенным риском НБ, считать их причи­ной преждевременных родов было бы слишком самонад­еянным, ведь мы не знаем даже причины своевременных родов») по-прежнему является актуальным. Подтверж­дением правоты цитаты автора является не меняющий­ся вопреки усилиям медиков всего мира, разработке дорогостоящего оборудования и соответствующих ме­дикаментозных препаратов за последние 30 лет титр НБ (15 - 20 %), [1][2][3][4][5].

Данные литературы свидетельствуют о том, что во время беременности имеется неоднородность маточной активности (МА) в правых и левых ее отделах: уровень МА выше в правых отделах на протяжении всего гестационного периода [6], что обусловлено анатомо-функциональной асимметрией (стереоизомерией) репродуктив­ной системы [7].

Между характером МА и динамикой со стороны ро­довых путей существует опосредованная связь: показано, что для возникновения дилатации шейки матки необхо­дима двусторонняя симметричная форма МА, которая в процессе механогистерографического исследования об­наруживается одновременно на правых и левых отделах матки [6]. Именно эта форма МА по своей физиологиче­ской сути является изометрической и опосредует повы­шение внутриамниального давления и открытие шейки матки. В свою очередь, односторонняя (преимуществен­но правосторонняя) МА является изотонической и на­правлена на поддержание механического перемещения крови в сосудах маточно-плацентарно-плодового ком­плекса (МППК) [6].

На характер МА значительное влияние оказывает со­отношение центральных (латеральный поведенческий профиль асимметрий) и периферических (плацентар­ная латерализация) асимметрий маточно-плацентарно­го комплекса, что дополняет и расширяет исследования румынских авторов Думитру И., Ротару М., Теодореску- Эксарку И. (1981) о формировании в беременной матке особой региональной адаптационной системы, включаю­щей в себя контрактильный аппарат матки и гемодинамические процессы в маточно-плацентарном сосудистом бассейне под названием «маточно-плацентарная помпа», функционирование которой направлено на поддержание оптимального уровня кровотока в маточно-плацентар­но-плодовом комплексе [8].

Для коррекции патологических форм МА разра­ботаны многочисленные методы, предусматривающие преимущественно так называемый фармакологический токолиз. Однако, учитывая приведенные данные о роли маточных контракций в функциональном обеспечении маточно-плацентарной «помпы», во многих случаях ис­пользования медикаментозного подавления маточной активности отмечается ухудшение состояния плода и развитие у него дистресса. В связи с этим, особый интерес приобретает поиск и разработка немедикаментозных ме­тодов избирательного подавления патологических форм маточной активности и профилактики угрожающего прерывания беременности. К их числу следует отнести темновую терапию, обеспечивающую условия полной или частичной световой депривации (СД) и сопровожда­ющуюся повышением синтеза мелатонина [9]. Темновая терапия также способна оказывать успокаивающий се­дативный эффект, схожий с действием нейролептиков, а также участвовать в организации и стабилизации цирка­дианных ритмов [10][11][12][13][14][15][16]. В основе темновой терапии ле­жит необходимость обеспечения для соответствующего пациента режима темноты/покоя: например, пребывание в темноте с 18 до 8 ч. утра каждую ночь в течение трех последовательных дней.

Именно мелатонину принадлежит важная роль в бло­кировании МА во время беременности и ее модулирова­ние во время родов. Кроме того, мелатонин обеспечивает модуляторную подстройку метаболических процессов женского организма к меняющимся в течение суток ус­ловиям среды обитания, а также блокирует синтез го­надотропных гормонов [17][18]. Наиболее выраженная экспрессия этого эпифизарного гормона отмечается с 1-3 часа ночи [10], в связи с чем в светонасыщенные ве­сенний и летний периоды года его продукция снижена [13]. Кроме того, наблюдения за слепыми животными и людьми в условиях полной световой депривации свиде­тельствуют о том, что продукция мелатонина у них выше, чем у зрячих, что должно сопровождаться более низком уровнем МА [19].

Цель исследования — изучение характера сократи­тельной активности правых и левых отделов матки, гор­монального профиля и мелатонинового обмена, кровото­ка в сосудах маточно-плацентарно-плодового комплекса, состояния плода при угрожающих преждевременных ро­дах до и после стандартного медикаментозного лечения и сочетанной терапии, предусматривающей использование световой депривации.

Материал и методы

Обследовано 547 женщин с угрозой преждевре­менных родов в сроки 33 - 36 недель беременности. Из них - 198 беременных, получавших стандартную терапию (I клиническая группа) и 196 женщин, получавших соче­танное с темновой терапией лечение (II группа). III груп­пу контроля составили 153 женщины с физиологическим течением беременности (ФБ).

Критериями включения в I и II группы явились субъ­ективные жалобы на боли внизу живота и поясничной области, наличие сократительной активности матки, подтвержденной механогистерографией; при ультразву­ковом исследовании длина цервикального канала не ме­нее 3 см, отсутствие укорочения шейки матки, обычная консистенция, зрелость шейки матки по шкале «Bishop» не превышала 3 баллов, отрицательный результат опре­деления фибронектина плода в шеечно-влагалищном се­крете.

К критериям исключения из клинических групп ис­следования были отнесены беременности, наступившие в результате программ вспомогательных репродуктив­ных технологий, хромосомные аберрации и врожденные аномалии развития плода, врожденные пороки развития у женщин, декомпенсация экстрагенитальных заболева­ний и эндокринопатий, а также нежелание женщин уча­ствовать в исследовании.

Критериями включения в III группу являлись воз­растной диапазон женщин 20 - 28 лет, одноплодная бе­ременность с неосложненным ее течением, отсутствие признаков акушерской патологии по итогам клиниче­ских, гормональных, биохимических, ультразвуковых и допплерометрических исследований.

Срочный токолиз (внутривенное капельное введение 4 мл гинипрала на 200 г физиологического раствора с од­новременным трехкратным в/м введением дексометазона с целью профилактики респираторного дистресса плода) проводили после исследования гормонального профиля, уровня мелатонина и регистрации маточной активно­сти. У женщин I клинической группы проводили только срочный токолиз (медикаментозная терапия - МТ). У беременных II группы - срочный токолиз осуществляли в условиях специально оборудованной комнаты с огра­ничением естественного и искусственного освещения (сочетанная со световой депривацией терапия - СТ). В комнате со светоизоляцией использовалось при необхо­димости искусственное освещение не более 1,5 люмен.

В исследование были включены беременные, не полу­чавшие ранее токолитическую, гормональную и антибак­териальную терапии.

У всех пациенток до начала терапии и после ее окон­чания при помощи наружной кардиотокографии иссле­довали характер контрактильной активности правых и левых отделов матки и кардиоритм плода (кардиотоко- граф «Сономед-200», Россия, ТУ №9442-042-31322051­2006). Результат распечатывался в виде отчета с учетом «Критериев Доуса-Редмана». Кодифицировались четыре градации маточной активности: изолированные «право­сторонние», «левосторонние», «двусторонние» контрак­ции и «отсутствие сократительной активности матки».

Допплерометрическое исследование кровотока про­водили с помощью дуплексного и триплексного ультра­звукового сканирования на ультразвуковом аппарате «VOLUSON E8 EXPERT» (Австрия) с режимом ЦДК в левой и правой артериях матки, а также пуповинной и средней мозговой артериях плода. Нарушение кровотока в маточно-плацентарно-плодовом комплексе оценивали по классификации Медведева М.В. (2005) [20].

Гормональное исследование включало в себя опреде­ление уровня адренокортикотропного гормона (АКТГ) и кортизола в сыворотке крови (твердофазный иммуноферментный анализ (анализатор «Пикон»), наборы реагентов «ACTH ELISA» (Biomerica, США); Кортизол- ИФА-БЕСТ (Х-3964), Россия). Взятие крови у родильниц проводилось натощак с 6.00 до 8.00 из локтевой вены. Об­работка результатов проводилась автоматически при по­мощи компьютерной программы «Viktor-'Wallak» (Фин­ляндия). Концентрацию прогестерона в сыворотке крови определяли с помощью набора реагентов «Стероид ИФА- прогестерон» (Россия) методом твердофазного иммуноферментного анализа. Для количественного определения концентрации эстриола в сыворотке крови использовали флюоресцентный иммунный анализ с использованием тест систем DELFIA Unconjugated Estriol (uE3), Финлян­дия. Количество плацентарного лактогена в негемолизи- рованной сыворотке определялось иммуноферментным методом (набор реагентов «uE3 kit», (DELFIA, Финлян­дия). Продукцию мелатонина определяли по уровню экскреции с мочой 6-сульфатоксимелатонина (6-СОМТ) иммуноферментным анализом с помощью набора ELISA, фирмы BUHLMANN, Германия.

Статистическая обработка данных для проверки нор­мальности распределений базировалась на применении критерия Шапиро-Уилка и критерия Гири. В случае, когда изучаемые параметры не подчинялись закону нормаль­ного распределения, в качестве дескриптивных статистик использовались непараметрические методы (медиана и межквартильный размах).

Все количественные признаки в сравниваемых груп­пах оценивались по медианам, с определением 25 % и 75 % процентилей (1 - 3 квартиль). Сравнение межгруп- повых различий проводилось непараметрическим кри­терием Краскала-Уоллиса для независимых выборок и критерием U Манна-Уитни. Для исследования взаимос­вязи входных переменных использовался непараметри­ческий корреляционный анализ и многофакторный ана­лиз «Деревья решений». Обработка исходных признаков осуществлялась с использованием пакетов прикладных программ Statistica версии 12.5, EXCEL 2010, IBMSPSS 25.0.0.2.

Результаты

При анализе механогистерограмм в контрольной группе было выявлено очевидное неравенство симме­тричных отделов матки по уровню МА. У 75,4 % женщин преобладала односторонняя МА, у 24,6 % — МА не регистрировалась (р = 0,0354). В структуре односторонней МА у 83,2 % беременных доминировала правосторонняя МА и лишь в 16,8 % случаев — левосторонняя МА (р = 0,0179), что подтверждает существование качественных отличий механизмов, определяющих интенсивность контрактильной активности правых и левых отделов матки в норме.

При УПР ситуация была несколько иной: у подавля­ющего большинства женщин (75,4 %) регистрировалась двусторонняя генерализованная форма МА, сопрово­ждавшаяся укорочением шейки матки (р = 0,0196) (рис. 1).

 

Рисунок 1. Особенности различных форм маточной активности до и после медикаментозной терапии.

Figure 1. Features of various forms of uterine activity before and after drug therapy.

Примечание: К0 — отсутствие контракций; КП — правосторонние контракции; КЛ — левосторонние контракции; К2 — двусторон­ние контракции; * — статистически значимые отличия между различными формами маточной активности до или после терапии; • — статистически значимые отличия между одноименными формами маточной активности до или после терапии.

Notes: С0 — lack of contracting; CR — right-sided contracting; CL — left-sided contractions; С2 — bilateral contractions; * — statistically significant differences between different forms of uterine activity before or after therapy; • — statistically significant differences between the same forms of uterine activity before or after therapy.

 

У 19,2 % женщин регистрировалась односторонняя (пра­восторонняя) МА (р = 0,0321), в 5,4 % случаев отмечалась МА слева (р = 0,0295).

В случае использования MT отмечалось подавление всех видов маточной активности у 82,2 % женщин (р = 0,0224) (рис. 1), тогда как при СТ значительно возрастал удельный вес односторонней (правосторонней) МА у 70,4 % женщин (р = 0,0114) (рис. 2).

 

Рисунок 2. Особенности различных форм маточной активности до и после сочетанной терапии.

Figure 2. Features of various forms of uterine activity before and after combination therapy.

Примечание: К0 — отсутствие контракций; КП — правосторонние контракции; КЛ —левосторонние контракции; К2 — двусто­ронние контракции; * — статистически значимые отличия между различными формами маточной активности до или после терапии; • — статистически значимые отличия между одноименными формами маточной активности до или после терапии.

Notes: С0 — lack of contracting; CR — right-sided contracting; СL — left-sided contractions; С2 — bilateral contractions; * — statistically significant differences between different forms of uterine activity before or after therapy; • — statistically significant differences between the same forms of uterine activity before or after therapy.

 

Анализ показателей кровотока в маточно-плацентар­но-плодовом комплексе позволил установить, что у бе­ременных с УПР до проведения терапии доминировали нарушения маточно-плацентарного кровотока (НМПК) у подавляющего большинства женщин (78,5 %) НМПК; в 14,1 % случаев отмечались нарушения фетоплацентарно­го кровотока (рис. 3).

 

Рисунок 3. Степени выраженности нарушений кровотока в маточно-плацентарно-плодовом комплексе в зависимости от вида проводимой терапии.

Figure 3. Degrees of severity of blood flow disorders in the uteroplacental—fetal complex, depending on the type of therapy.

Примечание: 0 — нет нарушений гемодинамики; 1 — нарушение маточно—плацентарной гемодинамики; 2 — нарушение фетопла­центарной гемодинамики; 3 — нарушение маточно- и фетоплацентарной гемодинамики; МТ — медикаментозная терапия, СТ — сочетанная терапия; * — статистически значимые отличия между степенью выраженности нарушений кровотока в маточно-плацен­тарно-плодовом комплексе в пределах одной группы до или после терапии; · — статистически значимые отличия между одноимен­ными нарушениями кровотока в различных группах.

Notes: 0 — no hemodynamic disturbances; 1 — violation of uteroplacental hemodynamics; 2 — violation of fetoplacental hemodynamics; 3 — violation of uterine and fetoplacental hemodynamics; DT — drug therapy, CT — combined therapy; * — statistically significant differences between the severity of blood flow disorders in the uteroplacental-fetal complex within the same group before or after therapy (horizontal); · — statistically significant differences between the same blood flow disorders in different groups.

После МТ отмечалось улучшение показателей кровото­ка в маточных артериях у 30,7 % женщин, однако регистри­ровалось так же значительное (почти в 2 раза) увеличение числа случаев с нарушениями фетальной гемодинамики. При СТ выявлено улучшение показателей маточно-пла­центарной гемодинамики у 50,4 % женщин. Особый ин­терес представляет тот факт, что показатели фетальной гемодинамики так же значительно (более чем у половины пациенток с УПР, у которых до лечения регистрировались нарушения кровотока в пуповинной артерии) улучшились на фоне СТ. Это было подтверждено при анализе состояния кардиореспираторной системы плода по данным наружной КТГ: на кардиотахограмме плодов у беременных с УПР до терапии в 72,7 % случаев регистрировались проявления дистресса плода. При использовании МТ состояние пло­да улучшилось лишь в 58,8% случаев, тогда как при СТ — в 88,4% случаев.

Поскольку функциональный отклик на световую де­привацию в значительной степени затрагивает активность эпифиза и гипоталамо-гипофизарных структур головного мозга на следующем этапе исследования изучали харак­тер экспрессии мелатонина и особенности гормонального статуса женщин с УПР в зависимости от вида проводимой терапии.

При анализе эксперссии 6-сульфатоксимелатонина у женщин контрольной группы с ФБ уровень 6-оксисульфатмелатонина составил (79,7 [63,7 - 82,4] нг/мл) (р = 0,0248), тогда как у беременных с УПР этот показатель был значительно ниже и составил 53,6 [39,9 - 58,9] нг/мл (р = 0,0342).

В зависимости от характера проводимой терапии было установлено, что при использовании МТ уровень 6-суль- фатоксимелатонина статистически значимо не менялся. Он составил 63,1 [55,2 - 66,7] нг/мл (р = 0,0623). В случае СТ отмечалось значительное (в 2 раза) увеличение экс­прессии мелатонина 123,2 [115,1 - 127,5] нг/мл (р = 0,0428).

В процессе изучения гормонов у пациенток I группы после курса стандартной терапии не обнаружено стати­стически значимого повышения плацентарного лактоге­на и эстриола, по сравнению с исходными показателями до лечения (р = 0,0593 и р = 0,0617), тогда как во II груп­пе отмечалось увеличение уровня эстриола на 24,2 % (р = 0,0478) и плацентарного лактогена на 28,1 % (р = 0,0311), что свидетельствовало об улучшении гормонпродуцирующей функции плаценты. При исследовании уровня гормо­нов стресса (кортизола и АКТГ) на фоне проводимой СТ отмечалось снижение уровня АКТГ на 12,6 % (р = 0,0425) и кортизола — на 15,3 % (0,0492), тогда как при сочетанной терапии в условиях СД уровень этих гормонов снизился более существенно (26,8 % и 35,4 % соответственно (р = 0,0418 и р = 0,0296)).

С целью изучения взаимосвязи показателей гормо­нального статуса, мелатонинового обмена и характера МА был проведен корреляционный анализ. Обнаружено, что у женщин контрольной группы регистрировалась ста­тистически значимая связь средней силы (r = 0,6) между уровнями 6-сульфатоксимелатонина и прогестерона. У беременных с УПР в случае двусторонней маточной ак­тивности регистрировались статистически значимые от­рицательные связи (г = - 0,2) между уровнем кортизола и прогестерона, (г = - 0,2) между уровнем кортизола и пла­центарного лактогена и положительная слабая связь (г = 0,2) между уровнем мелатонина и эстриола.

У женщин с односторонними (правосторонними) кон­тракциями выявлены значимые слабые связи между уров­нем мелатонина и АКТГ (г = 0,3) и АКТГ и эстриолом (г = 0,3). В случае левосторонней МА выявлена отрицательная связь средней силы между кортизолом и плацентарным лактогеном (г = - 0,6).

После MT отмечалось сохранение интеграции гормо­нальных подсистем окружения со стресс-либерирующими подсистемами: при отсутствии МА — слабая положитель­ная связь между уровнем мелатонина и кортизола (г = 0,2), при односторонней (правосторонней) МА — слабая от­рицательная связь между уровнем АКТГ и плацентарного лактогена (г = - 0,3) и слабая положительная связь между АКТГ и эстриолом (г = 0,3). При левосторонней МА вы­явлена отрицательная связь средней силы между уровнем АКТГ и эстриола (г = - 0,6) и положительная корреляция средней силы между уровнем мелатонина и плацентарного лактогена (г = 0,7).

При использовании СТ у беременных с отсутствием МА выявлена значимая слабая положительная связь меж­ду уровнем мелатонина и эстриола (г = 0,3). В случае односторонней (правосторонней) МА выявлена статистически значимая слабая отрицательная связь между уровнем кор­тизола и прогестерона (г = - 0,2) и значимая слабая положительная связь между уровнем кортизола и эстриола (г = 0,2). При левосторонней МА обнаружена значимая от­рицательная связь средней силы между эстриолом и лак­тогеном (г = - 0,6).

В процессе обработки данных с помощью многофак­торного метода «Деревья решений» установлено, что чув­ствительность МТ составила 0, 848, специфичность 0,731, тогда как при СТ чувствительность метода составила 0,978, специфичность — 0,943. Первые позиции в иерар­хии номализованной важности независимых переменных в отношении развития УПР как для группы MT, так и СД занимали двусторонние маточные контракции (100 %).

Представляет значительный интерес тот факт, что у 87,1 % женщин с УПР, получавших СТ, эпизоды средне­суточного времени сна были на 4,5 часа больше, чем у женщин с МТ, что в значительной мере повышает стрессоустойчивость женского организма и способствует норма­лизации функционального состояния беременных.

Обсуждение

Проведенные исследования свидетельствуют об улуч­шении лечебного эффекта при дополнительном использо­вании световой депривации как дополнительного метода в процессе проведения токолиза у женщин с угрозой пре­ждевременных родов. По-видимому, световая деприва­ция, лежащая в основе темновой терапии, с одной сторо­ны, способствует изменению порогов чувствительности рецепторов матки к используемым токолитическим пре­паратам. С другой стороны, световая депривация способ­ствует повышению синтеза мелатонина, который, являясь антагонистом гонадотропных гормонов и окситоцина, через усиление процессов центральных и перифериче­ских асимметрий, опосредует подавление двусторонних изометрических форм маточной активности и повышает активацию изотонических правосторонних контракций. В отличие от стандартного токолиза, при котором проис­ходит подавление любых форм маточной активности и, возможно, ухудшение состояния плода, правосторонняя асимметричная маточная активность способствует функ­ционированию маточно-плацентарной «помпы», нагнета­нию оксигенированной крови в кателидоны плаценты и поддержанию оптимального уровня кровотока в маточно-плацентарно-плодовом комплексе.

Сочетанное медикаментозное воздействие на рецеп­торы гладкомышечных клеток миометрия, а также бло­кирование кальциевых каналов в миометрии приводит к изменению характера афферентации из матки. Све­товая депривация позволяет ограничить поступление световых импульсов через сетчатку глаза и уменьшает процессы возбуждения в затылочной коре и лимбикодиэнцефальной зоне, что сопровождается снижением активности стресслиберирующих структур мозга и так же способствует усилению межполушарной асимметрии.

В случае медикаментозного воздействия отсутствует возможность прекращения воздействия внешнего стрес­сора (света) на кору и подкорковые структуры головного мозга, поэтому реализуется, в основном, перифериче­ский (медикаментозно обусловленный) механизм блоки­рования маточной активности и, вместе с ней, маточно­плацентарной помпы, что сопровождается ухудшением состояния плода.

Мелатонин, по-видимому, выполняет роль функцио­нального «триггера» в активации и блокировании цен­тральных и периферических механизмов, опосредующих маточную активность. Немаловажное значение имеет изменение характера суточного цикла «сон - бодрство­вание» в достижении лечебного эффекта при использо­вании СТ.

Выводы

  1. Для физиологической беременности наиболее харак­терна маточная активность правых отделов, выполняю­щая роль физиологического «поршня» в поддержании оптимального уровня кровотока в сосудах маточно­плацентарного комплекса.
  2. Для беременных с угрожающими преждевременными родами наиболее характерна двусторонняя маточная активность, способствующая повышению внутриамниального давления и динамике со стороны шейки матки.
  3. Стандартная медикаментозная терапия способствует подавлению контрактильного аппарата матки, что в некоторых случаях сопровождаются ухудшением функционального состояния плода.
  4. Для сочетанной терапии, предусматривающей исполь­зование световой депривации, характерно усиление асимметрии функциональных процессов в миометрии, сопровождающееся повышением титра право­сторонних маточных сокращений, которые поддер­живают функционирование маточно-плацентарной «помпы», обеспечивающей оптимальный уровень маточно-плацентарно-плодового кровотока, и про- филактируют возникновение постмедикаментозного дистресса плода.
  5. Для женщин с угрожающими преждевременными ро­дами характерна менее выраженная экспрессия 6-оксисульфатмелатонина, по сравнению с физиологиче­ским течением беременности.
  6. Корреляционные плеяды, выявленные в процессе корреляционного анализа, свидетельствуют, что для женщин с УПР характерны положительные и отрица­тельные корреляции мелатонина и гормонов стресса с половыми гормонами (независимо от вида маточ­ной активности). При проведении медикаментозной терапии интеграция между мелатонином, гормонами стресса и половыми гормонами сохраняется, тогда как при сочетанной терапии уровень стрессированности значительно снижается.

Список литературы

1. Сидельникова В.М., Сухих Г.Т. Невынашивание беременности: Руководство для практикующих врачей. — Москва: Медицинское информационное агентство; 2011.

2. Савельева Г.М., Серов В.Н., Сухих Г.Т. Акушерство и гинекология. Клинические рекомендации. — Москва: ГЭОТАРМедиа; 2016.

3. Радзинский В.Е. Акушерская агрессия v. 2.0. — М.; 2017.

4. Баев О.Р. Дикке Г.Б., Дмитриев Д.В., Долетханова Э.Р., Енькова Е.В., и др. Акушерство и гинекология: методические рекомендации. — М: Группа Ремедиум; 2017.

5. Самигуллина А.Э., Кушубекова А.К. Анализ частоты и структуры невынашивания беременности // Современные проблемы науки и образования. — 2018. — №6. – С. 141. eLIBRARY ID: 36871058

6. Боташева Т.л., Григорянц А.А., Авруцкая В.В., Крукиер И.И., Заводнов О.П., Железнякова Е.В. Прогностическая значимость различных форм контрактильной активности матки при дискоординации родовой деятельности у беременных с сахарным диабетом // Современные проблемы науки и образования. — 2018. — №3. – C.35. eLIBRARY ID: 35166848

7. Палиева Н.В., Боташева Т.л., хлопонина А.В., Заводнов О.П., Железнякова Е.В., Ганиковская Ю.В. Влияние морфо-функциональных асимметрий системы «мать - плацента - плод» на метаболический гомеостаз при беременности. // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 4: Естественно-математические и технические науки. — 2018. — №4(231). — С.63-70. eLIBRARY ID: 37024359

8. Думитру И., Мэйкэнеску-Джорджеску М., Ротару М., Теодореску-Эскарку И. и др. Физиология и патофизиология воспроизводства человека. — Бухарест; 1981.

9. Фокин В.Ф., Пономарева Н.В. Энергетическая физиология мозга. — М.:Издательство «Антидор»; 2003.

10. Виноградова И.А., Анисимов В.Н. Световой режим Севера и возрастная патология. — Петрозаводск: Петро- Пресс; 2012.

11. Анисимов В.Н., Виноградова И.А., Букалев А.В., Борисенков М.Ф., Попович И.Г., и др. Световой десинхроноз и риск злокачественных новообразований у человека: состояние проблемы. // Вопросы онкологии. — 2013. — Т.59, №3. — С. 302-313. eLIBRARY ID: 20292105

12. Симуткин Г.Г., Бохан Н.А., Счастный Е.Д. хронотерапия аффективных расстройств. // Лечащий врач : мед. науч.практ. журн. — 2015. — №5. — С. 29-33. eLIBRARY ID: 23405441

13. Анисимов В.Н. Свет, старение и рак. // Природа. — 2018. — №6(1234). — С.19-22. eLIBRARY ID: 35102693

14. Анисимов В.Н. Световой десинхроноз и здоровье. // Светотехника. — 2019. — №1. — С.30-38. eLIBRARY ID: 37003772

15. Barbini B., Benedetti F., Colombo C., Dotoli D., Bernasconi A., et al. Dark therapy for mania: a pilot study. // Bipolar Disord. — 2005. — Vol.7 (1). — P.98-101. https://doi. org/10.1111/j.1399-5618.2004.00166.x

16. Wirz-Justice A., Benedetti F., Terman M. Chronotherapeutics for affective disorders. A clinician’s manual for light and wake therapy. 2-nd rev. ed. — Basel: Karger; 2013.

17. Боташева Т.л., хлопонина А.В., Васильева В.В., Заводнов О.П., Каушанская л.В., Железнякова Е.В. Сезонная периодичность мелатонинового обмена и гормонального статуса беременных в зависимости от пола плода. // Медицинский вестник Юга России. — 2018. — Т.9, №3. — С.70-76. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2018-9-3-7076

18. Хижкин Е.А., Илюха В.А., Виноградова И.А., Антонова Е.П., Морозов А.В. Циркадианные ритмы активности антиоксидантных ферментов у молодых и взрослых крыс в условиях световой депривации. // Успехи геронтологии. — 2018. — Т.31, №2. — С.211-222. eLIBRARY ID: 35001441

19. Chen Y-C, Sheen J-M, Tiao M-M, Tain Y-L, Huang L-T. Role of Melatonin in Fetal Programming in Compromised Pregnancies. // J. Mol. Sci. — 2013. — Vol.14. — Р. 5380-5401. https://doi.org/10.3390/ijms14035380

20. Пренатальная эхография. Практическое руководство. Под ред. Медведева М.В. — М.: Реальное Время; 2005.


Об авторах

И. Г. Пелипенко
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Пелипенко Ирина Григорьевна — аспирант кафедры акушерства и гинекологии.

Ростов-на-Дону



Т. Л. Боташева
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Боташева Татьяна Леонидовна — д.м.н., профессор, главный научный сотрудник отдела медико-биологических проблем в акушерстве, гинекологии и педиатрии.

Ростов-на-Донуt_botasheva@mail.ru



Е. Ю. Лебеденко
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Лебеденко Елизавета Юрьевна — д.м.н., профессор кафедры акушерства и гинекологии.

Ростовна-Дону



А. Ф. Михельсон
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Михельсон Александр Феликсович — д.м.н., профессор, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии.

Ростов-на-Дону



Е. В. Железнякова
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Железнякова Елена Васильевна — к.м.н., научный сотрудник отдела медико-биологических проблем в акушерстве, гинекологии и педиатрии.

  Ростов-наДону



О. П. Заводнов
Ростовский государственный медицинский университет
Россия

Заводнов Олег Павлович — к.б.н., научный сотрудник отдела медико-биологических проблем в акушерстве, гинекологии и педиатрии.

Ростов-на-Дону



Для цитирования:


Пелипенко И.Г., Боташева Т.Л., Лебеденко Е.Ю., Михельсон А.Ф., Железнякова Е.В., Заводнов О.П. ВЛИЯНИЕ СВЕТОВОЙ ДЕПРИВАЦИИ НА ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ В СИСТЕМЕ «МАТЬ – ПЛАЦЕНТА – ПЛОД» ПРИ УГРОЗЕ ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫХ РОДОВ И ЕЁ КЛИНИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. Медицинский вестник Юга России. 2020;11(1):60-67. https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-1-60-67

For citation:


Pelipenko I.G., Botasheva T.L., Lebedenko E.Yu., Mikhelson A.F., Zheleznyakova E.V., Zavodnov O.P. THE EFFECT OF LIGHT DEPRIVATION ON FUNCTIONAL PROCESSES IN THE SYSTEM “MOTHER – PLACENTA – FETUS” IN CASE OF THREATENING PRETERM BIRTH AND ITS CLINICAL SIGNIFICANCE. Medical Herald of the South of Russia. 2020;11(1):60-67. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2219-8075-2020-11-1-60-67

Просмотров: 100


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2219-8075 (Print)
ISSN 2618-7876 (Online)